Без лица

  • Блоги
  • Нина Цыркун

Коп, вершитель судеб, экзекутор, с которым каждый может отождествить себя, — в нелучшей, но брутальной экранизации великого комикса «Судья Дредд 3D».

 

По версии британского журнала Empire, «Судья Дредд», творение комиксмейкеров Джона Вагнера и Карлоса Эскуэрры, занимает седьмое место в рейтинге самых знаменитых героев комиксов. Прикиньте, кого он пропустил вперед и кого оставил позади: в первачах, конечно, Супермен и Бэтмен, а восьмым за Дреддом идут Джокер и Магнето, парни не последние из фаворитов читателей комиксов и режиссеров их адаптаций. Первая (1995) экранизация «Дредда», впрочем, оказалась неудачной. Сильвестр Сталлоне получился слишком мягким для человека, в котором соединились сыщик, судья и палач. Но главное было не в этом, а в том, что из-за пиетета перед «звездой» создатели фильма позволили его герою снять маску; продюсеры были напуганы, что если не дать Слаю показать личико, он тоже откажется участвовать в проекте, как поступил Арнольд Шварценеггер. И пришлось экранному Дредду в фильме Дэнни Кэннона сделать то, чего на страницах рисованных комиксов и в графических романах он себе категорически не позволял. Таким образом была грубо разрушена мифология образа. А в данном случае она важна чрезвычайно. И теперь в новой экранизации эпизодов комикса «Судья Дредд 3D» Пита Трэвиса по сценарию Алекса Гарленда все на месте.

Суть в том, что даже голосуя, к примеру, за смертную казнь, средний человек обычно все же не решается столь же решительно взять на себя функцию исполнителя приговора. Одно дело – быть судьей, и совсем другое – палачом. Маска на лице (точнее, шлем на голове) Дредда (Карл Урбан) делает его персоной универсальной, помогая зрителю идентифицироваться с персонажем, что есть важнейшее качество популярного кино. А тут зритель готов соучаствовать даже в расстрельных сценах, снятых в рапиде, и ничего, сомнения не гложут. Тот же зритель вполне может вообразить под маской Дредда собственную физиономию, с поправкой на подбородок, заимствованный создателями комикса у Клинта Иствуда (поразившего их воображение телесериалом Rawhide, который начал выходить еще до «Пригоршни долларов»). Ходить в маске герою комикса велел, к тому же, сам крестный отец жанра Скотт МакКлауд. Комиксы — по преимуществу визуально кодифицированные изображения, персонажи которых сведены к своим внешним признакам; они, по сути, только идеи образов. Это особенно касается супергероев, чей облик неразрывно связан с определенным костюмом и говорящим именем, упрощающими как сам образ, так и его восприятие. В оригинале фильм называется просто «Дредд», без всяких уточнений. Дредд — это и значит коп, судья, экзекутор. Все прочие качества у Дредда не сильно изощренные, зато вполне человеческие; сверхспособностями обладает его напарница-стажерка с античным именем Кассандра (Оливия Тирлби) — пусть с ней идентифицируются экзальтированные девушки-тины: всем сестрам по серьгам.

Отдельно стоит упомянуть хитроумную придумку с наркотиком slo-mo, который фигурирует в фильме, заставляя персонажей двигаться в балетной пластике и оправдывая обильное использование техники рапида, щедро сопровождающего изображение.

Помимо прочего «Дредд» кажется брутальной калькой со случайно опередившего его в прокате «Рейда» Гарета Эванса. Но кого теперь (после, например, «Района №9» Нила Бломкампа) удивишь выразительно мрачной пост-ядерной апокалиптикой, снятой Энтони Дод Мэнтлем («Миллионер из трущоб»)? Кого удивишь (после, например, совсем свежего фильма Оливера Стоуна «Особы опасны») тем, что во главе преступного концерна стоит женщина с изуродованным лицом и с нежным прозвищем Ма-Ма (Лина Хиди)?

Отечественный зритель, между прочим, может вспомнить, в частности, фильм «Мафия» из сериала «Знатоки» 1989 года, в котором Майя Булгакова сыграла подобную штучку (и заодно любящую маму). А то, что вся Северная Америка сжалась до одного города Мегасити, для нас совсем не диво: Россия и без всякой атомной войны стягивается в единый мега-город под названием Москва, оставляя за ее пределами стремительно пустеющие, обезлюдевшие просторы.

Кантемир Балагов: «Камера – это чей-то взгляд»

№5/6, май-июнь

Кантемир Балагов: «Камера – это чей-то взгляд»

Петр Шепотинник, Ася Колодижнер

Беседу ведут Ася Колодижнер и Петр Шепотинник.

Колонка главного редактора

Широкие и узкие основы культуры. Даниил Дондурей: «Этот проект — модель идеального мира»

22.11.2014

Подходит к концу работа над проектом «Основ государственной культурной политики». Позади десятки заседаний, открытых и закрытых обсуждений. За это время проект «Основ», работа над которым курируется на самом высоком уровне, спровоцировал ряд острых споров, попутно приобретя статус чуть ли не главного документа страны. При том, что никакой законодательной силы он иметь не будет.  

Новости

«Искусство кино» приглашает на специальный показ фильма «Голова. Два уха» с обсуждением

24.03.2018

6 апреля в кинотеатре «Юность» состоится показ фильма «Голова. Два уха» режиссера Виталия Суслина и обсуждение с кинокритиком, редактором журнала «Искусство кино» Зарой Абдуллаевой.