Даниель Отёй: «…Насколько позволяет ремесло»

Интервью ведет Патрик Фабр

Патрик Фабр. Фильм Оливье Маршаля «Набережная Орфевр, 36» выходит на экраны. Вы нервничаете?

Даниель Отёй
Даниель Отёй

Даниель Отёй. Конечно, я желаю фильму успеха, так как вложил в него не только себя, свою игру, но и деньги. Картина, мне кажется, получилась. Это французский полар, способный соперничать с аналогичными фильмами молодых: в нем современный звук, современное изображение. Оливье Маршаль не обновил жанр, но сумел сообщить необходимое качество — без этого жанровое кино, я уверен, просто не имеет права на существование. Выбирая роли, я стараюсь чередовать авторские картины с развлекательными, так что рассчитываю, что успех «Набережной» позволит мне сниматься в фильмах, создание которых всегда представляет определенные трудности. Могу даже признать, чего я больше всего боюсь: что ожидания публики не совпадут с тем, что мне хочется делать в кино.

Патрик Фабр. Вам, театральному актеру, когда вы работаете в кино, должно быть, не хватает прямого контакта со зрителем…

Даниель Отёй. Больше всего не хватает зрителей в кинозале. Я считаю, что даже самые трудные фильмы должна посмотреть максимально широкая аудитория. И думать об этом надо всем — и авторам, и прокатчикам.

Патрик Фабр. Вы за один год снялись в нескольких картинах. «Наши друзья полицейские», «Цена желания», «Набережная Орфевр, 36», «Один уходит, другой остается», «Скрытое»… Не боитесь, что зритель устанет от вас?

Даниель Отёй. Не думаю. Я стараюсь, чтобы были разные фильмы, совсем непохожие персонажи. Если бы я сыграл подряд в шести поларах, от меня бы точно устали. А так — после детектива я снялся в типично итальянской драме, потом в поларе, затем — в глубокой психологической, даже философской ленте. Стало быть, я не беспокоюсь о том, что наскучу публике самоповторами. К тому же я не очень засвечиваюсь в массмедиа: не раздаю интервью направо и налево, не мелькаю на телевидении. Мне кажется, что так можно избежать зрительского отвращения к моей физиономии.

Знакомые даже иногда спрашивают у моих родителей: «Что делает ваш сын? Его что-то совсем не видно». (Смеется.) Действительно, я редко соглашаюсь на участие в телепередачах, предпочитаю бывать там, где можно поговорить о фильме, где я ощущаю интерес людей к нему, к моей роли, в более широком смысле — к кино, а не к моей персоне.

Патрик Фабр. Вам не скучно говорить о себе и своей профессии?

«Разговор с драконом», режиссер Хелен Анжель
«Разговор с драконом», режиссер Хелен Анжель

Даниель Отёй. Боюсь, что нет. (Смеется.) Самое страшное, что это неисчерпаемая тема для разговора. Любой актер счастлив, если его приглашают для подробных расспросов. Впрочем, я умею держать дистанцию. И в отношениях с журналистами, и в отношениях с публикой.

Патрик Фабр. Двадцать лет назад вышел фильм «Жан де Флоретт», за который вы получили премию «Сезар». Он так сильно отразился на вашей карьере, что с тех пор вам часто поручают роли людей уязвимых, неблагополучных, как теперь в фильме Клода Берри «Один уходит, другой остается»…

Даниель Отёй. Я не очень отдаю себе в этом отчет. Но я рад, что герои, которых я сыграл потом у Клода Соте, произвели еще большее впечатление на режиссеров, ибо мой Юголен из фильма Берри запутал всех. Подобного рода истерзанные, раздираемые противоречиями характеры представляют отличный материал для актера. Хотя я и должен признать, что вереница черных фильмов и драматических ролей, не оставляющих зрителю никакой надежды, немного мешала мне. Отсюда стремление чередовать разных героев, разные жанры, типы фильмов. Я старался, чтобы, несмотря на сходство с Юголеном, Даниель, мой герой из нового фильма Клода Берри, в чем-то существенном был другим.

В обеих картинах жизнь моих персонажей переворачивают драматические, даже трагические события, но у Юголена нет сил выжить после отказа Манон, тогда как Даниель может справиться с несчастьем (его сын парализован после катастрофы на мотоцикле) и снова обрести вкус к жизни.

Патрик Фабр. Как объяснил вам Клод Берри суть характера Даниеля, который мог бы называться Клодом?

Даниель Отёй. Вы правы. И книга Берри «Автопортрет», и его сценарий, по которому снят фильм, основаны на событиях его собственной жизни, на личных переживаниях. Нас с Клодом связывают глубокое взаимное уважение, долгая дружба. Он даже может попросить меня пойти на самую нелепую телепередачу, если это нужно для картины. Так что играть Даниеля — Клода мне было не так уж сложно: я хорошо знаю этого человека.

Патрик Фабр. Можете ли вы сами судить, насколько вам удалась роль? Свойственна ли вам самокритика?

«Девушка на мосту», режиссер Патрис Леконт
«Девушка на мосту», режиссер Патрис Леконт

Даниель Отёй. Я скорее всего хороший зритель. (Смеется.) Я хочу сказать, что на съемочной площадке я делаю все так, чтобы не надо было переснимать сцену. То есть добиваюсь хорошего результата на первом же дубле, чтобы не затягивать работу. Я выкладываюсь при этом основательно. И захожу настолько далеко, насколько позволяет ремесло. После этого все уже не зависит от меня. По возвращении домой я не стараюсь проиграть то, что снималось в течение смены. Мной владеет ощущение, что все сделано как надо. Я, подобно ремесленнику, сдал свою работу и больше к ней не возвращаюсь.

Патрик Фабр. Снимавшая вас в «Противнике» Николь Гарсиа рассказывает, что вы, не смущаясь, просите режиссера показать, как надо сыграть тот или иной эпизод.

Даниель Отёй. Совершенно верно. Я предпочитаю вытащить режиссера на показ, если он способен на это, чем выслушивать объяснения, которые могут затянуться на десять минут. Когда говоришь: «Покажи сам», перед тобой открывается реальная возможность увидеть, понимает ли сам автор, чего он добивается от тебя. С Клодом Берри все было просто: мой герой находился передо мной.

Патрик Фабр. Как вам работалось с непрофессионалами, которые играли ваших сыновей? Приходилось ли подходить к сценам с ними как-то иначе, чем ко всем остальным?

Даниель Отёй. Ребята были на своем месте, перед ними не стояла проблема что-то изображать. Они были тут, и всё! По-моему, это и создало ощущение, что на экране — правда жизни. А вот мне всегда приходится сохранять дистанцию. Я играю, я поддерживаю контакт с режиссером и камерой на ринге, которым является съемочная площадка. Именно эта полифункциональность мне больше всего интересна в том деле, которым я занимаюсь.

Патрик Фабр. И так было с самого начала карьеры?

Даниель Отёй. Поначалу хочешь стать актером, сам не зная, зачем делаешь все, чтобы этого добиться. Только когда добиваешься своего, начинаешь задумываться, насколько твое существование связано с работой, и тогда учишься, понимая ее место и значение, сопрягать ее с собственной личностью, с личной жизнью… Тут нет никакой шизофрении: я не тот человек, который играет и живет, я тот, кто живет и играет. Сниматься мне совершенно необходимо. И становится все более необходимо.

Патрик Фабр. Поэтому вы снимаетесь в двух-трех фильмах в год?

«Набережная Орфевр, 36», режиссер Оливье Маршаль
«Набережная Орфевр, 36», режиссер Оливье Маршаль

Даниель Отёй. Да, и так было всегда. Съемки фильма занимают три месяца. Если бы я снимался раз в год, у меня оставалось бы девять месяцев безделья, ну не могу же я делать детей все время! (Смеется.)

Патрик Фабр. Когда вы почувствовали себя актером?

Даниель Отёй. Мне было двадцать лет, и меня взяли в театр ТНП, которым тогда руководил Жорж Вильсон. Мне вручили пропуск, на котором было написано слово «актер». С этого все и началось. А кто еще скажет вам, что вы актер? Никто. Между этой профессией и мной нет барьеров, это просто способ жить. Я снимаюсь не ради карьеры, а потому что любая новая работа поддерживает во мне огонь. Ходить на съемку, ощущать жизнь на съемочной площадке, видеть игру всех, кто рядом, испытывать волнение, страх перед ролью, партнером, режиссером — все это потрясающе…

Патрик Фабр. Вы всегда испытываете страх перед ролью?

Даниель Отёй. Да. И чем дальше, тем больше. Важно ощущать в себе и страх, и уверенность. Я прихожу на съемку без всякого готового решения. Ибо по опыту знаю, что та сцена, о которой много думаешь, все равно будет снята иначе. Я, стало быть, чувствую себя открытым и готовым ко всему. Что и обеспечивает мне огромную свободу действий. Но к этому приходишь не сразу. В по-следнее время я чувствую себя абсолютно свободным в своей профессии, в игре. Больше ни слова, а то еще скажут, что я претенциозный. Но я свободный человек.

Патрик Фабр. Правда ли, что вы читаете сценарий один раз?

Даниель Отёй. Чтобы дать согласие, большего и не требуется. Готовясь к съемке, я сценарий перечитываю и довольно быстро начинаю понимать, как будет развиваться действие, как его монтировать… Я люблю работать, когда знаю, где будет стоять камера. Не терплю репетиций без камеры.

Патрик Фабр. Ваш опыт не вызывает желания самому заняться режиссурой?

Даниель Отёй. Нет.

Патрик Фабр. Сознаете ли вы значение того, что сделали для французского кино?

«Французская женщина», режиссер Режис Варнье
«Французская женщина», режиссер Режис Варнье

Даниель Отёй. Я сознаю, что пора передать эстафету молодым, как когда-то ее передали мне. Ну не то чтобы: «Слушай, займи мое место!» Речь о том, чтобы передать без утайки и со всей доброжелательностью мои знания, опыт, предложив: «Сыграем-ка вместе». Я знаю трудности и секреты профессии, ее проблемы, знаю, как мешает отсутствие веры в себя, знаю, что путь молодого артиста труден. Все это и называется опытом, и все это позволяет мне легко общаться с людьми других поколений. При общении с начинающими актерами, которые не прочь тебя слегка подтолкнуть, многому учишься сам.

Я чувствителен к тому, что они признают меня старшим и готовы поучиться у меня, но и сам понимаю, что они многому меня учат.

Патрик Фабр. С популярностью приходят деньги. Способны ли вы отказаться от большого гонорара ради того, чтобы сняться в интересном фильме?

Даниель Отёй. Я никогда не отказывался от съемок, когда мне не могли предложить высокий гонорар. Небольшой бюджет меня ничуть не смущает (скажем, даже если мне меньше заплатят, я все равно получу проценты со сборов). Важнее всего сняться в интересной роли. На все остальное мне плевать! В молодости я занимался профессией вообще за гроши…

Патрик Фабр. Можете ли вы сегодня сказать, что осуществились ваши актер-ские мечты?

Даниель Отёй. Да. В какой-то степени удалась великолепная карьера. Но я никогда не смогу остановиться…

Патрик Фабр. Вы верный человек, если судить по тому, что вы снялись у Боба Свейма в картине «Наши друзья полицейские» спустя двадцать пять лет после «Ночи в Сен-Жермен-де-Пре»…

Даниель Отёй. Мне нравится снова работать с людьми, у которых мне было когда-то приятно сниматься. Актерская профессия куда менее поверхностна, чем принято думать. Жизнь разлучает нас, но можно возобновить прерванный десять лет назад разговор. Дружба похожа на головоломку, решение которой всегда преподносит неожиданный подарок — встречу, теплое общение, связь на многие годы. Мне это по душе.

«Скрытое», режиссер Михаэль Ханеке
«Скрытое», режиссер Михаэль Ханеке

Патрик Фабр. Когда вы сталкиваетесь с бывшим партнером — как, например, с Жераром Депардье в «Набережной Орфевр, 36», — используете ли вы опыт вашего общего прошлого при создании образа героя?

Даниель Отёй. Конечно! Я всегда думаю о правдивости героя для зрителя. Мне нравится наша с Жераром история двух полицейских, которые начинали вместе: зритель легко сопереживает нам, вспоминая нашу первую встречу в фильме «Жан де Флоретт».

Патрик Фабр. Вам по-прежнему легко раствориться в роли?

Даниель Отёй. Легко, очень легко.

Патрик Фабр. И вы не испытываете при этом боли?

Даниель Отёй. Да это просто невозможно — каждый раз страдать так же, как твой герой! С годами я научился бороться со всеми видами стрессов и со всем, что мешает работе.

Патрик Фабр. Вам приходилось отказываться от ролей из-за деспотичного характера режиссера?

Даниель Отёй. Да, случалось.

Патрик Фабр. Жалеете об этом?

Даниель Отёй. Нет. Я жалею лишь о том, что невозвратно. Скажем, мне не дали роль Мюссе в театре, когда я был молод. Великие роли из мирового сценического репертуара можно будет еще когда-нибудь сыграть. Некоторые хотя бы. У меня есть время.

Патрик Фабр. После съемок в «Скрытом» Михаэля Ханеке вы собираетесь сниматься в двух комедиях. Не для того ли, чтобы отойти от недавно сыгранных драм?

Даниель Отёй. Мне надо зарядиться энергией другого рода, отличной от той, что питала работу Ханеке. Я позволяю себе это удовольствие. Тем более что в последнее время мне перестали предлагать комедийные роли, очевидно, полагая, что я не соглашусь. Меня это нервировало. Люди считают, что они все знают о нас, актерах, о том, что мы можем, в чем чувствуем себя хорошо, а в чем плохо… Вот эта зависимость… Из-за нее актер чувствует свою уязвимость. Неприятно знать, что нужно каждый раз доказывать свое право делать то, что ты можешь и любишь делать.

Патрик Фабр. Николь Гарсиа сказала о вас: «Самую большую опасность для него представляют сценаристы и режиссеры: может выясниться, что им не хватает таланта, чтобы предложить ему достойные его роли».

Даниель Отёй (смеется). В тот день, когда это выяснится, я стану режиссером!

Studio, 2005, janvier, № 208

Перевод с французского А. Брагинского