Это не «Нескафе»

  • Блоги
  • Инна Кушнарева

Хорошо, что в новом фильме Тодда Филлипса «Впритык» герои не заезжают в Вегас, а то бы не миновать его в прокатном названии, как в предыдущий раз, когда Hangover стала «Мальчишником в Вегасе». Хотя и здесь не без своего Вегаса.

Питер (Роберт Дауни-младший), положительный архитектор, и Этан (Зак Галифианакис), обкуренный фрик, вообразивший себя актером. Невозможный союз никак не сочетающихся друг с другом героев, напоминающий о поздней комедии Джона Хьюза «Самолетом, поездом, машиной». Отметим, это продолжающееся возвращение Хьюза (перед этим оно происходило у Апатоу, сейчас выходит «Отличница легкого поведения», сюжет которой напоминает об одной из линий «16 свечей»).

Ситуация, сведшая их вместе, заставив катить через всю страну на машине, чтобы успеть в Лос-Анджелес к рождению ребенка героя Питера, настолько притянута за уши, что ее лучше не вспоминать. Дауни-младший полфильма проводит застегнутым на все пуговицы, лишь раз удачно обыграв мнимую правильность — не постеснявшись дать под дых невоспитанному ребенку. У Галиафинакиса слишком узкие джинсы и манерная походка, слишком намеренно выкачен волосатый живот, а для пущей cuteness ему присобачили бульдожку. Да, между актерами очень долго, действительно, нет никакой химии. Но есть в самом деле очень смешные шутки, прекрасная неполиткорректная сцена со служащим «Вестерн Юнион» и сам типаж Этана Трембле, который вроде бы ударяет в квир, но все же не такой. Жанр бромедии (мужской комедии про корешей, вольных или, чаще, невольных) уже настолько эмансипировался от гомосексуальной тревоги и утверждения чистоты мужской дружбы, что можно и расслабиться. У брезгливости героя Дауни-младшего по отношению к случайному попутчику чисто человеческие корни.

Но все же химия возникнет, пусть и в буквальном смысле химическим путем. Питер переродится, а доселе нелепый Этан на минуту покажется гуру. И тут «Впритык» соскальзывает в самую главную и культовую «бромедию» — «Страх и ненависть в Лас-Вегасе». Этого психоделического драматизма роуд-муви, упорно превращающегося в дурной трип, которому нужно просто отдаться без сопротивления и получить кайф, был совершенно лишен непритязательно-позитивный «Мальчишник». Но самое главное, несмотря на кульминационную сцену с развеиванием праха только что упокоившегося отца, который Этан таскает за собой (ну да, понятно, что цитируют) в банке из-под кофе, над Большим Каньоном, фильм на редкость устойчив к сентиментальности. Папа любил кофе и после смерти превратился в кофе, и в банке его еще осталось чашек на восемь. Широкой души был человек.

Инна Кушнарева

Ничего своего. «Освобождение. Инструкция по применению», режиссер Александр Кузнецов

№1, январь

Ничего своего. «Освобождение. Инструкция по применению», режиссер Александр Кузнецов

Кристина Матвиенко

Фильм красноярского фотохудожника Александра Кузнецова начинается с крупных планов обитателей (хотелось написать «заключенных», но!) психоневрологического диспансера, расположенного на станции Тинская Красноярского края. Они отвечают на вопросы про мечту. Кто-то неопределенно бубнит про будущее, кто-то высказывает конкретное, давно вынашиваемое желание – восстановить право на дееспособность, чтобы работать, жениться и завести детей. Девушка, на которой камера задерживается особенно долго, признается, что ни одна мечта в ее жизни не сбывалась.

Колонка главного редактора

Как вернуть зрителя российскому кинематографу?

24.01.2014

К. ЛАРИНА: Добрый день. В студии ведущая Ксения Ларина. Мы начинаем программу «Культурный шок». Сегодня мы вновь говорим, поскольку есть повод. Вновь возникла идея введения квотирования российского кино. Эту идею высказал в очередной раз министр культуры Владимир Мединский: «Квотирование российского кино вводить надо, без этого российскому кино не поможешь. 

Новости

«Дух Огня» отметит 15-летие

22.02.2017

С 3 марта по 9 марта в Ханты-Мансийске пройдет 15-й международный фестиваль кинодебютов «Дух огня». За неделю на семи площадках обещают показать не менее сотни фильмов. Публикуем полностью две основные конкурсные программы, международную и российскую.