Под сетью

  • Блоги
  • Нина Цыркун

На широкие российские экраны вышел «Новый Человек-Паук. Высокое напряжение» (The Amazing Spider-Man 2). Нина Цыркун прослеживает историю франшизы и оценивает нынешний сиквел Марка Уэбба с Эндрю Гарфилдом в главной роли.

Если что и раздражает в «Новом Человеке-пауке», так это назидательность. Это, так сказать, тяжелая наследственность франшизы. Во времена Рейгана администрация президента пыталась настроить производителей комиксов на воспитательную волну - просила издательство Marvel сочинить что-нибудь про то, как Паутинник борется с наркотой. В итоге сын Зеленого Гоблина Гарри Осборн превратился в наркомана, из-за чего его отца можно было брать голыми руками. Спайдермен/Питер Паркер – летающий носитель поведенческих заповедей. С его помощью нам уже внушили, что «Сила – это большая ответственность»; теперь он, во-первых, призван внушать надежду, а во-вторых, своим примером доказывать, что геройство не в том, чтобы побеждать сильных, а в том, чтобы защищать слабых.


«Новый Человек-паук. Высокое напряжение», трейлер

Человек-паук появился тогда, когда в жизнь вошло понятие «тинейджер» – в начале 1960-х. Тинейджер стал первым самостоятельным супергероем-подростком, отвечая на запрос не только социальный, но и коммерческий: взрослые, признав права детей, стали щедрее давать им деньги на карманные расходы, – и детки прикупали чуть ли ни миллиард печатных единиц комиксов в год. Иначе говоря, подростки стали заказывать музыку, и в результате получили свое отражение – Питера Паркера. Слегка невротичного, взвинченного гормональным всплеском, озабоченного отношениями и с девушкой, и с другом, а главное – с самим собой.

Трилогия Сэма Рейми с Тоби Магуайром в заглавной роли закомплексованного ботана выглядела слегка архаичной, слишком слащавой для 21-го века. Ребут Марка Уэбба с Эндрю Гарфилдом под лозунгом «Новый герой, новая история, новая любовь», подкрепленным в нашем прокате и названием «Новый Человек-паук» (вместо оригинального «Удивительный…»), задал другой темп и другие параметры существования героя. Новая любовь Гвен Стейси (Эмма Стоун) оценила все достоинства человека, лихо гоняющего на скейтборде, и с восторгом узнала в нем Паука.

В сиквеле «Новый Человек-паук. Высокое напряжение» девушка и вовсе целительно остудила пылающее в кризисе самоидентификации сердце друга, признавшись, что Питер Паркер ей нравится больше, чем Человек-паук. Тем самым тема отчужденного от общества, непризнанного несмотря на заслуги аутсайдера органично отошла другому персонажу, инженеру-электрику Максу Диллону, которого недооцененность превратила в суперзлодея Электро (Джейми Фокс), напоминающего одновременно мистера Фриза из «Бэтмена и Робина» и доктора Манхэттена из «Хранителей».

Amazing-Spider-Man-2-2
«Новый Человек-паук. Высокое напряжение»

Вместе с тем связи с историческим прошлым не оборваны: они держатся и сюжетно, благодаря вводному эпизоду об обстоятельствах гибели родителей Питера, и легкими намеками на темы бурных 60-х: унижаемый начальниками компании ОсКорп Электро, погружающий во тьму Нью-Йорк, надо думать, неслучайно афроамериканец: сегодня плохой черный – это даже как-то неприлично, а вот для времен «черных пантер» вполне актуально. Да и Гвен, оказавшаяся лучшей выпускницей школы, которую Оксфорд мечтает заполучить, – тоже отголосок феминистской экстремы тех лет. Гвен уже не только «девушка в опасности» (хотя как же без этого), но и равноправная участница схватки Спайдермена с Электро, занимающая позицию мозгового центра. Однако несгибаемый консерватизм комикса как жанра, неумолимо возвращающий его в параметры патриархатного мира, ставит судьбу Гвен в зависимость от тех решений, которые должен на свой страх и риск принять Питер-Паук.

Еще одна отсылка к прошлому, уже не такому давнему – угроза городу Нью-Йорку, вписывающая сверхнового «Паука» в категорию «фильмов 9/11». Многие верят, что благодаря им через артизацию изживается травма теракта. Действие помещается не в какой-то искусственный Готэм-сити, а, как в бэтманиане Кристофера Нолана, в узнаваемые локации Большого яблока, нуждающегося в супергероях.

Amazing-Spider-Man-2-3
«Новый Человек-паук. Высокое напряжение»

Если же говорить о том, что и в самом деле нового в «Новом Человеке-пауке», так это остроумные диалоги, так выгодно отличающие его от занудства Паутинника магуайровского разлива; юмор – самое убийственное оружие против злодейства, выступающего, например, в обличье безумного ученого доктора Кафки (Мартон Чокаш наверняка умышленно загримирован и причесан под его однофамильца) с медицинскими экспериментами в психушке. Воспитание воспитанием, а подростковое кино должно быть забавным развлечением, а иначе зачем оно вообще нужно.

Чужой. «Кроткая», режиссер Сергей Лозница

№4, апрель

Чужой. «Кроткая», режиссер Сергей Лозница

Зара Абдуллаева

Здесь все слишком несчастны для того, чтобы жаловаться. Маркиз де Кюстин.  «Россия в 1839 году» Проселочная дорога. Автобус. Из него выходит женщина (Василина Маковцева). Трусит к дому. Открывает посылку. Недоумевает. Вновь автобус. В нем она едет с посылкой на почту. Автобус набит муратовскими «второстепенными людьми». «Кроткая»Автор сценария, режиссер Сергей ЛозницаОператор Олег МутуХудожник Дорота РокеплоВ ролях: Василина Маковцева, Валериу Андрюцэ, Сергей Колесов, Дмитрий Быковский, Лия Ахеджакова, Алиса Кравцова, Константин Итунин, Николай Коляда, Сергей Федоров, Роза Хайруллина, Борис Каморзин и другиеArtе France Cinéma, Atoms & Void, Graniet Film BV, LOOKS Film & TV Produktionen, Slot Machine, Solar...

Колонка главного редактора

Уметь читать азбуку Морзе российской культуры. О новой идеологической доктрине Владимира Путина

08.02.2013

Начав с методологического вступления по теме президентского Послания 2012 года, социолог и искусствовед Даниил Дондурей поспорил с редакторами Gefter.ru о риторике Владимира Путина. Разговор — о будущем, спор — о концептах, заметки — о новациях президента в его последних речах.

Новости

В Канске открылся XIV международный видеофестиваль

23.08.2015

23 августа в городе Канске открывается XIV Международный Канский Видеофестиваль. В основную конкурсную программу вошли более двадцати экспериментальных картин.