Игорь Бежинович: «Мне важно было избежать психологизма»

  • Блоги
  • Мария Бикбулатова

На фестивале "Зеркало" фильм Игоря Бежиновича "Короткая экскурсия" получил приз за режиссуру и разделил с картиной Кантемира Балагова "Теснота" приз молодежного жюри кинокритиков "Голос". Мария Бикбулатова обсудила с хорватским режиссером его картину.


zerkalo logo XI

 МАРИЯ БИКБУЛАТОВА. – Игорь, поздравляю с наградами.

ИГОРЬ БЕЖИНОВИЧ. – Большое спасибо! Этот фестиваль стал для меня настоящим событием. Когда фильм показывали в Роттердаме, дискуссии были гораздо короче. Здесь же после обоих показов было очень много вопросов для меня довольно неожиданных, что очень порадовало. 

МАРИЯ БИКБУЛАТОВА. – Каких, например?

ИГОРЬ БЕЖИНОВИЧ. – Вопросы об интерпретации сюжета, в том числе через религию, они меня удивили. В фильме Роко и компания идут искать древний монастырь с фресками, лично для меня это не имело строго религиозного значения. Монастырь – это просто место, куда им нужно попасть. Как и языческий ритуал людей на горе, обряженных в овечьи шкуры и бычьи черепа, я не противопоставлял основному, как бы «христианскому» мотиву. Однако интересно и захватывающе, когда люди обнаруживают в твоей работе то, что ты не имел в виду, и то, что существует помимо тебя.

МАРИЯ БИКБУЛАТОВА. – Атмосфера твоего фильма напомнила мне «Пикник у висячей скалы», и ты подтвердил, что действительно вдохновлялся этим фильмом. Можешь рассказать поподробнее, что конкретно ты, возможно, позаимствовал из этой работы?

ИГОРЬ БЕЖИНОВИЧ. – Мне посоветовали посмотреть «Пикник», когда работа над «Экскурсией» шла уже полным ходом. Так как я делал нежанровое кино, фильм-аллегорию, то боялся, что его структура слишком не нарративна, и он будет распадаться на части. Работа Питера Уира продемонстрировала мне, что такие аллегории возможны, и придала уверенности. Но это скорее внешнее влияние.

МАРИЯ БИКБУЛАТОВА. – Ты также говорил, что больше всего на тебя повлиял Нанни Моретти, но мне кажется, что это влияние совсем не очевидно. В чем оно выражается?

ИГОРЬ БЕЖИНОВИЧ. – Я никогда не стремился подражать Моретти или воспроизводить схожего главного героя. Мне скорее важно это ощущение тонкого юмора на границе с трагическим. Для меня также очень важна Аньес Варда, очевидно отсюда моя любовь к закадровому голосу, и Желимир Жилник. При работе над фильмом я вдохновлялся музыкой французской анархо-панк рок-группы Мано Негра и исследованиями Бранко Фучича, это хорватский историк искусства и археолог, специалист по фрескам.

МАРИЯ БИКБУЛАТОВА. – В основу фильма лег роман «Короткая экскурсия», который, как ты сказал, в Хорватии является программным школьным произведением, которое так или иначе читали почти все. Почему ты выбрал именно этот текст?

ИГОРЬ БЕЖИНОВИЧ. – Дело в том, что начало романа выглядит как действительно хороший сценарий, и когда ты читаешь, у тебя немедленно возникает мысль «О, да это же мог бы быть фильм!». А дальше – все по-другому. Но фильм не следует дословно тексту, многое я не стал включать. Например, в конце романа герои встречают в монастыре старого монаха, и у них происходит долгий диалог. Эта часть мне совсем не понравилась. Зато в фильме есть многое, чего нет в романе, скажем, сцена купания в озере. Было еще одно забавное совпадение – когда мы снимали, у школьников начались выпускные экзамены, и в этом году все выпускники писали финальные сочинения по «Короткой Экскурсии».

МАРИЯ БИКБУЛАТОВА. – Расскажи про сам процесс съемок. Он тоже был похож на изнуряющее путешествие по жаре?

ИГОРЬ БЕЖИНОВИЧ. – Я работал во многом, как документалисты, мне хотелось, чтобы начало фильма было похоже на документальные съемки. Все, кто играет в этом фильме, за исключением Младена Вуйчича, исполняющего Роко, – непрофессиональные актеры. Мы ехали в минивэне по дороге, и когда оператор говорил, где может получится хороший план, мы останавливались в этом месте и снимали. У актеров не было заранее подготовленного текста, я просто просил их поговорить о чем-то – например, о парне, который остался в одной из деревень. На всех персонажах были микрофоны, что для меня было важно, потому как семь актеров импровизировали одновременно в одном кадре без написанных диалогов.

igor bezhinovic brief excursion 01"Короткая экскурсия"

МАРИЯ БИКБУЛАТОВА. – Почему для тебя были важны моменты импровизации? Альберт Серра, который также часто работает с непрофессиональными актерами, тоже любит этот фактор случайности в съемках.

ИГОРЬ БЕЖИНОВИЧ. – Здорово, что ты вспомнила про Серра, потому как у него был невероятный мастер-класс в Йиглаве. Я несколько раз пересматривал его в записи, и он многое мне дал. Однако я думаю, что когда делаешь большие ставки на абсолютную случайность и импровизацию, снимать невероятно сложно. Хотя бы потому что это очень дорого и долго, и получается много ерунды, которую потом приходится долго отсеивать. Поэтому ты не можешь полагаться на случайность. Я думаю, что нужна четкая структура, внутри которой ты импровизируешь.

МАРИЯ БИКБУЛАТОВА. – Что касается закадрового голоса и музыки, тебе важно, чтобы они образовывали единство с визуальной частью, или чтобы между ними существовал некоторый зазор, разсинхрон?

ИГОРЬ БЕЖИНОВИЧ. – Определенно единство. Мы с композитором Хрвойе Никшичем хотели использовать духовые инструменты, и сначала у нас была идея задействовать вьетнамскую флейту, потому что нам очень нравился звук, но затем мы решили, что лучше подойдет наша собственная дудка с Истры. Мы нашли местного музыканта, Зорана Карлича, включали ему ту или иную сцену, и он просто играл в ответ.

igor bezhinovic brief excursion 02"Короткая экскурсия"

МАРИЯ БИКБУЛАТОВА. – Было ли что-то, чего тебе непременно хотелось избежать при работе над фильмом?

ИГОРЬ БЕЖИНОВИЧ. – Да, мне важно было избежать психологизма. Герои находятся здесь и сейчас, без личных историй. В принципе, роман тоже располагает к такому подходу.

МАРИЯ БИКБУЛАТОВА. – Твои более ранние работы отчетливо политические. Ты имеешь дело с социальными вопросами, к примеру, ты сделал фильм о студенческой оккупации Загребского университета в 2009. Конечно, тот же Нанни Моретти может делать и очень политические фильмы, и такие, которые имеют дело с личными и экзистенциальными вопросами, это вовсе не странно. Но если говорить о твоей работе, в чем причина такого перехода к более эфемерному стилю? Или в «Короткой Экскурсии» есть более тонкое политическое измерение?

ИГОРЬ БЕЖИНОВИЧ. – Я думаю, что моя картина достаточно абстрактна и может быть проинтерпретирована и политически, в связи с жизнью конкретного поколения, к которому я принадлежу. Мой предыдущий фильм был документальным; это фильм «Блокада», и я думаю, что между ними много общего. В «Блокаде» я был вдохновлен сопротивлением существующим политическим институциям, а в моем новом фильме – сопротивлением конвенциональным киноформам.

МАРИЯ БИКБУЛАТОВА. – Над чем работаешь сейчас ?

ИГОРЬ БЕЖИНОВИЧ. – С тех пор, как я начал заниматься кино, у меня всегда несколько проектов одновременно. Сейчас я делаю документальный фильм про двух секс-работников, они онлайн-модели. Здесь обратная ситуация, – я включаю в документальную работу довольно много игровых элементов.

Клинт Иствуд. Побег из реальности. Мастер-класс на Каннском кинофестивале

№4, апрель

Клинт Иствуд. Побег из реальности. Мастер-класс на Каннском кинофестивале

На кинофестивале в Канне показали отреставрированную версию «Непрощенного» Клинта Иствуда. К показу приурочили мастер-класс восьмидесятисемилетнего классика. Ведущий — критик LA Times Кеннет Туран.

Колонка главного редактора

Уметь читать азбуку Морзе российской культуры. О новой идеологической доктрине Владимира Путина

08.02.2013

Начав с методологического вступления по теме президентского Послания 2012 года, социолог и искусствовед Даниил Дондурей поспорил с редакторами Gefter.ru о риторике Владимира Путина. Разговор — о будущем, спор — о концептах, заметки — о новациях президента в его последних речах.

Новости

Вышел февральский номер «ИК»

07.03.2013

Каждый год журнал обращается к фестивалю «Артдокфест». И это не случайно. Программы, включающие и дебюты, и работы известных отечественных и зарубежных мастеров, позволяют говорить не только о важнейших проблемах сегодняшней документалистики и даже не только о главных трендах кино, но и — шире — об актуальных тенденциях мирового современного искусства. Вот и в этом номере материалы, напрямую или косвенно инспирированные «Артдокфестом»-2012, составили большую часть содержания.