Мера за меру

На вопрос о целесообразности государственного протекционизма отвечают Тимур Бекмамбетов, Алексей Бырдин, Леонид Верещагин, Олег Иванов, Иван Кудрявцев, Дмитрий Литвинов, Алексей Рязанцев, Сергей Сельянов, Джаник Файзиев.

 

ТИМУР БЕКМАМБЕТОВ, режиссер, сценарист, продюсер

Я за разумную политику государственного протекционизма. Мне кажется, ценовой порог – правильная вещь. Это, собственно, плата за вход на рынок. Фильмы, которые не являются коммерческими, победители фестивалей и так далее, – для них можно создать отдельный рейтинг. Класс А, Б – они могут проходить с пониженным порогом, вообще без порога.

Отечественное кино можно поддержать только инвестициями, изменением в законах: чтобы инвестиции в кино не облагались налогами. Тогда вкладывать в кино деньги будет выгодно. Потому что в нашей индустрии денег нужно на порядок больше. Огромное количество хороших проектов не получает поддержки. Но в целом надо увеличивать производство: чем больше плохих фильмов, тем больше и хороших. Есть еще проблема, связанная с тем, что мы умеем шумно продавать фильмы лучше, чем снимать. Вот почему доверие зрителя к нашим картинам подорвано. Еще, конечно, существует тенденция ухода зрителя на электронные платформы – там будет определяться, какое кино снимать.

 

АЛЕКСЕЙ БЫРДИН, генеральный директор Ассоциации «Интернет-видео»

Протекционизм протекционизму рознь. Глав-ное – то, как он будет реализован. Если Министерство культуры будет по-своему, не советуясь с отраслью, с широким спектром игроков, принимать свои собственные решения, которые только чиновникам кажутся истинно верными, то это может повлечь ряд не самых хороших последствий. Часто у нас все делается грубо, неадекватно, без анализа прямых и косвенных последствий нововведений.

В диджитал-среде наша ассоциация запустила приложение на весь мир только с русским кино; это хороший пример того, что делается для доступа к российским фильмам наших соотечественников за рубежом. То есть это не протекционистская мера, но это мера по поддержке. Я думаю, что в большей степени российскому кино не хватает не квотирования зарубежных фильмов, а именно промоподдержки. У зарубежных картин большие бюджеты, они просто съедают все внимание зрителя, и российские фильмы в итоге показываются без должной паблисити, продактплейсмента – в смысле самого фильма, в рамках каких-то мероприятий, например. В этом большая проблема. Одними запретами ситуацию никак не изменить – доля российских фильмов не увеличится. Сборы российского кино растут – хорошие картины неплохо собирают кассу. А это значит, что их результат ниже, чем мог бы быть, если бы они имели достойный промоушн.

 

ЛЕОНИД ВЕРЕЩАГИН, продюсер, генеральный директор ООО «Студия «ТРИТЭ» Никиты Михалкова»

Политика протекционизма нужна во всех странах, по любому продукту, и у нас. В России она действует – наши фильмы освобождены от налогов на добавленную стоимость, нашим фильмам выделяется государственная поддержка, поэтому если иметь в виду поддержку кинематографа как суть протекционизма, то я считаю, у нас всё в порядке. Основные меры, которые сейчас широко обсуждаются, требуют достаточно взвешенного подхода, экспертизы с участием всех представителей отрасли, специалистов Министерства культуры, других ведомств, потому что они имеют какие-то определенные заказы, и их реализацию нужно изучить, прежде чем вводить новые меры. Государство уже помогло чем могло, создало для нашего кино все условия. Теперь нам нужно огромное количество молодых людей, которые придут в кинематограф и будут им активно заниматься.

 

ОЛЕГ ИВАНОВ, генеральный директор ФГБУК «Центр культурных стратегий ипроектного управления»

По поводу подорожания прокатных удостоверений… – я еще не видел ни одного документа. Все, что было, – это разговоры. Министерство культуры проводит консультации с рынком для того, чтобы выяснить, какие существуют возможности защиты отечественного производителя. Дело в том, что каждая страна свой рынок защищает, такие меры необходимы и нам. Другое дело, что они не должны быть разрушительными для тех, кто занимается бизнесом. Но они должны защищать наше кино в случае, когда фильмы не могут пробиться к зрителю. Меры нужны, но они должны быть выверены: семь раз отмерь, один отрежь. Мне кажется, министерство сейчас так и действует.

 

ИВАН КУДРЯВЦЕВ, журналист, главный редактор объединенной редакции «Фильм Про / Индустрия кино»

Протекционизм в умеренных дозах, безусловно, полезен. Важно разобраться с прицелом протекционизма. На мой взгляд, сегодня главная проблема российского кино в том, что оно на своем собственном рынке конкурирует с фильмами, для которых рынок сбыта – весь мир. Они собирают деньги во всем мире, а наше кино продается только у себя и немножечко за рубеж. И умудряется при этом 18 процентов на своем рынке отвоевать. Эти 18 процентов под угрозой. Сохранить их, превратить в 25–35, которые хотелось бы иметь, мы сможем, только если начнем делать продукт, который можно продавать на мировом рынке. Поэтому протекционизм сосредоточен на поддержке, поощрении и стимулировании выхода российского кино на внешний рынок. Нужно за русские деньги создавать высокотехнологичные, зрелищные фильмы с международным кастом, которые будут хорошо прокатываться во всем мире и приносить деньги в российскую киноэкономику. На этом, мне кажется, нужно сосредоточить политику государственного протекционизма.

 

ДМИТРИЙ ЛИТВИНОВ, генеральный директор группы компаний PlanetaInform.

Протекционизм – необходимая мера, но в разумных пределах. Национальные кинематографии поддерживаются везде. Яркий пример – Франция. Или Америка, которая осуществляет активную экспансию везде. Во Франции протекционизм государства осуществляется с помощью законодательных инициатив, которые формируют средства внебюджетных фондов. В Америке работают коммерческие механизмы.

У нас пока размер индустрии и сильная конкуренция не позволяют полностью опираться на коммерческий подход, поэтому, безусловно, регулирование рынка нужно, но в определенных пределах. Квотирование или создание кинотеатров, полностью расчищенных для показа отечественного кино, – это, мне кажется, не самые удачные меры, а вот регулирование дат выхода фильмов может быть эффективным решением. Или, к примеру, если фантазировать: отмена НДС на рекламу российских картин. Такая мера может сильно поддержать продюсеров. С точки зрения маркетинга российским продюсерам приходится вкладываться в раскрутку с нуля, в отличие от зарубежных релизов. А рынок окупаемости сейчас самый локальный – только-только мы начали заходить на зарубежные рынки, где можно получить дополнительные средства. Протекционизм нужен. А еще обязательно нужно поддерживать прокат российского кино за рубежом – основные деньги там.

 

АЛЕКСЕЙ РЯЗАНЦЕВ, генеральный директор ООО «Кинокомпания «Каро Премьер»

Самым действенным инструментом протекционизма было бы увеличение средств, выделяемых на бюджеты самих фильмов. Это создает конкурентоспособную ситуацию по production value (стоимость продукции), по созданию эффективного визуального ощущения от экранной реальности. Потому что все другие меры, якобы направленные на создание благоприятных условий в конкурентной ситуации, не дают нужного результата – эффект скорее обратный: нынешние меры поддержки внушают надежду, что если у тебя не очень удачный фильм, то это не так уж и важно. Вот поставят тебе удачную дату выхода, «разведут» с голливудским блокбастером – и ты выйдешь в абсолютные лидеры проката. Предположим, перенесут куда-то подальше «Пиратов Карибского моря» или очередных «Мстителей», и ты от этого выиграешь. Безусловно, надо смотреть и на эту составляющую, но если мы будем знать, например, что есть десять-пятнадцать точных проектов, в которые вкладывается государство, которые несут серьезную идеологическую нагрузку, имеют социальную функцию и являются при этом конкурентоспособными, то тогда можно не беспокоиться. Создавать выжженное поле вокруг фильма, который поддерживает государство, неправильно. Наоборот, как мне кажется, существует трафик в кинотеатре: идя на американский блокбастер, зрители видят рекламу, постеры и ролики фильмов, которые вступают с ним в борьбу. Здоровый протекционизм заключается в том, чтобы перед показом голливудского мейджора поставить ролик российского фильма. В этом есть логика, смысл и польза. А любое вмешательство в рыночные механизмы вредно, любое санкционированное влияние на этот процесс может привести к обратному результату.

 

СЕРГЕЙ СЕЛЬЯНОВ, режиссер, сценарист, продюсер, руководитель кинокомпании «СТВ», соучредитель студии анимационного кино «Мельница»

Протекционизм – это инструмент, которым пользуется весь мир на тех направлениях, которые считает целесообразными. Если эти меры принимаются разумно, то они могут соответствовать общемировой практике. Протекционизмом, конечно, нужно заниматься. Говорят, что самый дешевый хлопок в США. Потому что там осуществляются соответствующие протекционистские меры. Сколько денег тратит Евросоюз на протекционистскую поддержку своих фермеров… Разумные меры – дают они нужный эффект или нет? Не перегнуло ли государство палку в том, что касается конкуренции? Вот и в нашей киноиндустрии нужно придумать сбалансированные меры. Во Франции есть госбилеты: собираются деньги с билетов, проданных на сеансы французских и зарубежных, в первую очередь американских, фильмов. И все эти средства идут на поддержку французского кино. Таким образом получается, что американское кино, которое занимает большую часть бокс-офиса, поддерживает французский кинематограф. Другой пример: во Франции запрещено рекламировать кино на телевидении – и зарубежное, и национальное. Протекционизм? Да, так государство защищает французское кино, потому что блокбастеры легко вложат большие деньги в телевизионную рекламу, а французские… только, может быть, соизмеримый ресурс имеет Люк Бессон. Мера подобного запрета – протекционистская и вполне разумная. Главное – глупостей не делать.

 

ДЖАНИК ФАЙЗИЕВ, продюсер, учредитель ООО «Студия «Бонанза»

Любое решение– это всегда мощная аналитика, аона приводит обычно кдуальному выводу. Поэтому никогда наверняка нельзя сказать, что ты принял правильное решение или сформулировал верную стратегию. Что касается квотирования… Я считаю, что всем хватит здравого смысла сказать, что это слишком простая, очевидная, популистская мера. А вопрос-то ведь очень сложный, и это самое главное, что нужно понять. Невозможно посчитать количество компонентов, от которых зависит, чтобы индустрия заработала полноценно, задышала полной грудью. Инициатива квотирования сильно напоминает попытки некоторых руководителей больших корпораций и учреждений бороться с курением путем ликвидации в здании мусорных урн. Много лет назад во ВГИКе была такая история: вдруг решили все пепельницы вынести на улицу. И что же? Окурки стали валяться на полу. Я уверен: в какой-то момент индустрии хватит здравого смысла, чтобы объяснить людям, принимающим решения, что это приблизительно такая же мера, что станет только хуже. Что касается прокатных удостоверений, то я не смогу предложить точнее пример, чем предложил Мединский в газете «Коммерсантъ»: он сравнил кинорынок с автомобильным рынком и предложил ответить на вопрос: если бы вы пришли в автомобильный салон и увидели там – по одной цене – «Бентли» и машину отечественного производства, какую бы машину вы купили? А ситуация на кинорынке именно такая. Человек приходит в кинотеатр и по одной цене покупает билет на разные фильмы. Изменение встоимости прокатных удостоверений– мера достаточно жесткая, она выглядит непопулярной сточки зрения людей, думающих освободе творчества, авторов прежде всего, но она абсолютно рыночная. Я, правда, не уверен, что вот эту меру примут ивсе сразу заработает великолепно, но из всех предложенных вариантов… В ней есть здравое зерно.

Киноиндустрия – живой организм, и панацеи от всех бед, к сожалению, нет. Тут надо подорожник приложить, тут соленую ванну принять, здесь – физиотерапию, здесь в отпуск съездить. Это очень сложная конфигурация, одной мерой оздоровить ее нельзя. Все взаимосвязано: размер финансирования, общее состояние экономики… Кино – невероятно многоотраслевая область, ее можно, наверное, сравнить с космической промышленностью. Поэтому нет и не может быть прос-тых решений. Если бы мы формировались как стихийный рынок, и таких разговоров-то не было бы. Государство искусственно поддерживает в индустрии способность к жизни, и, безусловно, на каком-то этапе это искусственное поддержание жизнедеятельности будет вызывать те или иные перекосы. Если кто-то знает, как нужно сделать, пусть скажет.

 

Публикация Анны Закревской