Эмин Альпер. Дух политического раскола

СТИВЕН МЕЙН. Как зародилась у вас идея фильма «Безумие»?

ЭМИН АЛЬПЕР. Замысел возник в начале 2000-х годов. Большое влияние на меня оказал вооруженный конфликт между правительством Турции и курдскими партизанами, достигший апогея в конце 1990-х. Можно сказать, он стал для меня важным источником вдохновения. В студенческие годы я жил в районе трущоб, недалеко от моего университета. Это был настоящий бастион левоцентристских групп, и царившая там атмосфера также сильно повлияла на меня. Были и другие источники. Я продолжал обдумывать, разрабатывать сюжет и в 2008–2009 годах написал первый черновой вариант сценария.

venetia iff logoСТИВЕН МЕЙН. Какую цель вы преследовали, создавая эту картину?

ЭМИН АЛЬПЕР. Я хотел показать, как атмосфера политического конфликта может довести людей до безумия и в итоге до самоуничтожения. Стремился передать состояние людей, задыхающихся в этой атмосфере. И конечно, для меня это очень личные истории. Моей целью было не только создать политическое кино, но и рассказать историю о двух людях, оказавшихся в определенной ситуации.

СТИВЕН МЕЙН. То есть вы не скрываете, что через кино вы хотели обратиться к политическим проблемам Турции?

ЭМИН АЛЬПЕР. Да. В особенности я стремился отразить дух политического раскола в стране и показать, как правительство пытается разрешить серьезные проблемы общества. Власти Турции постоянно используют тоталитарные методы, пытаются подавить конфликты, вместо того чтобы решать их. Одной из главных целей было показать мое критическое отношение к такому подходу. В фильме вы видите представителей различных институтов власти, сторонников авторитаризма. Посмотрите, как строятся отношения главных героев с их начальством, например отношения Кадира с сотрудником полиции. В картине показаны типичные представители власти, всегда стремящиеся решать проблемы методами грубой силы.

СТИВЕН МЕЙН. Вы считаете себя политически ориентированным режиссером?

ЭМИН АЛЬПЕР. Меня очень волнуют политические вопросы, политика влияет на мое творчество, но это не значит, что я всегда буду снимать политическое кино. Возможно, мой следующий проект никак не будет связан с политикой. Я не считаю, что художники и кинематографисты должны все время обращаться к актуальным социальным проблемам, но все мы живем в одном обществе, так что полностью отстраниться от них не получится. Проблемы общества влияют на каждого из нас, проникают и в наше воображение. Размышляя о будущем фильме, я никогда не думаю о том, что он должен быть посвящен какой-то конкретной проблеме, например ущемлению прав гомосексуалистов в Турции. Сюжеты рождаются сами собой, все происходит естественно.

СТИВЕН МЕЙН. В вашей картине Стамбул выглядит как город из ночных кошмаров. Таким вы видите его сегодня или это утрированный образ?

ЭМИН АЛЬПЕР. Разумеется, утрированный, но это не значит, что он никак не перекликается с реальностью. Бывают периоды, когда мы видим наш город именно таким, к сожалению, сегодня такие ситуации возникают довольно часто. За последние два дня было убито более тридцати солдат. На улицах царит хаос, люди вершат самосуд. В целом мой фильм довольно реалистично показывает нынешнюю ситуацию в стране. Но я лишь стремился создать гнетущую обстановку, ввести некие радикальные образы и идеи, которые бы передавали атмосферу политической напряженности, страха и отчаяния.

alper 2«Безумие», режиссер Эмин Альпер

СТИВЕН МЕЙН. Как, по-вашему, фильм воспримут в Турции?

ЭМИН АЛЬПЕР. Думаю, его примут хорошо, особенно в определенных кругах. В Турции подобные картины не собирают многомиллионную аудиторию. Мы рассчитываем, что фильм увидят хотя бы двадцать-три­дцать тысяч человек, надеюсь, он им понравится. Мы уже провели несколько пробных показов и получили очень лестные отзывы, так что, думаю, «Безумие» примут тепло.

СТИВЕН МЕЙН. Популярны ли в Турции отечественные картины?

ЭМИН АЛЬПЕР. Да, но в основном блокбастеры – они в Турции собирают огромную аудиторию, гораздо большую, чем американские фильмы: примерно от одного до трех миллионов зрителей. Артхаус не столь популярен, за исключением, пожалуй, картин Нури Бильге Джейлана, который уже имеет репутацию режиссера мирового масштаба. В целом аудитория артхаусных фильмов обычно менее тридцати тысяч зрителей. Максимум сорок тысяч. Мою предыдущую картину посмотрели тридцать тысяч зрителей, а сейчас мы задались целью привлечь пятидесятитысячную аудиторию.

СТИВЕН МЕЙН. Мехмет Озгюр снимался в обеих ваших картинах. Как вы познакомились с ним?

ЭМИН АЛЬПЕР. В мой первый фильм он попал абсолютно случайно. Я не проводил кастинг, поскольку уже заранее решил, какого актера хочу взять. Но за неделю до начала съемок он внезапно отказался от роли, и мы были вынуждены искать нового исполнителя. Один актер, которого я очень ценю, порекомендовал мне Мехмета, и я пригласил его поработать со мной. Все вышло неожиданно, спонтанно, но он мне очень понравился и как человек, и как актер. Работая над сценарием новой картины, я сразу решил, что возьму Мехмета на одну из главных ролей.

СТИВЕН МЕЙН. Как строятся ваши профессиональные отношения? Вы вмес­те разрабатываете характер персонажа, обсуждаете его?

ЭМИН АЛЬПЕР. Да, до начала съемок мы довольно долго репетировали, три месяца. Мы много беседовали, обсуждали героя. Но я также доверяю его профессиональному чутью и во время съемок стараюсь давать ему свободу, возможность импровизировать. Наше сотрудничество оказалось плодотворным.

СТИВЕН МЕЙН. Ваш новый фильм попал в основной конкурс Венецианского кинофестиваля. Считаете ли вы, что фестивали важны для развития вашей карьеры?

ЭМИН АЛЬПЕР. Очень важны. В мире снимаются тысячи картин, многие из них просто не могут пробиться к аудитории без посторонней помощи. Кинофестиваль – важная платформа, позволяющая фильму найти путь к зрителю. И разумеется, фестивали очень важны для развития карье­ры режиссера – в случае успеха ему будет проще обеспечить финансирование следующего фильма.

СТИВЕН МЕЙН. Вам помогла награда, полученная на Берлинском фес­тивале?

ЭМИН АЛЬПЕР. Не особенно. Снимать кино вообще всегда трудно. Даже если ты получил приз, пусть не «Золотую пальмовую ветвь», а «Золотого льва», создавать новый фильм все равно очень трудно. Фестивальные награды лишь слегка облегчают процесс поиска средств.

СТИВЕН МЕЙН. Как вы собирали средства на производство новой картины?

ЭМИН АЛЬПЕР. У нас есть система государственного финансирования. Министерство культуры начало финансировать кинопроизводство в 2005 году, так что основу нашего бюджета составляли государственные деньги, но это очень небольшая сумма. Ее хватает разве что на производство малобюджетных артхаусных фильмов. Нам помогали другие страны: Катар, Швейцария, Франция, а также фонд Eurimages.

СТИВЕН МЕЙН. Значит, государство финансирует и картины, в которых режиссеры критикуют власть?

ЭМИН АЛЬПЕР. В этом смысле власти не столь строги к кинематографис­там. Правительство Турции понять довольно трудно – порой оно крайне авторитарно, а порой – нет. Иногда оно нас удивляет. Вопросы финансирования кинопроизводства решает специальная независимая комиссия, поэтому у режиссеров есть возможность снимать и фильмы, критикующие власть. К тому же для нынешнего правительства гораздо важнее телевидение, а не артхаус. Ситуация на телевидении лучше не становится. Государство действует все более умно и хитро. Оно поддерживает артхаусное кино, которое не собирает большую аудиторию на родине, но улучшает репутацию Турции в мире. Нам такая политика только на руку.

alper 3«Безумие»

СТИВЕН МЕЙН. Вы хотели бы работать на телевидении?

ЭМИН АЛЬПЕР. Нет. В большинстве турецких телесериалов каждый эпизод длится два часа, его снимают за неделю. Люди там работают как сума­сшедшие, почти по двадцать часов в сутки, зато зарабатывают неплохо. Порой я думаю, что мне тоже стоило бы пойти на телевидение, но потом осознаю, что просто не смог бы там работать, снимать сериалы да еще в таких жестких условиях. Пока я все же предпочитаю работать над более качественными проектами.

СТИВЕН МЕЙН. Вы говорили о роли фестивалей в жизни кинематографистов, о том, что, имея награды, проще получить финансирование для будущих картин. Помимо этого, имеют ли фестивальные призы какое-то особое значение для вас? Ставите ли вы перед собой цель получить приз на фестивале?

ЭМИН АЛЬПЕР. Мне важно иметь возможность продолжать снимать кино. Карьера режиссера в целом, совокупность его работ – вот что имеет значение. Конечно, приятно получать награды, но гораздо важнее выработать свой уникальный стиль, свой взгляд, разрабатывать важные для тебя темы, иметь возможность воплотить все это в кино. Я был бы счастлив, если бы смог оставить след в мировом кинематографе, внес­ти свой посильный вклад. Один приз на фестивале – не такая уж большая заслуга. В конце концов, Тарковский так и не получил «Золотую пальмовую ветвь».

СТИВЕН МЕЙН. Как бы вы определили ваше кино и ваш стиль в целом?

ЭМИН АЛЬПЕР. Не знаю. Паранойя и сны против нынешней реальности. Посмотрим, что будет дальше.

 

http://flickfeast.co.uk/spotlight/frenzy-emin-alper-interview-venice-2015/

Перевод с английского Елены Паисовой

 

Расходный материал

Блоги

Расходный материал

Нина Цыркун

Загадка «Неудержимых-2»: зачем снимать геронтофильские экшны, смотреть которые можно только на большом экране, если в кинотеатры ходит публика не старше двадцати пяти?

Фильм Сэмюэля Беккета «Фильм» как коллизия литературы и кино

№3/4

Фильм Сэмюэля Беккета «Фильм» как коллизия литературы и кино

Лев Наумов

В 3/4 номере журнала «ИСКУССТВО КИНО» опубликована статья Льва Наумова о Сэмуэле Беккете. Публикуем этот текст и на сайте – без сокращений и в авторской редакции.

Новости

Новое кино Австрии покажут в Москве

05.04.2018

С 11 по 15 апреля в Москве пройдет 7-ой фестиваль австрийского кино. Что смотреть - «Дикая мышь», сатира про местных и «понаехавших», документальный фильм о политэкономии и космическое путешествие в 4К.