Мистер и миссис Ватан. «Союзники», режиссер Роберт Земекис

  • Блоги
  • Нина Цыркун

Продолжается прокат "Союзников" с Брэдом Питтом и Марион Котийяр в главных ролях. О романтической драме Роберта Земекиса, отсылающей к знаменитой "Касабланке" – Нина Цыркун .


Похоже, Роберт Земекис, любящий разнообразие, открыл новый жанр, точнее, жанровый гибрид – романтический шпионский ретро-триллер. Это еще не все слагаемые микста от мастера «больших историй» Земекиса под названием «Союзники». Главный компонент здесь, определяющий стилистику и общую тональность, исходный образец, по мерке которого замышлялся фильм, – ни много ни мало легендарная «Касабланка» Майкла Кёртица, вышедшая на экраны в 1942 году. Замысел, конечно, амбициозный, но Земекис слишком талантлив и мастеровит, чтобы просто вышивать по известной канве.

Зритель, поначалу обманутый кадрами прибытия канадского шпиона во Французское Марокко, оккупированное фашистами, вскоре понимает, что сюжет здесь совсем другой. Тем не менее время и место действия (все закручивается в той же Касабланке в том же 1942-ом году), роковая любовная история (хоть и не треугольник), атмосфера войны, обостряющей чувства, а более всего – аллюзия на любимое кино рождают необычный отклик радостной ностальгии.

Allied 2«Союзники»

Если у Кёртица главной загадкой для зрителя было, кого же из двух влюбленных в нее мужчин на самом деле любит Илзе в исполнении Ингрид Бергман, то у Земекиса загадка более жесткого свойства: на самом ли деле героиня Марион Котийяр немецкая шпионка или нет. Это не означает, что перед нами чисто интеллектуальный и безэмоциональный квиз. Загадка создает сильнейший саспенс, потому что вопрос стоит не о заурядном предательстве (что на войне совсем не редкость), а о вероятной измене самого близкого и любимого человека. Более того – в основе картины сюжет про любовь двух оперативников (это, как говорят сведущие люди, довольно часто случалось, когда профессионалам данной специальности во вражеском окружении приходилось изображать супружескую пару). В случае подтверждения, что партнер – двойной агент и работает на противника, по правилам британского Управления спецопераций его следовало уничтожить, а утратившего бдительность агента наказать за государственную измену. Тоже, видимо, смертной казнью.

Вот чем рискуют канадский разведчик Макс Ватан (Брэд Питт) и девушка французского Сопротивления Марианна (Марион Котийяр), волею начальства сведенные в фиктивную, а волею сердец в реальную супружескую пару. Казалось бы, Марианна доказала свою лояльность, вместе с Максом осуществив лихой диверсионный акт в немецком посольстве, но переменчивый сюжет делает внезапный поворот, заставляя пристальней всмотреться в эту красавицу с французским шармом. Марион Котийяр так ловко лавирует в рамках роли женщины, ведущей двойную жизнь, что до финала найти правильный ответ зрителю вряд ли удастся. Разве что сильно поднаторевшему в шпионских играх.

Allied 3«Союзники»

«Союзники» были бы совсем хороши, если бы не одна проблема: создатели слишком перетрудились, воссоздавая эпоху. Кадр до последнего сантиметра забит предметами того времени – достаточно подержанными для впечатления достоверности, но чрезмерными в своем количестве, чтобы это впечатление закрепить. Пространство той же «Касабланки» было максимально свободным от реквизита и декораций, потому что авторам не надо было ничего «воспроизводить». Эпоха и ее признаки были на виду, и внимание камеры сосредоточивалось на актерах. Теперь понадобилось. И актеры с нескрываемым удовольствием погрузились в атмосферу тех далеких лет. (Я уж не говорю о привилегии безнаказанно курить прямо площадке). Брэд Питт явно чувствует себя в шкуре Хамфри Богарта – да и кто из актеров на его месте не почувствовал бы себя так! А Марийон Котийяр при всей своей естественности и психологической убедительности, шествуя по экрану в калейдоскопически меняющихся, всегда с иголочки туалетах, не может не производить эффект модели на подиумном дефиле. Старательность воспризведения обстоятельств времени и места, так же, как эта псевдоподиумная жизнь внушают сомнение в реалистичности истории, которую нам так впечатляюще рассказывают, хотя сценарист Стивен Найт утверждает, будто она основана на подлинных событиях. К нему, кстати, тоже есть претензии: известный перебор в повествовательных деталях. В том, например, что за кадром остается самое сложное – подробности подготовки операции в посольстве, и нам показывают лишь триумфальный финал – как фашисты разлетаются от меткой стрельбы Макса и Марианны, а они словно заговоренные.

Сиди и смотри. «Прорубь», режиссер Андрей Сильвестров

№5/6, май-июнь

Сиди и смотри. «Прорубь», режиссер Андрей Сильвестров

Евгений Майзель

1 Разговор о «Проруби» имеет смысл начать с того, кто ее прорубил. Выдающийся деятель независимого российского кино, режиссер и продюсер Андрей Сильвестров последние десять лет стабильно выпускает самые радикальные и экстравагантные картины – не оппозиционные, а, скорее, перпендикулярные и мейнстриму, и артхаусу, и высоколобому авангарду. Присланный к нам прямиком из 90-х, Сильвестров свидетельствует о фантастической свободе, легкости и непредсказуемости настоящего творчества.

Колонка главного редактора

Даниил Дондурей: «Телевизор – главный инструмент управления страной»

08.11.2012

Сохранение советского мировоззрения и мягкое принуждение граждан к непрерывным развлечениям, – таковы основные идеологические задачи, решаемые сегодня при помощи управления СМИ, считает культуролог Даниил Дондурей, главный редактор журнала «Искусство кино». Републикуем интервью, данное журналу «Нескучный сад».

Новости

На XI мкф «Зеркало» победили «Теснота», «Я не мадам Бовари» и «Короткая экскурсия»

18.06.2017

18 июня в Иваново состоялась торжественная церемония закрытия XI Международного кинофестиваля им. Андрея Тарковского, на которой были вручены многочисленные призы в двух конкурсных программах и еще в нескольких параллельных секциях.