«Холодная война» и/или война с террором? Террористы и спецслужбы в американском сериале «Родина»

В разделе РАЗБОРЫ мы публикуем подборку текстов, посвященных фильмам и телесериалам, в которых осмысляется проблема исламского терроризма. Статьи были подготовлены по заказу Международного дискуссионного клуба «Валдай» в рамках исследования «Образ «ИГИЛ»* в зарубежных СМИ и произведениях массовой культуры». Проект должен был ответить на вопрос, какие представления об этой террористической организации, в конце июня 2014 года объявившей себя халифатом, транслируются для массового зрителя. В рамках исследования был сделан контент-анализ статей в крупных международных СМИ, посвященных «ИГ»*.

Для исследования были отобраны два сериала производства США — «Родина» (Homeland) и «Тиран» (Tyrant), а также совместный британско-французский фильм «Четыре льва» (Four Lions). Непосредственно «ИГ»* упоминается только в пятом сезоне «Родины». Действие «Тирана» происходит в вымышленной стране на Ближнем Востоке, однако отсылки к сирийскому контексту очевидны. Фильм «Четыре льва» был снят в 2010 году и во многом предвосхищает теракты, произошедшие в 2015-м в Европе.

Авторы выражают благодарность председателю совета Фонда развития и поддержки Международного дискуссионного клуба «Валдай», руководителю проекта «Образ «ИГИЛ»* в зарубежных СМИ и произведениях массовой культуры» А.Быстрицкому за вклад в подготовку публикуемых текстов.


* «ИГИЛ», «ИГ», «Исламское государство» – запрещенная в России террористическая организация.


Кино и сериалы часто транслируют общественные стереотипы и определенные способы восприятия актуальных социальных и политических проблем. В теории коммуникаций такие способы воздействия медиа на аудиторию, как известно, называются фреймами. Фрейм презентует социальную проблему в упрощенном виде, делает ее удобной для восприятия широкой аудиторией. По-разному акцентируя различные аспекты социальной проблемы, медиа могут диаметрально противоположным образом рассказать об одном и том же событии или явлении.

Формирование социальных стереотипов о террористах, безусловно, имеет четкие негативные последствия для мусульман. Но обходить стороной и замалчивать эти темы оказывается попросту невозможным. Деятельность спецслужб также подчас носит противоречивый характер: эффективной борьбе с террором часто сопутствует нарушение гражданских прав (незаконная слежка, необоснованные задержания и угрозы). В этой связи кинематограф сталкивается со сложной задачей: как освещать деятельность террористов и спецслужб таким образом, чтобы конструируемые фреймы не влекли за собой негативных социальных последствий для оправдания в сущности противоправной деятельности государственных служб?

 

«РОДИНА»: ПЕРВЫЕ ЧЕТЫРЕ СЕЗОНА

Впервые выйдя на экраны в 2011 году, сериал «Родина» выстраивал сюжет в соответствии с фреймом войны с террором. В центре внимания первых сезонов сериала история американского солдата, который провел восемь лет в плену у террористов на территории Ирака, а затем вернулся в Соединенные Штаты. Образ террориста выстраивается на протяжении тех сезонов сериала, где действие происходило на территории США. Главная тема первого сезона – расследование офицера ЦРУ Кэрри Мэтисон, которая пыталась доказать, что вернувшийся из Ирака герой на самом деле является завербованным террористом, скрывающим свои подлинные намерения. Второй сезон посвящен охоте на лидера террористов Абу Назира, который приезжает в США. Ему удается реализовать свой план – второй сезон сериала завершается масштабным терактом в штаб-квартире ЦРУ в Лэнгли.

Главными героями первых двух сезонов оказываются Николас Броуди и Кэрри Мэтисон. Вернувшись из Ирака, Броуди сталкивается со сложностью возврата к привычному образу жизни. Уже в начале телефильма зритель узнает о том, что, будучи в плену, Броуди принял ислам. Принятие ислама на этапе завязки сюжета оказывается одним из адресованных зрителю намеков о возможных связях Броуди с террористами (наряду с похожим на шифровку подергиванием пальцев перед телекамерами). Причины, побудившие его к такому шагу, раскрываются лишь впоследствии. Переломным моментом в судьбе Броуди стало нападение американской авиации на автобус со школьниками, в котором погибает Иса – сын лидера террористов Абу Назира, к которому Броуди привязывается в плену. Пораженный жестокостью американских военачальников, пленник переходит на сторону Абу Назира.

Кэрри Мэтисон ранее работала в Ираке, где узнала о том, что один из плененных террористами американских солдат перешел на их сторону. Через много лет, узнав о спасении Броуди из плена, она начинает подозревать его в предательстве. При этом зритель узнает о психическом заболевании Кэрри, которое она скрывает от начальства.

В центре внимания первого сезона тема незаконной слежки за подозреваемым в терроризме. После терактов 11 сентября и принятия знаменитого «Патриотического акта» соотношение принципов национальной безопасности и неприкосновенности частной жизни стало одним из основных вопросов американской политики. Усиление мер безопасности одними воспринимается как необходимый атрибут борьбы с террором, другими – как шаг на пути к полицейскому государству. Несмотря на наличие консенсуса о необходимости борьбы с террором, вопрос о средствах этой борьбы остается проблемным вопросом повестки дня. Фреймирование этой темы в сериале «Родина» обусловливается мировоззрением главных героев сериала – агентов ЦРУ. Для них слежка оказывается необходимой мерой обеспечения национальной безопасности. Проникновение в частную жизнь Броуди вопреки требованиям начальства позволяет Кэрри предотвратить грандиозный теракт против военного командования и политического руководства США.

В третьем сезоне действие переносится с территории США на Ближний Восток. Николас Броуди, пойманный Саулом Беренсоном в Каракасе, отправляется в Иран, где получает задание убить главу Корпуса стражей исламской революции. Фреймирование терроризма здесь выходит на новый уровень – угроза исходит уже не от фигуры террориста, но от террористического государства. Тема такого государства развивается далее в четвертом сезоне. Кэрри Мэтисон получает работу в Кабуле, а основные события происходят в Исламабаде. Герои сериала сталкиваются с предательством пакистанских спецслужб, которые, несмотря на декларативную приверженность идее борьбы с террором, помогают террористам в борьбе против ЦРУ.

В пятом сезоне сериала центральной оказывается тема «ИГ»*, а его действие происходит в Германии. Впервые в сериале в роли антагонистов выступают агенты российской Службы внешней разведки.

 

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА ПЯТОГО СЕЗОНА

В пятом сезоне Кэрри Мэтисон уже не является агентом ЦРУ, она работает в некоммерческой правозащитной организации, занимающейся контролем деятельности государства (в частности, спецслужб). Отношения между Саулом и Кэрри остаются натянутыми – Кэрри не поддержала его назначение на пост директора ЦРУ, и Саул оказывается на посту директора Европейского бюро. Пост же директора ЦРУ занимает давний друг и соперник Саула Дар Адал.

Питер Куинн – наемный убийца, присутствующий в сериале с начала второго сезона, продолжает работать на ЦРУ, получая задания напрямую от Саула Беренсона. Получив задание убить Кэрри Мэтисон, Питер предупреждает ее об опасности и, сфабриковав убийство, пытается выяснить, кто стоит за этим заказом. Уже в начале сезона зритель узнает, что смерти Кэрри желает директор Берлинской резидентуры ЦРУ Элисон Карр, завербованный агент российской СВР.

homeland 2Сериал «Родина»

В пятом сезоне сериала впервые появляется фигура хакера. Сюжет начинается с того, как двое хакеров взламывают сайт ЦРУ и скачивают секретные документы, содержащие доказательства сотрудничества Элисон Карр с российской разведкой. В дальнейшем между хакерами возникает конфликт: как поступить с полученной информацией? Один из них предлагает продать файлы российской разведке, другой выступает за их публикацию в СМИ с целью разоблачения противоправной деятельности спецслужб. Обманув своего друга, один из хакеров продает материалы агенту СВР Ивану Крупину.

Параллельная сюжетная линия пятого сезона повествует о группе верующих, примкнувшей к «ИГ»*. Главным героем в этой линии является Касим – правоверный мусульманин, который начинает сомневаться в правильности деятельности террористов. В середине сезона в их среде случайно оказывается Питер Куинн. Касим спасает Питера, дав ему антидот от отравления зарином после показательной казни на видео.

 

ТЕРРОРИСТЫ И СПЕЦСЛУЖБЫ

Грань между спецслужбами в сериале оказывается довольно размытой. Особенно это прослеживается во взаимодействии сотрудников БНД (Германия) и ЦРУ. Агент БНД Астрид часто кооптируется со своими американскими коллегами против собственного начальства. Саул Беренсон обращается к своим друзьям в «Моссад» за помощью в борьбе против Дар Адала. Элисон Карр, будучи двойным агентом, сотрудничает с агентом СВР Иваном Крупиным. Во взаимоотношениях агентов большую роль играет общее прошлое и личные связи. Астрид ранее находилась в романтических отношениях с Питером Куинном. Саул участвовал в совместных операциях с агентами «Моссад» и является иудеем. В пятом сезоне особенно акцентируется то обстоятельство, что мир спецслужб функционирует в своей собственной логике и грань, отделяющая спецслужбы от внешнего мира, гораздо крепче, чем разделение по национальному признаку.

homeland 3Сериал «Родина»

Отношения внутри террористической группы, готовящей теракт в Берлине, достаточно противоречивы. Несмотря на высокий уровень сплоченности, члены группы допускают убийство их лидера Питером Куинном. В группе присутствует атмосфера страха и взаимного недоверия. Но и межличностные отношения играют здесь весомую роль. Примечательно, что лидер террористической группы, узнав об участии Касима в спасении Куинна, осуществляет акцию устрашения внутри группы – он казнит другого участника ячейки, обвинив его в случившемся.

Отношения между террористами в значительной мере перекликаются с отношениями в среде спецслужб. Взаимодействия в мире спецслужб оказываются зеркальным отражением взаимодействий в среде террористов. Такая параллель, с одной стороны, способствует легитимации способов работы спецслужб, с другой – частично оправдывает и фигуру террориста.

Сериал фокусирует внимание на существовании некоей «серой зоны» между добром и злом, между государством и террористами, где порой сложно отличить одного от другого. На этой войне («невидимом фронте») не действуют правила и законы, нет четких моральных императивов, что частично оправдывает поведение сотрудников спецслужб – несмотря на то, что в ходе своей деятельности они часто нарушают гражданские права подозреваемых. Подобные практики работы оказываются единственно эффективным способом контртеррористической деятельности. Террористы же, оказавшись в «серой зоне», теряют статус чистого зла и вызывают скорее сочувствие и сопереживание со стороны зрителя, чем отвращение и осуждение.

Одновременно сериал демонстрирует плачевные последствия существования «невидимого фронта» для мирной жизни – в конце фильма один из подозреваемых в терроризме граждан Германии кончает жизнь самоубийством, выпрыгнув из окна штаб-квартиры БНД. Допустимо ли нарушать гражданские права в условиях военного времени? Сериал не дает однозначного ответа на этот вопрос. Деятельность правозащитной организации Дюринга, в которой работает Кэрри Мэтисон, также подчинена правилам войны (а точнее, отсутствию таких правил). Стремясь обеспечить безопасность своего шефа во время пребывания в лагере беженцев на Ближнем Востоке, Кэрри просит помощи у руководства ливанской группировки «Хезболла», признанной в США террористической организацией. Внутри этой структуры также отсутствует консенсус по вопросу о публикации скачанных хакерами материалов – одни сотрудники считают, что это может повредить национальной безопасности, другие настаивают на разоблачении противоправной деятельности спецслужб.

 

РОССИЯ: СОЮЗНИК ИЛИ ПРОТИВНИК?

Несмотря на акцентирование однородности мира спецслужб и мира террористов, в сериале «Родина» обращается внимание на жестокость и аморальность действий именно СВР. Российские агенты, в отличие от американских и немецких, опираются в своей деятельности на сети борделей и пунктов по торговле людьми, убивают своих информаторов и гражданских лиц, оказывающих им содействие. Одной из жертв СВР становится хакер, продавший российским агентам секретные файлы ЦРУ.

homeland 4Сериал «Родина»

Однако было бы упрощением утверждать, что СВР и Россия выступают в роли главных антагонистов героев сериала «Родина». Фрейм «холодной войны», в котором артикулировано противостояние российской и западных спецслужб, имеет лишь ограниченную объяснительную силу: СВР и Россия не представлены в роли абсолютного зла. И хотя российская разведка очевидно противостоит ЦРУ и БНД, в сериале присутствуют намеки на единство целей спецслужб. Вербуя Элисон Карр, Иван Крупин говорит о том, что «холодная война» позади и они вдвоем могут работать во имя мира и помогать карьере друг друга. В конце сезона в разговоре с российским агентом Эрной Рихтер Элисон Карр слышит следующий аргумент в пользу допущения теракта в Берлине: «Цивилизация столкнулась с угрозой существования. Западу давно пора раскрыть глаза… Радикальный ислам нужно уничтожить, извести на корню. Мой премьер это понимает, Башар ­аль-Асад понимает, только ваш президент не понимает».

Несмотря на то что террористы «ИГ»* вызывают в этом сериале скорее сочувствие, а агенты СВР – отвращение, стоящие за ними структуры позиционируются иначе. Россия представлена в виде сложного союзника в войне с подлинным врагом – «Исламским государством»*. Фрейм «холодной войны» в сериале остается второстепенным по отношению к фрейму войны с террором. Но и последний представлен в контексте трагических последствий этой войны для мирного населения. Сочетание различных фреймов подрывает возможность однозначной трактовки проблем, поднятых в сериале. Он скорее представляет фактуру и артикулирует проблемные вопросы, стоящие на повестке дня американской политики, чем дает готовые ответы и решения.

Такой способ освещения позволяет не только избежать ангажированности и предвзятости, но и делает сериал интересным для зрителя и как следствие коммерчески успешным. Отказ от однозначных интерпретаций сложных социальных проблем требует от зрителя активной вовлеченности в достраивание «картинки». Зритель находится в ситуации, в которой он вынужден самостоятельно давать оценки и выносить суждения. Он уже не смотрит сериал, а переживает его, включаясь тем самым в процесс фреймирования.

* «ИГИЛ», «ИГ», «Исламское государство» – запрещенная в России террористическая организация.