Мистер и миссис Ватан. «Союзники», режиссер Роберт Земекис

  • Блоги
  • Нина Цыркун

Продолжается прокат "Союзников" с Брэдом Питтом и Марион Котийяр в главных ролях. О романтической драме Роберта Земекиса, отсылающей к знаменитой "Касабланке" – Нина Цыркун .


Похоже, Роберт Земекис, любящий разнообразие, открыл новый жанр, точнее, жанровый гибрид – романтический шпионский ретро-триллер. Это еще не все слагаемые микста от мастера «больших историй» Земекиса под названием «Союзники». Главный компонент здесь, определяющий стилистику и общую тональность, исходный образец, по мерке которого замышлялся фильм, – ни много ни мало легендарная «Касабланка» Майкла Кёртица, вышедшая на экраны в 1942 году. Замысел, конечно, амбициозный, но Земекис слишком талантлив и мастеровит, чтобы просто вышивать по известной канве.

Зритель, поначалу обманутый кадрами прибытия канадского шпиона во Французское Марокко, оккупированное фашистами, вскоре понимает, что сюжет здесь совсем другой. Тем не менее время и место действия (все закручивается в той же Касабланке в том же 1942-ом году), роковая любовная история (хоть и не треугольник), атмосфера войны, обостряющей чувства, а более всего – аллюзия на любимое кино рождают необычный отклик радостной ностальгии.

Allied 2«Союзники»

Если у Кёртица главной загадкой для зрителя было, кого же из двух влюбленных в нее мужчин на самом деле любит Илзе в исполнении Ингрид Бергман, то у Земекиса загадка более жесткого свойства: на самом ли деле героиня Марион Котийяр немецкая шпионка или нет. Это не означает, что перед нами чисто интеллектуальный и безэмоциональный квиз. Загадка создает сильнейший саспенс, потому что вопрос стоит не о заурядном предательстве (что на войне совсем не редкость), а о вероятной измене самого близкого и любимого человека. Более того – в основе картины сюжет про любовь двух оперативников (это, как говорят сведущие люди, довольно часто случалось, когда профессионалам данной специальности во вражеском окружении приходилось изображать супружескую пару). В случае подтверждения, что партнер – двойной агент и работает на противника, по правилам британского Управления спецопераций его следовало уничтожить, а утратившего бдительность агента наказать за государственную измену. Тоже, видимо, смертной казнью.

Вот чем рискуют канадский разведчик Макс Ватан (Брэд Питт) и девушка французского Сопротивления Марианна (Марион Котийяр), волею начальства сведенные в фиктивную, а волею сердец в реальную супружескую пару. Казалось бы, Марианна доказала свою лояльность, вместе с Максом осуществив лихой диверсионный акт в немецком посольстве, но переменчивый сюжет делает внезапный поворот, заставляя пристальней всмотреться в эту красавицу с французским шармом. Марион Котийяр так ловко лавирует в рамках роли женщины, ведущей двойную жизнь, что до финала найти правильный ответ зрителю вряд ли удастся. Разве что сильно поднаторевшему в шпионских играх.

Allied 3«Союзники»

«Союзники» были бы совсем хороши, если бы не одна проблема: создатели слишком перетрудились, воссоздавая эпоху. Кадр до последнего сантиметра забит предметами того времени – достаточно подержанными для впечатления достоверности, но чрезмерными в своем количестве, чтобы это впечатление закрепить. Пространство той же «Касабланки» было максимально свободным от реквизита и декораций, потому что авторам не надо было ничего «воспроизводить». Эпоха и ее признаки были на виду, и внимание камеры сосредоточивалось на актерах. Теперь понадобилось. И актеры с нескрываемым удовольствием погрузились в атмосферу тех далеких лет. (Я уж не говорю о привилегии безнаказанно курить прямо площадке). Брэд Питт явно чувствует себя в шкуре Хамфри Богарта – да и кто из актеров на его месте не почувствовал бы себя так! А Марийон Котийяр при всей своей естественности и психологической убедительности, шествуя по экрану в калейдоскопически меняющихся, всегда с иголочки туалетах, не может не производить эффект модели на подиумном дефиле. Старательность воспризведения обстоятельств времени и места, так же, как эта псевдоподиумная жизнь внушают сомнение в реалистичности истории, которую нам так впечатляюще рассказывают, хотя сценарист Стивен Найт утверждает, будто она основана на подлинных событиях. К нему, кстати, тоже есть претензии: известный перебор в повествовательных деталях. В том, например, что за кадром остается самое сложное – подробности подготовки операции в посольстве, и нам показывают лишь триумфальный финал – как фашисты разлетаются от меткой стрельбы Макса и Марианны, а они словно заговоренные.

Берлин-2017. Паул Верхувен, Мэгги Джилленхол. Смелость: вопреки всему. Встреча с журналистами

№2, февраль

Берлин-2017. Паул Верхувен, Мэгги Джилленхол. Смелость: вопреки всему. Встреча с журналистами

Встреча журналистов с журналистов с членами жюри Берлинале Паулом Верхувеном и Мэгги Джил­ленхол Courage: Against All Odds состоялась 12 февраля в рамках Berlinale Talents. Ведущий – историк кино, многолетний консультант Berlinale Talents Питер Коуи.

Колонка главного редактора

Даниил Дондурей: «Сверхценности» опять останавливают Россию? Российская государственность: к этиологии сверхценностей

28.04.2015

Беседа с главным редактором журнала «Искусство кино», культурологом, кинокритиком Даниилом Дондуреем. — Сначала вопросы к себе: почему произошло все то, что с нами случилось в минувшем году? Что предвещало, из какой табакерки выскочило, кто демиург событий? Где таились те идеологемы, которые так неотвратимо были объявлены главными? Мне кажется, что все это сработало не вдруг и связано не только с именем государя.

Новости

В Петербурге завершился XXIV фестиваль «Виват кино России!»

20.05.2016

19 мая в Молодежном театре на Фонтанке (Санкт-Петербург) состоялась торжественная церемония закрытия ХХIV Всероссийского кинофестиваля "Виват кино России!". В конкурсной программе, куда вошли восемь картин, триумфальную победу одержал "Инсайт" Александра Котта. Публикуем полный список всех лауреатов "Виват кино России!" 2016 года.