История О

  • Блоги
  • Нина Цыркун

Что осталось от Оливера Стоуна в его последнем триллере «Особо опасны»?

 

То, что Оливер Стоун начинает свой фильм с откровенной и продолжительной сцены, которую даже эротической не назовешь — в общем, трахаются персонажи, — выдает в нем старческое стремление, задрав штаны, бежать за условным кинематографическим комсомолом. Роман Дона Уинслоу «Дикари», по мотивам которого снят фильм (в нашем прокате — «Особо опасны»), относится, скорее, к развлекательному авантюрному чтиву, но Стоун взялся за его экранизацию со всей свойственной этому режиссеру сугубой серьезностью и до самого финала морочил головы зрителей, покуда игриво не завершил долгоиграющую историю двойным финалом.

Зритель встретил финал с недоумением, ибо привык видеть в Стоуне мастера политического кино, да и фильм, посвященный наркоторговле, разворачивался именно в этом русле, со всеми жутковатыми подробностями в виде похищений людей, пыток, отпиленных голов и перестрелок. Ан нет; на самом деле это история для мыльной оперы с напрасно потраченными аллюзиями на классику: «Жюля и Джима» или «Буча Кэссиди и «Сэнденса Кида». Заявлены три главных героя (треугольник): ожесточившийся душой ветеран Ирака и Афгана Чон (Тейлор Китч), интеллектуал с университетским образованием и буддистской философией, выходец из богатой семьи Бен (Аарон Джонсон) и состоятельная бездельница блондинка с куриными мозгами О (Блейк Лайвли), — промышляющие в южной Калифорнии высококачественным каннабисом. Моральная сторона бизнеса их не волнует; как объясняет О, «дурь — это плохо, но в плохом мире она хороша» (сама девушка потребляет травку лет с двенадцати, что, видно, и сказалось на ее умственных способностях). В чувства, которых их связывают, нам предлагается поверить со слов рассказчицы О; актерам для их иллюстрации место не предусмотрено, будучи в основном отдано сексу вдвоем или втроем. Ну ладно, поверим, что парни готовы даже жизнь отдать ради О, хотя — опять же со слов другой героини Елены — на самом деле любят друг друга, а ее делят меж собой в силу связывающей их двоих любови.

Душещипательный сюжет о «Королеве» Елене, возглавляющей доставшийся ей от убитого мужа наркокартель и потерявшей на этом бизнесе двух сыновей, до смешного недостоверен. Женщина в черном парике (Сальма Хайек), почти карикатурно аранжированная под femme fatale 30-х годов, будто бы взяла на себя управление хлопотным делом, чтобы остальных ее детей не поубивали. Возникает вопрос: почему же ее-то до сих пор никто не пришил, раз уж вокруг такие брутальные безжалостные мужики?

Одна сюжетная линия все же хороша и вполне отвечает репутации Стоуна. Это история сотрудника агентства по борьбе с наркоторговлей Денниса, которого играет Джон Траволта. Он ловко протежирует обе противоборствующие группировки — картель («супермаркет», по его слову) и кустарное производство Чона и Бена, которое Елена желает прибрать к рукам в виде «экологически чистой полочки» в своем заведении. Деннису, прожженному коррумпированному чиновнику, единственному удается выйти сухим из воды и получить свой бонус в битве, закончившейся поражением обеих сторон. Он еще и толику сочувствия от зрителей получает: ну как же, жена умирает, на руках две малолетних дочки — обнять и плакать.

Оригинальное название романа и фильма отсылает к временам фронтира, где теперь, на индейской территории, и происходит действие, меняющее вектор с севера на юг и обратно, перемещаясь из Калифорнии в Мексику. Северные люди — интеллектуал с философией и ветеран со сломанной душой — изготавливают особо чистый продукт и стараются вести дело так же чисто. Мексиканцы — те самые дикари, которым незападло стрельнуть даже кого-нибудь из своих, как это хладнокровно делает главный помощник Елены Ладо (Бенисио Дель Торо), застреливший подростка за то лишь, что тот оказался «слишком сентиментальным» и помог заложнице О встретиться с Еленой… Впрочем, дикари-то они в глазах своих контрпартнеров, которые в свою очередь кажутся мексиканцам аморальными, прогнившими до мозга костей отщепенцами без веры, традиций и чувства чести.

Стоун показывает гринго в их «калифорнийском раю», как будто делает репортаж для светской хроники: солнце, ласковый прибой, загорелые тела, развевающиеся на ветру волосы. Как обычно у Стоуна, яркие краски сменяются черно-белыми кадрами, съемкой на сотовый; монтаж то быстр, то — как в эпизодах переговоров — внимательно устойчив; за камерой стоит опытный мастер, знающий, как и где расставить акценты. Смотреть не скучно, но от создателя картин «Джон Ф. Кеннеди: Выстрелы в Далласе» и «Прирожденные убийцы» остался только почерк.

Комикс временных лет. «Викинг», режиссер Андрей Кравчук

№5/6, май-июнь

Комикс временных лет. «Викинг», режиссер Андрей Кравчук

Алексей Анастасьев

Фигура древнерусского князя Владимира Святославича (приблизительные годы жизни: 960–1015) всегда была актуальна в нашем отечестве, а сегодня, в период «полураспада», вероятно, важна как никогда.

Колонка главного редактора

Даниил Дондурей: «Сверхценности» опять останавливают Россию? Российская государственность: к этиологии сверхценностей

28.04.2015

Беседа с главным редактором журнала «Искусство кино», культурологом, кинокритиком Даниилом Дондуреем. — Сначала вопросы к себе: почему произошло все то, что с нами случилось в минувшем году? Что предвещало, из какой табакерки выскочило, кто демиург событий? Где таились те идеологемы, которые так неотвратимо были объявлены главными? Мне кажется, что все это сработало не вдруг и связано не только с именем государя.

Новости

На «Кинотавре» наградили конкурсантов короткого метра

05.06.2014

В Сочи, где сейчас проходит 25-й Открытый Российский кинофестиваль «Кинотавр», закончились показы конкурсной программы короткометражных фильмов. 5 июня на пляже гостиницы «Жемчужина» состоялось объявление решений жюри и присуждение наград.