Ре-анимация

  • Блоги
  • Нина Цыркун

В 1984 году молодой сотрудник студии Disney снял получасовой игровой фильм под названием «Франкенвини» про мальчика, вернувшего к жизни свою собаку, которую сбил автомобиль. Студийному начальству история показалась дикой, и ее автора на всякий случай уволили. Четыре года спустя, когда Тим Бёртон прославился фильмом «Эдвард Руки-ножиницы», те же люди выпустили «Франкенвини» на VHS.

Хотелось бы знать, почему режиссер вернулся к своему давнишнему сюжету, но даже если не углубляться в его откровения, вокруг нового полнометражного кукольного 3D «Франкенвини», снятого методом покадровой анимации, можно накрутить целый клубок интертекстуальных нитий.

Начать, конечно, следует с «Франкенштейна» – романа Мэри Шелли 1818 года и фильма Джеймса Уэйла 1931 года. Тим Бёртон не поскупился на аллюзии: оживленный песик Спарки, как будто сшитый из кусочков кожи и с болтами на шее, напоминает Монстра, сыгранного Борисом Карлоффом; Черепашку одного из героев картины, Тошияки, зовут Шелли. Можно вспомнить и фильм самого Бёртона «Труп невесты», где молодого человека Виктора силы тьмы уносят в преисподнюю и женят там на таинственном Трупе Невесты, в то время как его настоящая невеста Виктория ожидает своего жениха в мире живых. Однако все искушения царства мертвых бессильны перед земной любовью Виктора. Сюжет хоррора – только повод режиссеру порассуждать о жизни и смерти, представив последнюю в нестрашном, одомашненном виде вроде ласковой собачонки. То есть так, как и следует о ней говорить с детьми, и макабрический сюжет оборачивается сентиментальной и оптимистичной картиной  о победе жизни над смертью, если главное в жизни – любовь и верность.

frankenvini-b

Подозреваю, что сними Тим Бёртон «Франкенвини» в сегодняшней России, ему было бы не миновать обвинений в кощунстве: ну как же, ведь на собачьей могилке на кладбище домашних животных поставили крест, сколоченный из косточек! Но режиссер ориентировался не на строгие правила православных, а на гремучую смесь язычества с католическими ритуалами, характерную для празднования Дня мертвых в испаноязычных странах. В этот день там устраивают карнавал, готовят сладости – сахарные или шоколадные черепа, мастерят фигурки одетых в яркие женские платья скелетов. День мертвых в этих странах превращается в день празднования жизни.

Эта жизненная философия близка англичанам с их известной склонностью к чудачествам. Надо заметить, что Лондонский кинофестиваль сейчас открылся как раз фильмом Бёртона, и это правильно, потому что черно-белый «Франкенвини» снят очень по-английски, хотя и в географии лос-анджелесского Бербанка, где располагаются голливудские киностудии, а персонажи его живут в американской сабурбии Новая Голландия. Прежде всего, этот фильм – оммаж старому кино, недаром он начинается «фильмом в фильме», с проекции 8-миллиметрового домашнего кино с использованием кукол и собаки Спарки, которое снял Виктор. «Безумие на чердаке» – один из мотивов английской классической литературы, а ведь именно на чердаке мальчик Виктор вынашивал и осуществлял свои фантастические планы (и какое же иное имя может носить тот, кто выроет из могилы свою собаку и будет оживлять ее с помощью природной гальваники!). Кроме того, налицо недоверие к скучному здравому смыслу: ведь именно потому, что Виктор, которого все считают странным, послушался отца и пошел играть, как все нормальные дети, в бейсбол, верный Спарки, желая услужить, бросился за мячом и попал под машину. И, наконец, это любовь к домашней живности, как национальная черта англичан, которые верят в то, что животные равны им по интеллекту, а по чувствам может и превосходят людей. Для Бёртона это опять-таки очень личный фильм, потому что в основе его – воспоминания о своем песике, которому из-за врожденной болезни прочили недолгую жизнь, а он, наперекор всему, прожил долгую собачью жизнь.

frankenvini

Соединив архаику черно-белых хорроров и сверхсовременное 3D, вечный готический сюжет с аллюзиями на масс-культ типа «Годзиллы» и «Гремлинов», ироничность и простодушную наивность повествования, Тим Бёртон и его коллеги сценарист Джон Огаст, оператор Питер Сорг, художник Рик Хайнрихс сняли поразительно органичное и адресованное самой разной аудитории кино, в очередной раз доказав, что настоящее высокое искусство – это альянс простоты и изощренности, доступной каждому в силу его опыта и разумения.

Человеческая комедия. «9 способов нарисовать человека», режиссер Александр Свирский

№5/6, май-июнь

Человеческая комедия. «9 способов нарисовать человека», режиссер Александр Свирский

Илья Бобылев

Ритм отечественного анимационного кинопроцесса своей естественностью напоминает сердечный цикл. По крайней мере, заинтересованный зритель отчетливо слышит два основных тона, задаваемых двумя авторитетными фестивалями, практически ровесниками. Весной Открытый Российский фестиваль анимационного кино проходит в Суздале, а осенью бороздит речные просторы российско-украинский «Крок», в международной программе которого российские фильмы оказываются уже в контексте современных достижений мировой анимации.

Колонка главного редактора

Даниил Дондурей: «Сверхценности» опять останавливают Россию? Российская государственность: к этиологии сверхценностей

28.04.2015

Беседа с главным редактором журнала «Искусство кино», культурологом, кинокритиком Даниилом Дондуреем. — Сначала вопросы к себе: почему произошло все то, что с нами случилось в минувшем году? Что предвещало, из какой табакерки выскочило, кто демиург событий? Где таились те идеологемы, которые так неотвратимо были объявлены главными? Мне кажется, что все это сработало не вдруг и связано не только с именем государя.

Новости

В Москве состоятся ретроспективы Петера Нестлера и Штрауба-Уйе

09.04.2013

С 11 по 14 апреля в киноклубе «Фитиль» (Москва) при поддержке Гёте-института состоится двойная ретроспектива «Сопротивление истории», в рамках которой будут показаны – впервые в России – картины Петера Нестлера, а также Жана-Мари Штрауба (чью фамилию организаторы перевели как Строб) и Даниэль Уйе.