Монокль

  • Блоги
  • Зара Абдуллаева

Одна из программ австрийского фестиваля, прошедшего в Москве, состояла из фильмов, выбранных для показа современными австрийскими режиссерами. Джессика Хауснер предпочла документальный фильм Зайдля «Потери неизбежны» (1992), а Маркус Шляйнцер решил, что пересмотреть необходимо «Пианистку» Ханеке. Зара Абдуллаева – о выборе Ульриха Зайдля.

foolishwives-stroheimТем, кто знает картины Зайдля, его выбор может показаться неожиданным. Но фильм Эриха фон Штрогейма «Глупые жены» (1922) – саркастические и простодушные – оказались для Зайдля важнее прочих опусов, вошедших в историю кино.

Возможно, так произошло потому, что в 2002 году Австрийский музей кино сделал программу, посвященную Штрогейму и Зайдлю. Оказавшись рядом, Зайдль удостоверился, что завороженность фильмами его соотечественника, снимавшего в Голливуде, остается насущной и сильной. Зайдль, объясняя свой выбор для фестиваля, проходящего в Москве, говорит о перфекционизме Штрогейма – главном свойстве и его работы. Но не только. «Бездны и потемки человеческой души», которые, по словам Зайдля, запечатлел Штрогейм, – вот что объединяет этих режиссеров и свидетельствует об их странном сближении.

«Глупые жены» – один из самых исковерканных фильмов Штрогейма, многократно перемонтированный без участия автора, безжалостно сокращенный, обвиненный в антиамериканских настроениях и существовавший (в Америке и Европе) в разных версиях, покуда Артур Ленниг, историк кино и автор книги о Штрогейме, не перелопатил эти изуродованные версии с пониманием авторских интенций.

Русского квазиграфа Карамзина, якобы бежавшего от красных в Монте-Карло (действие происходит в 1919 году), авантюриста, окруженного псевдокузинами, с которыми он спит, и влюбленной в него служанкой, играет Штрогейм. Мошенник, сластолюбец, решивший обольстить американку, жену посланника, чтобы, воспользовавшись фальшивыми банкнотами, предложенными ему неким старьевщиком, выиграть в рулетку, а в случае разоблачения, замести следы.

Все еще смешно, когда этот Карамзин ест за завтраком ложками икру, пьет одеколон, ведет себя учтиво и безобразно, охмуряя американку, которая читает роман «Глупые жены» Штрогейма (кинозрители видят обложку). Черный юмор режиссера с годами не померк. Наивный сюжет; демонический шторм во время прогулки; убежище Карамзина с наивной американкой в каморке ведьмы; пожар, который устраивает служанка Марушка, бросившаяся со скалы из-за разбитой любви; разоблачение русских проходимцев, в то время как под солнцем Монте-Карло (декорации стоили немалого бюджета) надеются согреть увечные тела солдаты Первой мировой, привлекли Зайдля, помимо упорства Штрогейма, переснимавшего одну сцену множество раз, пока продюсеры не отняли материал, противопоставлением подделки и – реальности, сокрытой за масками простецких или ушлых персонажей.

foolishwives-3-stroheim
«Глупые жены»

«Глупые жены» – репетиция «Алчности», что не могло не поразить Зайдля, понимающего непристойность лицемерия, тщеславия и прочих слабостей человеческих. Как он однажды сказал: «Каждый – одновременно человек и не человек».

Штрогейм имел (по творческим и внехудожественным мотивам) репутацию «человека, которого приятно ненавидеть». Про Зайдля в других, менее изощренных, формулировках говорят примерно так же. Штрогейм, как и Триер, позволил присоединить к своей фамилии частичку «фон». Но разница в том, что датского режиссера третируют за его провокативность и пиар-технологии, а американского так и не разоблачили, приняв за европейского аристократа с моноклем.

Штрогейм пользовался моноклем в жизни, как и сыгранный им Карамзин, пройдоха с манерами. Штрогейм негодовал, что его отождествляют с гротескным персонажем. Но такая критика подтверждала его взгляд на американцев – инфантильную и не всегда добродушную публику.

 

foolishwives-2-stroheim
«Глупые жены»

Когда я впервые увидела Зайдля с моноклем, то была поражена. Очень уж не вязался образ автора «Собачьей жары» с этим пижонским аксессуаром. Теперь я догадываюсь, хотя, может быть, совсем не права, что монокль Зайдля -- свидетельство той связи с Штрогеймом, которой он дорожит и в которую верит. 

№5/6, май-июнь

Мера за меру

На вопрос о целесообразности государственного протекционизма отвечают Тимур Бекмамбетов, Алексей Бырдин, Леонид Верещагин, Олег Иванов, Иван Кудрявцев, Дмитрий Литвинов, Алексей Рязанцев, Сергей Сельянов, Джаник Файзиев.

Колонка главного редактора

Широкие и узкие основы культуры. Даниил Дондурей: «Этот проект — модель идеального мира»

22.11.2014

Подходит к концу работа над проектом «Основ государственной культурной политики». Позади десятки заседаний, открытых и закрытых обсуждений. За это время проект «Основ», работа над которым курируется на самом высоком уровне, спровоцировал ряд острых споров, попутно приобретя статус чуть ли не главного документа страны. При том, что никакой законодательной силы он иметь не будет.  

Новости

Гран-при юбилейного «Зеркала» завоевал «Темный зверь»

20.06.2016

19 июня в городе Иваново состоялась церемония закрытия X международного кинофестиваля им. Андрея Тарковского "Зеркало", проходившего с 14 по 19 июня 2016 года в Плёсе, Иваново, Юрьевце и других городах Ивановской области.