Пленник Калипсо. «Одиссея», режиссер Жером Салль

  • Блоги
  • Нина Цыркун

Байопик знаменитого океанографа и первый игровой фильм, снимавшийся в окрестностях Южного полюса, вышел на экраны ровно через 60 лет после того, как документальная лента Жак-Ива Кусто «В мире безмолвия» завоевала «Золотую пальмовую ветвь» Каннского фестиваля. Чем располагает к себе этот фильм? На этот вопрос отвечает Нина Цыркун.


«Одиссея» Жерома Салля располагает к себе тем, что в ней все правда. В отличие от большинства биографических фильмов, здесь ничего не приукрашено и ничего не вымышлено. Разве что создатели чересчур осторожно, если не сказать застенчиво относятся к материалу, оставаясь подчеркнуто лаконичными там, где на героя может упасть слишком густая тень.

Сценарий основан на книгах старшего сына Жак-Ива Кусто – Жан-Мишеля и бессменного члена команды «Калипсо» – фанатично преданного капитану ныряльщика Альбера Фалько. Жан-Мишель, при всей своей сыновьей любви и понимании той необыкновенной роли, которую отец сыграл в жизни послевоенных поколений, не счел нужным скрывать не самые привлекательные черты характера и факты биографии своего отца. Но что из этого? Сникла ли наша признательность за открытый им мир, если мы узнали, что Кусто, к примеру, изменял умнице-красавице жене, стоически поддерживавшей его в самые трудные, казалось бы, безнадежные моменты и целые периоды его непростой жизни? Или, может быть, наоборот – он стал нам ближе и понятней, потому что при всем его героическом величии предстал живым человеком?

«Одиссея», трейлер

Название фильма – «Одиссея» – точно отвечает его смыслу. Подобно гомеровскому герою, Жак Кусто проходит свой путь по морям-океанам на корабле, носящем имя нимфы Калипсо, долгие годы удерживавшей в своем плену Одиссея, и вместе с тем проходит путь становления как человека. Создатель популярной «Подводной Одиссеи команды Кусто» не мог не отождествлять себя с ним. Отсюда, наверное, и красная шапочка членов «Команды Кусто» – это та же шапочка греческих моряков, в которой традиционно изображали Одиссея. И хотя верная Пенелопа – законная жена Симона – делит с ним превратности скитаний, но всегда словно пребывает на некой далекой условной Итаке и не может помешать ему заводить романы и детей на стороне. Подобно гомеровскому герою, Жак-Ив «многоумен», но еще эгоистичен, жесток и изворотлив, особенно когда дело касается его экспедиций, требующих немалых средств. Чтобы снимать фильм о подводном мире, Кусто с готовностью идет на сотрудничество с нефтедобывающим концерном, хотя этот пакт несет с собой настоящую экологическую катастрофу.

odyss 2«Одиссея»

Вот что составляет нерв его характера – сочетание трезвого, даже циничного дельца и безнадежного романтика. То и другое – результат его одержимости тем, что стало делом его жизни, из которой, по большому счету, он исключил самых близких ему людей – жену и детей, и, как прирожденный пиарщик, создал миф о самом себе. Кусто мечтал о временах, когда люди в массовом порядке станут переселяться на дно морское, превращаясь в «ихтиандров», которых он называл «акватикусами», и вкладывал последние деньги в безнадежный бизнес сына, занявшегося строительством под водой. Он мыслил глобально, но в конце концов пришел к выводу: «Я захотел покорить этот мир — а его надо было защищать».

odyss 3«Одиссея»

Увидев на месте бывшего обиталища китов остатки лагеря китобоев, потрясенный масштабами разрушений морских экосистем, Кусто становится энтузиастом-защитником природы. Этот поворот происходит благодаря сыну Филиппу, который, в отличие от отца (сформированного не в последнюю очередь жестоким опытом Второй мировой войны), был продуктом гуманных 60-х годов.

Постепенно превращающегося в памятник самого себе Жак-Ива сыграл Ламбер Вильсон; его жену, потихоньку спивающуюся от тоски Симону, – Одри Тоту; младшего сына-бунтаря Филиппа – Пьер Нинэ, а покладистого Жан-Мишеля – Бенжамен Лаверн. Все вместе они создают портрет человека и его мифа. Но как бы ни было это интересно, как бы ни углубляло наше представление о Кусто и долгих годах его бурной деятельности, самое увлекательное в этом фильме – открытый им мир. Что может сравниться с кадрами, где акула тычется носом в объектив камеры Жан-Мишеля или доверчивые пингвины задевают спинами людей, ступивших на вечные снега Антарктики?

Клим Козинский. С чистого листа

№5/6, май-июнь

Клим Козинский. С чистого листа

Кристина Матвиенко

«Тетраграмматон» — фильм Клима Козинского, рассказывающий в жанре комикса историю философской мысли. Довольно диковатая для такого материала эстетика предполагает безапелляционное и веселое смешение не только разных философов (от Хайдеггера до Славоя Жижека), но и различных фактур и техник. Свобода обращения с героями, глубокое понимание их идей и контекста дают зрителю — искушенному и не очень — шанс понять про этих философов как бы заново, минуя ловушки упрощения или занудства.

Колонка главного редактора

Даниил Дондурей: «Сверхценности» опять останавливают Россию? Российская государственность: к этиологии сверхценностей

28.04.2015

Беседа с главным редактором журнала «Искусство кино», культурологом, кинокритиком Даниилом Дондуреем. — Сначала вопросы к себе: почему произошло все то, что с нами случилось в минувшем году? Что предвещало, из какой табакерки выскочило, кто демиург событий? Где таились те идеологемы, которые так неотвратимо были объявлены главными? Мне кажется, что все это сработало не вдруг и связано не только с именем государя.

Новости

Открылись юбилейные XX «Белые столбы»

01.03.2016

29 февраля в Киноцентре при Госфильмофонде состоялось торжественное открытие XX фестиваля архивного кино "Белые столбы". Публикуем пресс-релиз и полную программу юбилейного форума.