Пленник Калипсо. «Одиссея», режиссер Жером Салль

  • Блоги
  • Нина Цыркун

Байопик знаменитого океанографа и первый игровой фильм, снимавшийся в окрестностях Южного полюса, вышел на экраны ровно через 60 лет после того, как документальная лента Жак-Ива Кусто «В мире безмолвия» завоевала «Золотую пальмовую ветвь» Каннского фестиваля. Чем располагает к себе этот фильм? На этот вопрос отвечает Нина Цыркун.


«Одиссея» Жерома Салля располагает к себе тем, что в ней все правда. В отличие от большинства биографических фильмов, здесь ничего не приукрашено и ничего не вымышлено. Разве что создатели чересчур осторожно, если не сказать застенчиво относятся к материалу, оставаясь подчеркнуто лаконичными там, где на героя может упасть слишком густая тень.

Сценарий основан на книгах старшего сына Жак-Ива Кусто – Жан-Мишеля и бессменного члена команды «Калипсо» – фанатично преданного капитану ныряльщика Альбера Фалько. Жан-Мишель, при всей своей сыновьей любви и понимании той необыкновенной роли, которую отец сыграл в жизни послевоенных поколений, не счел нужным скрывать не самые привлекательные черты характера и факты биографии своего отца. Но что из этого? Сникла ли наша признательность за открытый им мир, если мы узнали, что Кусто, к примеру, изменял умнице-красавице жене, стоически поддерживавшей его в самые трудные, казалось бы, безнадежные моменты и целые периоды его непростой жизни? Или, может быть, наоборот – он стал нам ближе и понятней, потому что при всем его героическом величии предстал живым человеком?

«Одиссея», трейлер

Название фильма – «Одиссея» – точно отвечает его смыслу. Подобно гомеровскому герою, Жак Кусто проходит свой путь по морям-океанам на корабле, носящем имя нимфы Калипсо, долгие годы удерживавшей в своем плену Одиссея, и вместе с тем проходит путь становления как человека. Создатель популярной «Подводной Одиссеи команды Кусто» не мог не отождествлять себя с ним. Отсюда, наверное, и красная шапочка членов «Команды Кусто» – это та же шапочка греческих моряков, в которой традиционно изображали Одиссея. И хотя верная Пенелопа – законная жена Симона – делит с ним превратности скитаний, но всегда словно пребывает на некой далекой условной Итаке и не может помешать ему заводить романы и детей на стороне. Подобно гомеровскому герою, Жак-Ив «многоумен», но еще эгоистичен, жесток и изворотлив, особенно когда дело касается его экспедиций, требующих немалых средств. Чтобы снимать фильм о подводном мире, Кусто с готовностью идет на сотрудничество с нефтедобывающим концерном, хотя этот пакт несет с собой настоящую экологическую катастрофу.

odyss 2«Одиссея»

Вот что составляет нерв его характера – сочетание трезвого, даже циничного дельца и безнадежного романтика. То и другое – результат его одержимости тем, что стало делом его жизни, из которой, по большому счету, он исключил самых близких ему людей – жену и детей, и, как прирожденный пиарщик, создал миф о самом себе. Кусто мечтал о временах, когда люди в массовом порядке станут переселяться на дно морское, превращаясь в «ихтиандров», которых он называл «акватикусами», и вкладывал последние деньги в безнадежный бизнес сына, занявшегося строительством под водой. Он мыслил глобально, но в конце концов пришел к выводу: «Я захотел покорить этот мир — а его надо было защищать».

odyss 3«Одиссея»

Увидев на месте бывшего обиталища китов остатки лагеря китобоев, потрясенный масштабами разрушений морских экосистем, Кусто становится энтузиастом-защитником природы. Этот поворот происходит благодаря сыну Филиппу, который, в отличие от отца (сформированного не в последнюю очередь жестоким опытом Второй мировой войны), был продуктом гуманных 60-х годов.

Постепенно превращающегося в памятник самого себе Жак-Ива сыграл Ламбер Вильсон; его жену, потихоньку спивающуюся от тоски Симону, – Одри Тоту; младшего сына-бунтаря Филиппа – Пьер Нинэ, а покладистого Жан-Мишеля – Бенжамен Лаверн. Все вместе они создают портрет человека и его мифа. Но как бы ни было это интересно, как бы ни углубляло наше представление о Кусто и долгих годах его бурной деятельности, самое увлекательное в этом фильме – открытый им мир. Что может сравниться с кадрами, где акула тычется носом в объектив камеры Жан-Мишеля или доверчивые пингвины задевают спинами людей, ступивших на вечные снега Антарктики?

Маленькие жизни. «Оскар» и Берлин: глобальному посланию веры больше нет

№2, февраль

Маленькие жизни. «Оскар» и Берлин: глобальному посланию веры больше нет

Антон Долин

1 Значит, «Лунный свет». Обратная сторона дня, ночное животное, а не фильм. Теневой лидер симпатий, снятый за полтора миллиона долларов, со своими восемью номинациями против заведомо (казалось) победоносных четырнадцати «Ла-Ла Ленда» вдруг взял самую гламурную и авторитетную кинопремию в мире. Кажется, Барри Дженкинс, три­дцатисемилетний режиссер и сценарист – с еще одним персональным «Оскаром» за сценарий (лишь формально адаптированный, ведь первоисточник драматурга Тарелла Элвина Маккрейни даже не опубликован и сильнейшим образом переписан), – сам был не в меньшем шоке, чем зрители. Тем более что вручение сопровождалось неслыханным конфузом.

Колонка главного редактора

Даниил Дондурей: «Телевизор – главный инструмент управления страной»

08.11.2012

Сохранение советского мировоззрения и мягкое принуждение граждан к непрерывным развлечениям, – таковы основные идеологические задачи, решаемые сегодня при помощи управления СМИ, считает культуролог Даниил Дондурей, главный редактор журнала «Искусство кино». Републикуем интервью, данное журналу «Нескучный сад».

Новости

На XIV Канском видеофестивале победила «Гренландия»

29.08.2015

29 августа в Канске состоялась церемония закрытия XIV Международного Канского Видеофестиваля. Гран-при фестиваля — «Золотой пальмовый секатор» был присужден картине израильского режиссера Орена Гернера «Гренландия».