Контроль и свобода

  • Блоги
  • Зара Абдуллаева

Об уличном спектакле, он же концептуальная прогулка, осуществленная по Москве в рамках международного проекта Remote X, рассказывает Зара Абдуллаева.


Remote X – проект самой знаменитой документальной театральной группы Rimini Protokoll, основанной в 2000-м году, работающей непременно с непрофессиональными актерами – участниками спектаклей – в разных городах. С 2003-го штаб-квартира группы находится в Берлине.

Remote Moscow является очередным – после Авиньона, Берлина, Лиссабона, Нью-Йорка и т.д. – спектаклем-путешествием. На первый взгляд, проект выглядит – пока в нем не поучаствуешь – коммерческой акцией, она же аудиопрогулка по городу. Тебе выдают наушники, и голос (сначала женский, который сменяет мужской) организует твой путь, побуждает к действиям/противодействиям. Иначе говоря, контролирует тебя и упреждает опасности, возможные по дороге длиной в полтора часа.

На самом деле это провокативный, драматургически сложный проект (концепция, сценарий, режиссура Штефана Кэги, второй режиссер Йорг Карренбауэр), исследующий в «полевых условиях», в городском пространстве зазор между манипуляцией и протестом, квестом и политпросветом, коллективной ответственностью и решением действовать на собственный лад каждого из участников прогулки под водительством аудиогида.

remote-x-2Remote Moscow

Начинается путешествие на Миусском кладбище, а заканчивается под облаками – на террасе четвертого этажа ЦУМа. Таким образом, акторы, а не актеры, москвичи, а также, может быть, гости столицы проходят целостный, так сказать, жизненный путь («снизу вверх»), «испаряясь» на игровой площадке террасы в клубах внезапно явившегося дыма. Этот трюк действует и эффектно, и вполне концептуально. И, что еще важнее, по-детски простодушно. А как еще проблематизировать границы, трения, совместимость и конфликты между искусственностью и природой (на кладбище голос в наушниках говорит о живых и искусственных цветах на могилах), управлением и неподчинением, телом и духом, человеком играющим и зрителем наблюдающим?

Голос в наушниках представляется: «Меня зовут Милена, голос есть, а губ нет». Коллективному телу предлагается выбрать могилу, представить, сколько (больше, столько же или меньше) проживешь именно ты. Далее путь неожиданно и логично лежит в подземный переход. «В твое подсознание», но и в сырое, вонючее пространство подземелья, выходящее на площадь перед торговым центром, где тебе навязывает или предлагают – судить тебе – роль зрителей на сцене без рампы. «Актерами» становятся – представляются – прохожие, не подозревающие о своей роли. Но тебе в уши суфлируют, что они, горожане, «делают вид, что говорят по телефону, курят» и т.д. И мы, втянувшись в роль зрителей или уподобившись им, аплодируем. Почему? Потому что «актеры» не актерствуют. Тетива между искусственностью и естественностью натягивается.

remote-x-3Remote Moscow

Расслабляется она в метро, на «перевалочном пункте» между верхом и низом. Но не в карнавальном жанре, хотя отчасти в нем тоже, а в обыденной поездке, выводящей на свет. Ты, мы, они должны подождать зеленого огня светофора. Осуществить опять переход. Поэтика светофора, осуществленная Кэги, стоит отдельного упоминания/восхищения. Потому хотя бы, что твое искусственное торможение в дороге не отличить от естественной приостановки твоего «жизненного пути». Или наоборот. И – не только во время столь специальной прогулки. Теперь ты на Страстном бульваре. Буквально на природе. Шумит листва. Давно я там не была в это время года, хотя живу близко. И – рот открыла, забыв про водителя стаи (управляющий голос), увидав столики шахматистов! Будто провалилась в фильм Муратовой, или в 30-е, а может, в 50-е годы. Покуда все бежали по бульвару по указке, я стояла, вперившись в игроков. Естественных в наше время, в некурортной Москве? Или искусственно посаженных (за столики).

Незнакомые путешественники меня поджидали у памятника Высоцкого, где голос потрафил бегунам словами «чуть помедленнее, кони». Обхохочешься, ведь теперь наша стая застряла на пограничной полосе людей/животных. Разумеется, что стае предстояло превратиться в «стадо» в Петровском монастыре, где, передохнув, закусив в трапезной, участники прогулки оказались сначала в ловушке – во дворах Петровки, чтобы, проскочив Столешников с витринами бутиков, оказаться перед зданием прокуратуры и превратиться в иную по жанру группу (флэшмоб). Достав, как велел голос, из сумок вещицу на собственный выбор и задрав ее в вытянутой руке, горожане-активисты пошли, ведомые лозунгами «свободу политзаключенным» и под звук/ гул полицейских сирен. Потанцевав, то есть вновь превратившись на площади перед ЦУМом в актеров, на которых глазели зеваки, прохожие и отдыхающие после закупок, стайки этого «стада» направились сквозь универмаг ввысь, на террасу (см. выше). Достучали, наконец, башмаками с кладбища до небес. Превратились в облака в штанах, юбках, платьях.

remote-x-4Remote Moscow

Программа закончилась. Программирование (голосом без тела) тоже. Наблюдатели-невидимки ушли на покой. Коммуникация, наладившись, распалась. Я свободен. Или только делаю вид? Ведь так может привидеться (без подсказки искусственного разума) тому, кто за тобой наблюдает вживую, невольно. Ну, или показаться тем, кто тебя видит (знает) насквозь.

Обратная сторона страны. «Кредит на убийство», режиссер Влади Антоневич

№1, январь

Обратная сторона страны. «Кредит на убийство», режиссер Влади Антоневич

Лариса Малюкова

«Лаура, скажи, пожалуйста, что это фейк, умоляю!» Подростки из разных стран смотрят видеоролик, гуляющий в Сети в 2007-м под названием «Убийство таджика и дагестанца». Заснятая в реальном времени казнь двух мигрантов. Ни тел, ни убийц так и не нашли. Следователям было не того. Первым делом они задались вопросом: не террористов ли замочили в том злополучном лесу? Вторым – объявили ролик муляжом. Но отец одного из зверски убитых мальчиков признал в нем своего сына Шамиля Удаманова. И тогда ему сказали: «Ищите сами».

Колонка главного редактора

Российская смысловая матрица

07.06.2016

Культуролог Даниил Дондурей о творцах понимания российской жизни. Републикация статьи в газете «Ведомости».

Новости

Признания Ника Кейва откроют 5-й Beat

20.05.2014

С 27 мая по 8 июня в Москве уже в пятый раз состоится фестиваль Beat, посвященный документальному кино о музыке и молодежных субкультурах. Как всегда, в программе российские премьеры громких хитов международных кинофестивалей, зрительские фильмы о музыкальных явлениях, молодежных субкультурах и кумирах поколений, чьи имена и есть современная поп-культура.