Гандикап

  • Блоги
  • Нина Цыркун

Еще перед майскими праздниками в московском парке искусстве Музеон открылся фестиваль «Summer Times: Кино под открытым небом». Нина Цыркун посетила фильм открытия, которым стала комедия «Долгое падение» режиссера Паскаля Шомея по роману английского писателя Ника Хорнби.


Роман Ника Хорнби «Долгое падение», как и другие его книги, в том числе экранизированные, – легкие, непритязательные истории о том, как перестать волноваться и полюбить жизнь. К ним можно было бы относиться с большим недоверием, если бы не тот факт, что сам писатель воспитывает сына-аутиста, а следовательно, знает, почем фунт лиха, и при этом не теряет оптимизма. В любом случае, такая терапия-light, приправленная английским юмором, гораздо приятнее, чем горькие пилюли или болезненные уколы где-нибудь в зарешеченной психушке, к чему можно приравнять иное гиперреалистичное и/или артхаусное кино. Ну, а насчет действенности сами решайте: надеетесь ли вы излечиться от самоубийственной депрессии по цене не очень толстой книжки или билета в кино.

«Долгое падение», трейлер HD

Вслед за британцами Дэвидом Эвансом и Стивеном Фрирзом, американцами братьями Вайтц, датчанкой Лоне Шерфиг за Хорнби взялся французский мастер ромкома Паскаль Шомей. Режиссер вполне адекватно воспроизвел структуру «Долгого падения» с его мелкой нарезкой по типу Twitter’а: четверка героев в быстром монтажном ритме, короткими репликами наперебой рассказывает о себе и о том, как кто видит соединившие их события.

В канун Нового года четыре незнакомых друг с другом человека, естественно, не сговариваясь, решили покончить с собой, бросившись с крыши лондонского небоскреба Топперс-хаус, излюбленного в среде самоубийц стартового пункта в иную жизнь. То, как каждый из них готовится свершить последний шаг, уже служит почти исчерпывающей характеристикой. Мартин Шарп (Пирс «Бонд» Броснан), бывший ведущий «самого популярного» (если верить ему) утреннего телешоу в Британии, обстоятельно освоившись на местности, желает провести несколько последних минут в комфортном созерцании, потягивая дорогую сигару. Похожая на домработницу, заезженная рутиной тяжкого быта средних лет тетенька со стертым лицом Морин (Тони Коллет) протискивается на крышу как-то бочком в смиренной готовности выждать очередь. Шумная нахальная девица Джесс (Имоджен Путс) не раздумывая мчится прямо к заветной цели. Продавец пиццы, американец Джей-Джей (Аарон Пол) подходит к процедуре без лишней суеты, видя в этом акте нечто возвышенное, роднящее его, скажем, с Вирджинией Вульф.

A-Long-Way-Down-1
«Долгое падение»

В действительности, как выясняется, решение героев свести счеты с жизнью особо не оправдано, хоть кое-кто кое-что допридумывает для верности. Быстро становится понятным, что самоубийство, к тому же довольно легко отложенное до следующего праздника – Дня святого Валентина, всего лишь литературный прием – ну да, чтобы на конкретных примерах продемонстрировать, как перестать волноваться и полюбить жизнь. В сущности, нам уже ясно, что явно небедствующий мужчина средних лет, только что вышедший из тюрьмы, где недолго томился по обвинению в сексуальной связи с несовершеннолетней девицей (которая выглядела на все двадцать пять), совсем зря принял такое решение.

A-Long-Way-Down-3«Долгое падение»

Ну развелся, ну потерял работу... А двое детей – разве не повод еще помучиться на этом свете? А Морин, уставшая ухаживать за сыном с церебральным параличом? Неужто вправду она верит в то, что социальные службы окажутся эффективнее, опекая ее сына-инвалида? Джесс, типичная представительница современности, дочь высокопоставленного политика, никак не похожа на романтическую дуру, свихнувшуюся на почве любви к замухрышистому придурку Чезу, которого грех не забыть через неделю. В общем, все это игра со зрителем в поддавки. Потому что каждому из этих лондонцев разного возраста и уровня достатка не так уж трудно найти противоядие против болезненной тяги к самоубийству.

A-Long-Way-Down-2
«Долгое падение»

Поворот в сознании происходит в умах членов этого клуба самоубийц, когда до них доходит, как просто вместо той личной цели, для достижения которой надо приложить некие усилия, подменить ее другой – приятной, но имеющей все видимые признаки человеколюбивой самоотверженности, и они дружно кидаются «спасать» Джесс. Далее все происходит также легко и приятно, чему немало способствуют авторы экранизации, например, изрядно растянув каникулы четверки на Канарах, которым в романе уделяется очень скромное место. Зато в романе герои все же много о себе говорят, многое о себе открывают, а мастер ромкомов Шомей хорошо знает, что лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать, и дает зрителю вдоволь полюбоваться героями, приручившими смерть, в радужном ореоле океанских брызг на пляже Тенерифе.

Диагноз. «Турецкое седло», режиссер Юсуп Разыков

№5/6, май-июнь

Диагноз. «Турецкое седло», режиссер Юсуп Разыков

Елена Стишова

Сленговое словечко «топтун», казалось бы, безвозвратно похороненное в советском культурном слое, да и прочно забытое, вдруг очнулось. В сетях то и дело натыкаюсь на «топтуна», а ведь фильм Юсупа Разыкова «Турецкое седло», где это слово прозвучало, еще в прокат не вышел, но «эффект сарафана» уже заработал. И это после нескольких фестивальных показов.

Колонка главного редактора

Творцам предлагается «лечь на сохранение»

01.12.2015

Попытка министра культуры Мединского постулировать взаимоотношения художника и государства требует пояснений. Даниил ДОНДУРЕЙ — специально для «Новой».

Новости

Главный свидетель отказался от показаний против Олега Сенцова

31.07.2015

Главный свидетель в деле Сенцова — Геннадий Афанасьев, уже осужденный за подготовку в Крыму терактов, — на суде по делу украинского режиссера Олега Сенцова отказался от собственных показаний, данных во время следствия. Геннадий Афанасьев заявил, что давал показания под давлением. Это заявление оказалось неожиданным не только для обвинения, но и для защиты.