Аутсайдер внутри каждого из нас. «Ради Спока», режиссер Адам Нимой

  • Блоги
  • Нина Цыркун

В программе традиционного осеннего Амфеста участвует документальный фильм Адама Нимоя «Ради Спока» о его отце Леонарде, которого сын называет «ренессансным человеком». Действительно, Нимой отличился не только в кино, но и в театре, а еще был поэтом, овладел искусством фотографии, мог сложить забор из кирпича и записал пару альбомов. Один из его песенных хитов – «Баллада о Бильбо Бэггинсе» звучит в фильме. С подробностями – Нина Цыркун.

Около десяти тысяч человек вложили свои деньги в проект Адама Нимоя «Ради Спока», собрав свыше шестисот тысяч долларов. Наверное, для любителей «Звездного пути» в этом фильме наберется немного открытий. Им, вероятно, было известно, что Нимой в детстве подсмотрел в синагоге жест, который в будущем предложил сделать приветствием вулканцев «Живи долго и процветай!». Но фанаты-треккеры, заполнившие московский кинозал, так радостно реагировали на каждое появление на экране Леонарда Нимоя, так часто аплодировали и так бурно выразили свой восторг по окончании сеанса, что стало понятно: «Ради Спока» – это настоящий подарок не только тем, кто хочет по первости узнать подноготную  иконы поп-культуры, но и ушлым знатокам.  

Адам, сын Леонарда с одобрения отца задумывал картину как историю «Звездного пути» в связи с пятидесятилетием медиафраншизы, но в ходе работы, в феврале прошлого года отец ушел из жизни, и картина превратилась в оммаж ему, выстроенный по простой схеме – как биография и хронологическая история творческого пути с привлечением home video, фотографий, воспоминаний родных и коллег, фрагментов фильмов и шоу с участием главного героя.
Остроту рассказу придает сквозная линия сложных отношений отца и сына, отчасти повторяющая отношения Леонарда с собственным отцом. Но в этой противофазе наметилась обратная перспектива: Леонард видел причину отчуждения в том, что его безвестный отец-парикмахер никогда не зарабатывал столько, сколько звездный сын и, вероятно, мучился своей неуспешностью. Адам же, с детства лишенный внимания вечно занятого родителя, хоть и занялся любимым делом и теперь прочно стоит на ногах, но слава его слишком тускла… Фильм, возможно, послужил инструментом психологической аутотерапии. А доминантой в этом мотиве стал акт примирения – письмо Леонарда, адресованное освободившимся от чрезмерных трудов и переборовшим алкогольную зависимость отцом – сыну, переборовшему другую болезненную зависимость.

Как бы то ни было, самое ценное в этом фильме – то, что Леонард говорит о своей актерской работе. Фильм начинается с его признания: «Я не самый быстрый, не самый умный, не самый образованный, но я сумел остаться самим собой». Чем Леонард Нимой и гордился. Характер определил его судьбу, опора на свои силы помогла выстроить собственные  координаты творчества. Он называет священное для многих актеров имя Лона Чейни, за которым закрепилось определение «Человек с тысячью лиц», и добавляет: «Я такой же». Это признание может звучать неожиданно для зрителей, привыкших ассоциировать Нимоя с одним персонажем – остроухим инженером Споком. Но когда на экране мелькают фотографии актера в многочисленных и совершенно непохожих ролях на сцене внебродвейских театров (в том числе Тевье в «Скрипаче на крыше»), начинаешь представлять себе реальный масштаб актера, обладавшего еще и режиссерским чутьем.

For the Love of Spock 2«Ради Спока»

Мало того, что он поставил два фильма «Звездного пути» и еще пару кинолент – играя сам, он видел себя со стороны и одновременно себя режиссировал, по крупицам собирая свое добро там, где его находил. Вот Гарри Белафонте, четверть часа неподвижно стоящий на сцене с опущенными рукми, поет, затем вдруг делает резкий жест – и публика взрывается аплодисментами. Исполнитель роли «деревянного» Спока использовал тот же трюк – и вызвал такой же эффект.

For the Love of Spock 3«Ради Спока»

Уильям Шетнер, которому было обещано, что он сыграет главную роль капитана Джеймса Тиберия Кирка, быстро обнаружил, что Спок становится ничуть не менее главным. И не постеснялся пойти к  продюсеру-криэйтору Джину Родденберри с жалобой. Тот ответил буквально так: «Я тебе одну умную вещь скажу, только ты не обижайся. Спок нравится зрителям, значит, им нравится наш фильм, а ведь мы этого и хотели». Шетнеру нечем было крыть. «Звездный путь» определил актерский триумвират: эмоциональный, знергичный  капитан Кирк, предельно рациональный Спок, остроумный циник доктор Боунс МакКой. Имея в распоряжении лишь угольные брови вразлет и  торчащие уши, Нимой создал культовый образ.

Весной на московской премьере последней ленты франшизы «Звездный путь. Бесконечность», снятой уже без его участия, собрались треккеры, одетые в костюмы персонажей, и большинство из них, в том числе девушки, были Споками. Джей Джей Абрамс, тоже с детства треккер, в 2009 году возродивший вроде бы безнадежно канувший в прошлое проект, объяснил в фильме тайну особой популярности Спока так: Нимою удалось акцентировать аутсайдерство, а в каждом из нас – по меньшей мере, из тех, кто учился в школе – живет отщепенец, изгой, и он-то и откликается на экранное свое отражение.

Хорошего дня и удачи! «Хорошего дня», режиссер Лю Цзянь

№2, февраль

Хорошего дня и удачи! «Хорошего дня», режиссер Лю Цзянь

Лариса Малюкова

Китайский анимационный фильм «Хорошего дня» Лю Цзяня стал одним из немногих сюрпризов конкурса Берлинале, вместе с тем органично вписавшийся в его драматургию. Картина Лю Цзяня существует на перекрестке авангардного современного искусства и анимации; криминального неонуара, черной комедии и точного социального пейзажа китайского общества, замершего в кризисном переломе.

Колонка главного редактора

Гибридное кино для России

17.06.2015

Даниил Дондурей – о "Кинотавре" и зачистках, о Говорухине и Меликян, о милых режиссерах и блистательных манипуляторах.

Новости

В Москве показывают актуальное научное кино

10.10.2013

С 10 по 17 октября 2013 года в Москве проходит III Фестиваль актуального научного кино 360˚. Конкурсная программа Фестиваля включает более чем 150 фильмов, итоговый лист основной программы состоит из 12 картин. На Фестивале также представлены пять дополнительных программ: «Алхимики», «Трилогия», «Short films, big ideas», «Нейромантика» и «Волшебная лаборатория».