Берлинале-2017. Душевная телесность в обычном режиме

  • Блоги
  • Нина Цыркун

В четвертом и заключительном берлинском репортаже Нины Цыркун – ретроспектива «Будущее несовершенное», немецкие премьеры Фолькера Шлёндорфа и Томаса Арслана и призовой расклад главной конкурсной программы.


Директор Берлинале Дитер Косслик, занявший этот пост в 2001 году, всегда стремился изгнать из основных программ фестиваля большие голливудские (и не только голливудские) фильмы якобы в пользу доминирования политически ангажированного, социально острого кино, и паралелльно – для освобождения пространства для немецких картин.

Зрелищное кино в этом году было вытеснено в ретроспективу из 27 фантастических фильмов под названием «Будущее несовершенное». По этой программе отчетливо видно, что социальное звучание никак не зависит от бюджета, масштаба и коммерческой привлекательности. Достаточно сравнить датское «Путешествие на Марс» 1918 года режиссера Хольгера Мадсена, первую экранизацию романа Оруэлла «1984» англичанина Майкла Андерсона 1956 года, «Близкие контакты третьего вида» Стивена Спилберга или «Пятый элемент» Люка Бессона. Устойчивые темы sci-fi – обстоятельства и последствия встречи с Другим и судьбы человечества в обозримом будущем – становятся чрезвычайно актуальными, достаточно на место инопланетянина поставить иммигранта, а уж трансформации, происходящие в обществе, которые только грезились авторам прошлого, характерны сегодня для всех стран и народов. Так что присутствие большого зрелищного кино в конкурсе не помешало бы, а напротив, добавило бы фестивалю яркости, которую он заметно теряет, приближаясь по стилю и духу к скромным (и тоже респектабельным) кинофорумам класса «Б».

Немецкое кино на этот раз только в главной конкурсной программе было разностороннее представлено тремя фильмами: любовной драмой классика Фолькера Шлёндорфа «Возвращение в Монток» (Rückkehr nach Montauk) с фавориткой фестиваля Ниной Хосс в главной роли; документальным байопиком именитого Андреса Файеля «Бойс» (Beuys) об известном теоретике и практике концептуализма – и «Белыми ночами» (Helle nächte), которые снял турецкий немец Томас Арслан.

berlinale 2017 4 1«Возвращение в Монток»

Как почти всегда, немецкое кино не обошли награды: исполнитель главной роли в «Ночах» Георг Фридрих получил «Серебряного медведя». Ярких мужских ролей в этом году на фестивальном экране было немало (например, та, что сыграл в своей «Дикой мыше» австриец Йозеф Хадер), но и Фридрих оказался отмеченным вполне заслуженно, хотя, по-моему, назвать его работу выдающейся трудно. Сам сюжет о путешествии давно не видавшихся отца и сына – история, можно сказать, дежурная. Здесь возникает благодатное поле для изображения выигрышного сдержанного мужского благородства, и немало актеров на этом поле взошли и расцвели. Режиссер и сценарист Арслан максимально расчистил актерскому дуэту площадку.

berlinale 2017 4 2«Белые ночи»

Похоронив отца и деда, умершего у себя в северной Норвегии, эти двое едут по чужой стране, почти ни с кем не встречаясь, не отвлекаясь на отсутствующие достопримечательности и, таким образом, невольно сосредоточиваясь на самих себе. В отношениях Михаэля (Фридрих) с четырнадцатилетним сыном Луисом (Тристан Гёбель), по-видимому, повторяется та же невольная отчужденность, свойственная его собственным отношениям со своим отцом. Теперь, осознав невозвратность возможности примирения (или прощения), он неуклюже пытается найти путь к Луису, встречая естественный подростковый негативизм, за которым угадывается потребность в отцовской близости. На мой взгляд, и более интересно прописанная роль Луиса, и то, как с ней справился Тристан Гёбель, в большей степени заслуживают награды, чем нормально справившийся с вполне ординарной задачей Георг Фридрих.

Что касается других призов, то все они были предсказуемы. Жюри во главе с Паулем Верхувеном исполнило стандартную оперативную процедуру. Удостоившаяся «Золотого медведя» за лучший фильм (надо заметить, что этот приз присуждается продюсеру) драма Илдико Эньеди «О теле и душе» (A Teströl és Lélekröl) с самого начала пребывала в фаворитах критиков, уступая только трансгендерной «Фантастической женщине» Себастьяна Лелио, получившей «Серебряного медведя» за лучший сценарий. Никто не оспорит и вручение гран-при жюри трогательной женской истории «Фелисите» сенегальца Алена Гомиса; и призов авторитетной Агнешке Холланд за дерзкий «След зверя» или всеобщему любимцу Аки Каурисмяки за черную комедию-бурлеск «Обратная сторона надежды». Нельзя, однако, не заметить и того, что в конкурсной программе 67-го Берлинале практически не было открыто ни одного нового яркого имени, не было показано ни одного фильма, изменившего почерк поколения. Соответственно и сам фестиваль заметный след в новейшей истории кино вряд ли оставит.

 

Читать также:

Берлин-2017. Три женщины
Берлин-2017. Ужин Белоснежки на скотобойне
Берлин-2017. Немного эксцентрики в холодной воде политики

Знаки человека. «Человек разумный», режиссер Николаус Гейрхальтер

№3, март

Знаки человека. «Человек разумный», режиссер Николаус Гейрхальтер

Алексей Тютькин

Выдающийся археолог знания Мишель Фуко закрывает свою книгу «Слова и вещи» следующим пассажем: «Человек, как без труда показывает археология нашей мысли, – это изобретение недавнее. И конец его, быть может, недалек […] человек исчезнет, как исчезает лицо, начертанное на прибрежном песке». Тезис этот шокирует и даже настраивает против автора тех, кто полагал изучение человека своей профессией – если не призванием. Однако Фуко, высказавшись в почти ницшеанской манере, так и не смог понять, что именно привело в недоумение или ярость его оппонента.

Колонка главного редактора

Все согласны на моральную катастрофу

14.11.2011

Интервью Даниила Дондурея «Новой газете» о кризисе морали в современном российском обществе.

Новости

В Москве состоятся ретроспективы Петера Нестлера и Штрауба-Уйе

09.04.2013

С 11 по 14 апреля в киноклубе «Фитиль» (Москва) при поддержке Гёте-института состоится двойная ретроспектива «Сопротивление истории», в рамках которой будут показаны – впервые в России – картины Петера Нестлера, а также Жана-Мари Штрауба (чью фамилию организаторы перевели как Строб) и Даниэль Уйе.