О маске. Тезисы режиссера о ремесле актера

Надевая маску на лицо, мы попадаем в комнату без окон, в которой вдруг выключили свет, и наше «я» растворяется с возгласом «ах!». Мы начинаем в темноте видеть краски, и мы становимся частью этих красок.


1. Маска – как вход и выход в иные миры.

2. У маски-двери нет фиксированого времени.

3. Маска имеет подмаску.

4. Маска – это путь в пространство, которое здесь.

5. На маске находится видимая маска – я назвал ее маской-обманщицей. Фальшь-маска, лжемаска! Это маска-провокатор.

6. Маска-дверь открывает миллиарды путей сообщений во всех направлениях. Но главная цель (подсознательная) надевшего маску – в этих бесконечных лабиринтах прорваться в никуда, туда, где находится главный импульс и источник управления всех видимых и невидимых масок.

7. Маска–здесь соединена с застывшей маской вечности. Застывшая маска вечности имеет много копий, братьев и сестер масок.

8. Маски копий братьев и сестер имеют маски матери и мас­ки отца. Маски-бога и маски-антибога. Маски связаны с материей и антиматерией. Но все эти маски связаны с прамаской, которая называется Исчезнувшая маска.

Исчезнувшая маска – это маска, которая отпечатана с лика того, кто надел маску и скрылся за ней... Навсегда (назовем его «тот, кто надел первую маску, но скрылся навсегда...»).

9. Возникает вопрос: что под истинной маской когда-то находилось? И исчезло... или, вернее, утаилось... и оставило эту потерянную маску. За этой «утаенной маской», название которой Ничто, стоит не открытая тайна мироздания... и тот или те, кому удается увидеть, понять это – то, что стоит за ничто-маской, обладают знаниями Агента. Эта маска сама превращается в ничто. В маску-никто...

10. Человек от рождения получает первую маску, которая с каждым фрагментом жизни меняется, и в старости он получает предпоследнюю маску. И потом – посмертную, зафиксированную маску с укусом и поцелуем смерти.

11. После смертной маски есть последняя маска, которую получает человек в потустороннем мире от системы идеальной справедливости. (Каждый получает такую, какую заслужил.)

12. Система масок бесконечна. И идея сокрытия истинного реально состоит в идее любой маски.

13. То, что мы видим в маске, и есть то, что от нас скрывают: нельзя увидеть то, что нельзя увидеть. И все, что от нас прячут, нуждается в сокрытии, утаенности и умолчании.

14. Тему масок в жизни людей я не трогаю (это отдельная интересная тема), но она будет связана с темой маски-актера.

15. Любому актеру – плохому и хорошему – нужна маска.

16. Маска нужна актеру, чтобы спрятать себя – человека... и маска нужна актеру, чтобы приблизиться к персонажу, которого он играет или изображает.

17. Значит, в поле зрения попадают две маски – маска удаления и мас­ка приближения. Удалять себя как человека и приближать себя к персонажу.

18. Персонаж – это ирреальное, придуманное, созданное автором... персонаж, с одной стороны, не существует, и актеру требуются маски для того, чтобы приблизить к себе то, что не существует...

19. Эта маска – приманка для прихода несуществующего персонажа, который, может быть, заинтересуется вашей маской и подойдет вплотную к живому, повторяю, к живому актеру, заглянет с другой стороны мас­ки, сквозь щели-отверстия в ней.

20. Когда персонаж, не существующий реально, входит в маску, которую надел существующий актер, то он тем самым через маску становится существующим. Здесь и сейчас. Маска превращается в кислородную подушку, шланг, отверстие, через которое дышат персонаж и актер.

21. И он, персонаж, начинает через какое-то время присваивать эту маску, отбирать ее у актера.

22. Наступает момент схватки между актером и персонажем за маску... за обладание ею – как за корону короля между двумя братьями-наследниками, принцами...

23. Есть две возможности: либо персонаж победит актера и сквозь маску поведет и будет повелевать актером, либо...

24. ...актер убьет персонажа (и здесь вступает в силу моя теория – как актеру убить персонажа)... и со всеми последствиями: он присваивает себе лицо и присваивает маску, убив собственника, завладев его приватностью, его «я».

25. У актера прорастает маска покойника (убитого)... актер меняет свое «я» на его «я». Актер производит подмену, подлог, преступление... он уже преступник. Преступник-актер забирает чужую историю, чужие мотивы, чужие чувства и страсти, чужие мысли, поступки, чужие тексты.

26. Только присвоив, украв (и для этого убив), а по-другому персонаж в этой схватке редко добровольно отдаст свою маску и свою суть, актер получает специальную адреналиновую энергию, назовем эту энергию энергией-ускорителем, благодаря которой он молниеносно телепортируется в убитого им персонажа.

27. Маска в этом случае является стартовой – спусковой комнатой, где с актером происходят галлюцинации и определенные мутации... где его лицо, лицо актера, исчезает за безучастной маской (а маска тоже безмолвный и безучастный свидетель убийства...), но я настаиваю, свидетель-маска все видит и молчит до поры до времени...

andrij zholdak 01«По ту сторону занавеса» («Три сестры»), режиссер Андрий Жолдак

28. Возникает вопрос: что стоит с обеих сторон маски?

29. У маски есть входы и выходы: оттуда сюда и отсюда туда. То, что стоит за маской или прячется за маской, не равно тому, что стоит перед маской.

30. То, что стоит перед маской, нуждается в исследовании, проникновении, фиксации и воспроизведении, в передаче всего, приобретенного здесь, – туда.

31. Маска как космическая промежуточная станция наблюдения и передачи информации...

32. Маска поэтому обладает сверхравнодушием и сверхспокойствием. Застывшая, она является безличностной.

33. Один из законов маски – жестокость и внечеловечность. Внечеловечность маски дает ей силу стоять над временем и человеком... дает ей колоссальный объем. И отрешенность от человека.

34. Маска, как специальный скафандр, ждет, пока человек-актер снимет ее с полки и наденет на свое человеческое лицо.

35. Когда это происходит, маска прилипает, внедряется в лицо человека-актера... и можно сказать, что с этого момента актер теряет свое лицо, маска похищает лицо актера... она становится ведущей, а актер – ведомым.

36. С момента надевания маски актер получает защиту и суперсвободу. Он как бы включен в мировую запредельную, загоризонтную группу избранных.

37. Через маску актер получает разрешение на все! Навсегда! И на сейчас! На везде!

38. Маска берет и подбрасывает актера. И меняет его гравитацию, масштаб и перспективу. Она дает ему возможность удлиняться до бесконечности, она вырывает его из корней и гнезда человеческого...

39. Через маску актер приобретает закодированные знания, он получает сакральную и мистическую силу, которая не свойственна человеку.

40. Маска отправляет его... в другие измерения – времени, пространства. Благодаря ей актер заглядывает в отражения вечности.

41. Человек-актер, надев маску, перевоплощается, превращается в существо… не человека, а полубога и полудьявола. Он устанавливает связь с позитивной и негативной энергией... и становится тем, что я называю после человека.

42. Маска для него – как открывающиеся два ящика Пандоры: один – ящик удовольствий и чудес, другой – страданий и ужасов. Но есть ящик информации и знаний, этот ящик называется «все обо всем».

43. Актер в маске становится сильнее и выше – это то, о чем мечтал Ницше, когда писал о сверхчеловеке, потому что в человека-актера в маске внедряется не человеческое и даже не сверхчеловеческое, а сверхбожественное, сверхуниверсальное, сверхнеобъяснимое, без начала и конца, и все «везде во всем».

44. Когда человек-актер снимает маску, он возвращается измененным и отмеченным или помеченным.

45. Висящая или оставленная маска теперь влияет на него непосредственно. Между ним и ею существует теперь прочная связь, связь жертвы и господина, связь тайных любовников.

46. Теперь маска всегда ждет его возвращения. Она зовет его вернуться.

47. Даже сняв маску, актер имеет невидимое отражение ее на своем лице. Его лицо уже не принадлежит ему, как прежде. Его лицо помимо его воли может мгновенно принять выражение и содержание снятой маски.

48. Поэтому маски опасны.

49. Маски – разные. За историю человечества созданы тысячи, тысячи их разновидностей.

50. В основном маски использовались для ритуалов, жертвоприношений, исцелений, казней, оргий, гаданий, пыток, наказаний, религиозных поклонений духам и богам. Они участвовали в связи с миром мертвых и духов, для предсказаний, умерщвлений, заговоров, в любовных сексуальных играх, свадьбах и погребениях, коронации и рождении. Маски участвовали практически во всех древних войнах.

51. Есть прямые и непрямые маски.

52. Непрямые маски – это корона, вуаль, перстень, веер... костюм, грим, парики, макияж, мушки на лице (родинки), головные уборы, помада и пудра, руки и пальцы, запахи-маски, парфюмы.

53. Маски возникли одновременно с зарождением человечества. Уже у древних людей – перья, украшения, амулеты, любой добавленный цвет на лице... точка на лбу и под глазами, прикрытие мужских и женских тел или отдельных органов листьями и цветами, рисунки тату... – все это было первыми масками.

54. Новорожденным ставили метки из синих и зеленых, красных и желтых точек на лица и части тела. Отрубленные головы соплеменников, их черепа, зубы и скальпы, все эти фетиши входили в группу непрямых масок. Чучела зверей, рыб, птиц, змей, бабочек, насекомых – все это разновидности древних масок... это было рядом с дочеловеком.

55. Уже тогда маскам приписывалась необъяснимая сила, сила нечеловеческая, сила оберега, посредника в отношениях с необычным и высшим. Верховенство маски в короткой жизни древних людей влияло на события вокруг человека. Те, кто имел право надеть маску, кто был носителем маски, автоматически возвышался над остальными соплеменниками.

56. Когда ты актер, надеваешь маску сегодня, как вчера до тебя это делали другие, ты получаешь статус шамана, вождя, предсказателя, оракула... ты получаешь свободу древних, вернее, ты покупаешь эту их свободу, расплачиваясь своим собственным «я». Ты теряешь свое «я» в обмен на свободу от табу своего «я», обретая взамен магическую маску.

57. Теперь она будет управлять тобой и вынимать из тебя твое настоящее «я», которого ты и не знал, которое было глубоко спрятано в тебе, это твое приобретенное «я», новое «я», вернее, одно из «я», которое теперь маска может вытягивать и высасывать из твоей утробы... из твоей бездны...

58. За приобретенной свободой, когда ты чувствуешь и понимаешь, что ты уже не ты, возникают также твои предки... по всем родственным линиям. Они восстают из небытия, исчезнувшие, они пролезают в щели твоей маски через глаза, уши, и все это фильтруется и умножается твоей маской...

andrij zholdak 02«По ту сторону занавеса» («Три сестры»), режиссер Андрий Жолдак

59. И теперь, когда ты уже как бы не существуешь, когда у тебя нет твоей биографии, истории, твоих привязанностей, симпатий и антипатий, твоей ненависти и любви, ты вдруг (как будто ты вдруг умер, исчез и наблюдаешь со стороны за всем вокруг) понимаешь, как ты был безмерно зажат в своем человеческом «я». Приплюснут в этом present-социуме своей страны, своего языка, времени, в котором ты живешь.

60. Ты получаешь под маской такую свободу, которую даже страшно представить.

61. Тебя нет, ты не существуешь, и теперь эта маска является твоим домом... твоей новой сутью.

62. Эта маска не имеет страха, свойственного нам, смертным людям. Она ничего не боится, она разрешает тебе делать все, что тебе вздумается. Маска не знает слов «нет» или «невозможно»...

63. У тебя теперь нет барьеров... этих сдерживающих центров, отсутствует этот ужасающий, всегда преследующий страх – сделать не так, не то. Больше цензуры не существует и не существует наказания для тебя. Это все маска делает... она снимает с тебя всю ответственность. Ты как бы приобретаешь маску-невидимку, никто тебя не видит и не знает о твоем сосуществовании.

64. Маска дает тебе ошеломляющую безнаказанность: отсутствует общественное мнение, политические реалии… суды и тюрьмы.

65. У маски нет морали.

66. У маски нет Бога.

67. Маска вместе с тобой уже не верит никому и ничему, так как она уже часть божественного-запредельного... там существует иная гравитация, существуют иные «боги», она не подчиняется нашим земным представлениям о жизни и смерти.

68. Маска находится в связи с миллионами и миллиардами других разных масок, которые ты не узнаешь никогда... но теперь через тебя любая маска может появиться в любое мгновение игры.

69. Вместе с маской ты – бессмертный. Выражение маски зафиксировано на ней, это останавливает смерть.

70. Свобода маски – этой твой прыжок в бессмертие.

71. На маске застыло само бессмертие, это дверь в бессмертие... так как там все находятся во всем, то и в застывшей маске сконцентрирована свобода – застывшая свобода и есть маска.

72. Любая маска связана с идеальной свободой и в любой маске есть частица навечно застывшего покоя. За супер-супер-суперскоростью исчезает сама скорость и превращается в антискорость, в антискорости находится идеальная свобода, а идеальная свобода состоит из покоя...

73. В покое находится гармония, а в гармонии – вечное чувство счастья... сюда и надо стремиться – это маяк в темноте первоздания... путь моего «я» – это поиск и желание надеть маску.

74. Маска не подчинена никаким здешним законам и обязательствам, и благодаря ей вы приобрели другое лицо, вы не узнаны и не зафиксированы, вы не находитесь в списках контроля, вы невидимы, вы не оставляете отпечатков пальцев, ваше лицо под маской спрятано и никогда (во время игры) не будет обнаружено...

75. И только от мысли, что ты выдаешь себя за кого-то другого (нездешнего) и поэтому свободен делать все, что пожелаешь (так как это не ты), и кружится по-настоящему голова и в твою кровь поступает кислород-эликсир, который опьяняет тебя и бросает, как храброго самурая, в бой, чтобы красиво – на взлете – умереть, в прыжке сделать харакири самому себе и тому трусливому, прагматическому, обыкновенному твоему «я», которому только казалось раньше, насколько ты умен, талантлив, смел и честен. Все познается в сравнении, говорили наши предшественники. Оказывается, человек-актер в маске видит все про себя, как видят на пленке записи смерти, когда они, ангелы, прокручивают посекундно твою жизнь, не пропуская ни малейшей неправды в показе того, как ты жил...

76. Маска смотрит внутрь тебя-тебя... она, как сверхъестественное зеркало, отражает и увеличивает теневые сосуды твоей души и мозга, которые спрятаны от тебя. Нырнув в это путешествие, мы возвращаемся удивленными и измененными, с отражением потустороннего...

77. Надевший маску уже никогда не может быть таким, каким был. У него всегда будет послесиндромное состояние и тяга опять уйти от себя к ней... к маске!