Соломенный отсчет

  • Блоги
  • Инна Кушнарева

 

Британский «Список смертников» (Kill list), возможно, оправдывает не все ожидания (англичане активно писали, что он очень страшный), но все же небезынтересный жанровый гибрид. В подтексте чувствуется оригинальный «Соломенный человек», хотя его высот фильм Бена Уитли не достигает. Начинается фильм как социальная, «кухонная» (kitchen sink) драма о склочной семейной паре, ругающейся друг с другом не только при ребенке, но и при зашедших в гости друзьях. Муж - бывший ветеран, воевал в Ираке, страдает от пост-травматического синдрома и ест таблетки горстями. Работает киллером. Они с приятелем как раз получают новый заказ — ликвидировать людей по списку. Обычная работа, только контракт пришлось подписать кровью из рассеченной ладони. Больше половины фильма проходит в социально заземленном-приземленном и очень атмосферном жанре триллера. Чуваки сначала убивают священника, затем в полном смысле этого слова мочат библиотекаря, а под конец получают заказ на парламентария (касательно порядка жертв, наверняка, найдется какая-нибудь английская считалка).
Главный герой при этом слишком эмоционально вовлекается в процесс и воображает себя карающей дланью господней (даже убивает кого-то не по списку, несколько отвлекшись), тогда как собственная рука у него упорно не заживает. Приятель, не вовлеченный и непсихованный, соображает, что это какая-то подстава, но отказаться от работы они уже не могут. Ближе к финалу в фильме обнаруживатеся действительно жуткая сцена радений на леской полянке возле виллы парламентария: голые бабы и мужики с лицами, обернутыми в пучки соломы. Что за сектанты не разъясняется, но фильм заканчивается их полным триумфом.
«Список смертников» любопытен тем, что, привив к триллеру хоррор, приоткрывает некоторые основания жанра фильмов о киллерах, ушедшие в культурное бессознательное. Киллер существует для того, чтобы лишить убийство символического характера и перевести в план чистой прагматики. Отсюда происходит идеология профессионализма, рационализма, чистой работы, стирания личности, дистанцированности и пр. Киллер нужен для того, чтобы убийство перестало быть архаическим жертвоприношением, каковым, возможно, изначально было, см. многочисленные теории о священном насилии как основе построения общества, например у Рене Жирара. В «Списке смертников» все убийства в итоге оказываются ритуальными, а киллер — их отнюдь не посторонним и недистанцированным участником.

 

Сердце не на месте. «Аритмия», режиссер Борис Хлебников

№5/6, май-июнь

Сердце не на месте. «Аритмия», режиссер Борис Хлебников

Алексей Медведев

После того как событие случается, все его причины выглядят очевидными. Кажется, что оно не могло не произойти. Так было и с победой «Аритмии» на «Кинотавре». «Ведь Боря Хлебников такой хороший и добрый...», «Ведь Яценко и Горбачева такие классные...», «Ведь на душе так грустно, но и радостно тоже...», «Ведь так приятно напевать после фильма «Яхта, парус...» Сочинская легкая эйфория оборачивается таким легким маскировочным туманом, который не дает оценить масштаб и смысл происшедшего.

Колонка главного редактора

Широкие и узкие основы культуры. Даниил Дондурей: «Этот проект — модель идеального мира»

22.11.2014

Подходит к концу работа над проектом «Основ государственной культурной политики». Позади десятки заседаний, открытых и закрытых обсуждений. За это время проект «Основ», работа над которым курируется на самом высоком уровне, спровоцировал ряд острых споров, попутно приобретя статус чуть ли не главного документа страны. При том, что никакой законодательной силы он иметь не будет.  

Новости

Вышел мартовский номер «Искусства кино»

29.03.2013

21 февраля не стало Алексея Германа. Великого режиссера. Этот номер был уже сверстан, но мы поняли: открыть его должны неравнодушные слова Германа, проницательные, яростные и восторженные, горькие и смешные высказывания — о времени, о кино, о себе, о коллегах.