Игорь Бежинович: «Мне важно было избежать психологизма»

  • Блоги
  • Мария Бикбулатова

На фестивале "Зеркало" фильм Игоря Бежиновича "Короткая экскурсия" получил приз за режиссуру и разделил с картиной Кантемира Балагова "Теснота" приз молодежного жюри кинокритиков "Голос". Мария Бикбулатова обсудила с хорватским режиссером его картину.


zerkalo logo XI

 МАРИЯ БИКБУЛАТОВА. – Игорь, поздравляю с наградами.

ИГОРЬ БЕЖИНОВИЧ. – Большое спасибо! Этот фестиваль стал для меня настоящим событием. Когда фильм показывали в Роттердаме, дискуссии были гораздо короче. Здесь же после обоих показов было очень много вопросов для меня довольно неожиданных, что очень порадовало. 

МАРИЯ БИКБУЛАТОВА. – Каких, например?

ИГОРЬ БЕЖИНОВИЧ. – Вопросы об интерпретации сюжета, в том числе через религию, они меня удивили. В фильме Роко и компания идут искать древний монастырь с фресками, лично для меня это не имело строго религиозного значения. Монастырь – это просто место, куда им нужно попасть. Как и языческий ритуал людей на горе, обряженных в овечьи шкуры и бычьи черепа, я не противопоставлял основному, как бы «христианскому» мотиву. Однако интересно и захватывающе, когда люди обнаруживают в твоей работе то, что ты не имел в виду, и то, что существует помимо тебя.

МАРИЯ БИКБУЛАТОВА. – Атмосфера твоего фильма напомнила мне «Пикник у висячей скалы», и ты подтвердил, что действительно вдохновлялся этим фильмом. Можешь рассказать поподробнее, что конкретно ты, возможно, позаимствовал из этой работы?

ИГОРЬ БЕЖИНОВИЧ. – Мне посоветовали посмотреть «Пикник», когда работа над «Экскурсией» шла уже полным ходом. Так как я делал нежанровое кино, фильм-аллегорию, то боялся, что его структура слишком не нарративна, и он будет распадаться на части. Работа Питера Уира продемонстрировала мне, что такие аллегории возможны, и придала уверенности. Но это скорее внешнее влияние.

МАРИЯ БИКБУЛАТОВА. – Ты также говорил, что больше всего на тебя повлиял Нанни Моретти, но мне кажется, что это влияние совсем не очевидно. В чем оно выражается?

ИГОРЬ БЕЖИНОВИЧ. – Я никогда не стремился подражать Моретти или воспроизводить схожего главного героя. Мне скорее важно это ощущение тонкого юмора на границе с трагическим. Для меня также очень важна Аньес Варда, очевидно отсюда моя любовь к закадровому голосу, и Желимир Жилник. При работе над фильмом я вдохновлялся музыкой французской анархо-панк рок-группы Мано Негра и исследованиями Бранко Фучича, это хорватский историк искусства и археолог, специалист по фрескам.

МАРИЯ БИКБУЛАТОВА. – В основу фильма лег роман «Короткая экскурсия», который, как ты сказал, в Хорватии является программным школьным произведением, которое так или иначе читали почти все. Почему ты выбрал именно этот текст?

ИГОРЬ БЕЖИНОВИЧ. – Дело в том, что начало романа выглядит как действительно хороший сценарий, и когда ты читаешь, у тебя немедленно возникает мысль «О, да это же мог бы быть фильм!». А дальше – все по-другому. Но фильм не следует дословно тексту, многое я не стал включать. Например, в конце романа герои встречают в монастыре старого монаха, и у них происходит долгий диалог. Эта часть мне совсем не понравилась. Зато в фильме есть многое, чего нет в романе, скажем, сцена купания в озере. Было еще одно забавное совпадение – когда мы снимали, у школьников начались выпускные экзамены, и в этом году все выпускники писали финальные сочинения по «Короткой Экскурсии».

МАРИЯ БИКБУЛАТОВА. – Расскажи про сам процесс съемок. Он тоже был похож на изнуряющее путешествие по жаре?

ИГОРЬ БЕЖИНОВИЧ. – Я работал во многом, как документалисты, мне хотелось, чтобы начало фильма было похоже на документальные съемки. Все, кто играет в этом фильме, за исключением Младена Вуйчича, исполняющего Роко, – непрофессиональные актеры. Мы ехали в минивэне по дороге, и когда оператор говорил, где может получится хороший план, мы останавливались в этом месте и снимали. У актеров не было заранее подготовленного текста, я просто просил их поговорить о чем-то – например, о парне, который остался в одной из деревень. На всех персонажах были микрофоны, что для меня было важно, потому как семь актеров импровизировали одновременно в одном кадре без написанных диалогов.

igor bezhinovic brief excursion 01"Короткая экскурсия"

МАРИЯ БИКБУЛАТОВА. – Почему для тебя были важны моменты импровизации? Альберт Серра, который также часто работает с непрофессиональными актерами, тоже любит этот фактор случайности в съемках.

ИГОРЬ БЕЖИНОВИЧ. – Здорово, что ты вспомнила про Серра, потому как у него был невероятный мастер-класс в Йиглаве. Я несколько раз пересматривал его в записи, и он многое мне дал. Однако я думаю, что когда делаешь большие ставки на абсолютную случайность и импровизацию, снимать невероятно сложно. Хотя бы потому что это очень дорого и долго, и получается много ерунды, которую потом приходится долго отсеивать. Поэтому ты не можешь полагаться на случайность. Я думаю, что нужна четкая структура, внутри которой ты импровизируешь.

МАРИЯ БИКБУЛАТОВА. – Что касается закадрового голоса и музыки, тебе важно, чтобы они образовывали единство с визуальной частью, или чтобы между ними существовал некоторый зазор, разсинхрон?

ИГОРЬ БЕЖИНОВИЧ. – Определенно единство. Мы с композитором Хрвойе Никшичем хотели использовать духовые инструменты, и сначала у нас была идея задействовать вьетнамскую флейту, потому что нам очень нравился звук, но затем мы решили, что лучше подойдет наша собственная дудка с Истры. Мы нашли местного музыканта, Зорана Карлича, включали ему ту или иную сцену, и он просто играл в ответ.

igor bezhinovic brief excursion 02"Короткая экскурсия"

МАРИЯ БИКБУЛАТОВА. – Было ли что-то, чего тебе непременно хотелось избежать при работе над фильмом?

ИГОРЬ БЕЖИНОВИЧ. – Да, мне важно было избежать психологизма. Герои находятся здесь и сейчас, без личных историй. В принципе, роман тоже располагает к такому подходу.

МАРИЯ БИКБУЛАТОВА. – Твои более ранние работы отчетливо политические. Ты имеешь дело с социальными вопросами, к примеру, ты сделал фильм о студенческой оккупации Загребского университета в 2009. Конечно, тот же Нанни Моретти может делать и очень политические фильмы, и такие, которые имеют дело с личными и экзистенциальными вопросами, это вовсе не странно. Но если говорить о твоей работе, в чем причина такого перехода к более эфемерному стилю? Или в «Короткой Экскурсии» есть более тонкое политическое измерение?

ИГОРЬ БЕЖИНОВИЧ. – Я думаю, что моя картина достаточно абстрактна и может быть проинтерпретирована и политически, в связи с жизнью конкретного поколения, к которому я принадлежу. Мой предыдущий фильм был документальным; это фильм «Блокада», и я думаю, что между ними много общего. В «Блокаде» я был вдохновлен сопротивлением существующим политическим институциям, а в моем новом фильме – сопротивлением конвенциональным киноформам.

МАРИЯ БИКБУЛАТОВА. – Над чем работаешь сейчас ?

ИГОРЬ БЕЖИНОВИЧ. – С тех пор, как я начал заниматься кино, у меня всегда несколько проектов одновременно. Сейчас я делаю документальный фильм про двух секс-работников, они онлайн-модели. Здесь обратная ситуация, – я включаю в документальную работу довольно много игровых элементов.

Тень на бетонке. «Оптимисты», режиссер Алексей Попогребский

№4, апрель

Тень на бетонке. «Оптимисты», режиссер Алексей Попогребский

Катерина Тарханова

У вдовца была любовница, но из-за дочки он долго не женился, и от обиды любовница однажды случайно изменила. Правда, он тоже изменял, но «по праву». У вдовца был также тайный враг, притворявшийся другом, и на основе непроверенных данных он сообщил о случае с этой любовницей. Вдовец ее прогнал. А в подчинении у него была красавица, но муж ее жил в другом городе, и она завела женатого любовника – того самого тайного врага, который притворялся другом.

Колонка главного редактора

Широкие и узкие основы культуры. Даниил Дондурей: «Этот проект — модель идеального мира»

22.11.2014

Подходит к концу работа над проектом «Основ государственной культурной политики». Позади десятки заседаний, открытых и закрытых обсуждений. За это время проект «Основ», работа над которым курируется на самом высоком уровне, спровоцировал ряд острых споров, попутно приобретя статус чуть ли не главного документа страны. При том, что никакой законодательной силы он иметь не будет.  

Новости

В Москве вручили «Нику»

03.04.2013

В Москве академики российского академии кинематографических искусств раздали премию «Ника». Лучшей картиной минувшего 2012 года стал «Фауст» Александра Сокурова. Сам Сокуров был признан лучшим режиссером, а его постоянный соавтор и сценарист «Фауста» Юрий Арабов – лучшим сценаристом.