Сергей Новожилов: «Найти каждому фестивалю свое место...»

  • Блоги
  • Евгений Майзель

Многие десятилетия журнал «Искусство кино» пишет о самых разных кинофестивалях. Ежегодно выпускает каннский, венецианский, берлинский номера, следит за форумами в Локарно и Роттердаме, в Риме и Карловых Варах. Не забываем мы и о российских форумах. Отдельные выпуски посвящаем «Кинотавру», рецензируем важные премьеры на ММКФ и «Движении», на «Послании к человеку» и Артдокфесте, и много где еще.

Есть, однако, в России категория кинофестивалей, стабильно – и, в общем, вполне логично – находящаяся на периферии или за периферией внимания и ИК, и большинства других федеральных периодических изданий, посвященных кино. Не потому, что нередко (но не всегдаэти фестивали располагаются в российской глубинке – волжский Плёс, где проводится традиционно освещаемый нами фестиваль «Зеркало», или сибирский Канск, где проходит одноименный форум экспериментальных искусств, тоже не центры Вселенной. Причина вольного или невольного игнорирования фестивалей, о которых речь, в том, что они и задуманы как фестивали регионального значения. Иными словами, созданы не для критиков (экспертов, профессионалов из индустрии и, если повезет, то и для аборигенов тоже), а именно и преимущественно для людей. То есть, для местных жителей – нетитулованных, как правило, любителей кино во всем, впрочем, цветущем современном разнообразии. Потому федеральные критики и не привечают их, как правило, вниманием: вместо с нетерпением ожидаемых премьер (каковые, разумеется, здесь тоже подразумеваются, но, повторюсь, не в федеральном, а в региональном масштабе) главное здесь все же не они, а встреча с любимым артистами

С учетом того, что и кино сюда тоже (как и всюду, собственно) привозят самое разное – и хорошее, и плохое, и «фестивальное», и «зрительское», и даже вполне телевизионное (одинаково, впрочем, не имеющее шансов в нынешних условиях попасть ни в прокат, ни на голубой экран), – многочисленные эти фестивали – вне зависимости от их возраста, тематики, качества, популярности в народе и других характеристик– несут важную, можно сказать,незаменимую миссию альтернативного проката и напоминают россиянам, что Москва не так уж далека, как может показаться остальные дни в году.

Исторически сложилось, что ко многим из таких фестивалей имеет самое прямое отношение – в качестве президента, или продюсера, или художественного руководителя, или просто ведущего церемонии – секретарь Союза кинематографистов Сергей Новожилов.

 

ЕВГЕНИЙ МАЙЗЕЛЬ. Вы помните свой первый фестиваль?

СЕРГЕЙ НОВОЖИЛОВ. Конечно, это был 1985 год. Началось все так. Я жил в Калинине (ныне Тверь), работал старшим методистом Управления кинофикации Калининской области. Поступил в аспирантуру ВГИКа уже после окончания исторического факультета университета. Параллельно появилась идея создать клуб друзей кино «Диалог», площадкой для которого стал калининский дворец культуры «Металлист», светлая память его директору Владимиру Александровичу Ершову, который и пригласил меня вести и представлять картины. Довольно быстро у нас сложился свой коллектив единомышленников, я вошел в очень популярное в 80-ые движение – федерацию киноклубов. Мне пришла в голову мысль – а, что, если провести фестиваль киноклубов? Таких фестивалей еще не было, и мне удалось провести в Калинине три таких фестиваля, на которые приезжали киноклубовцы со всей страны.
В программе мы показывали не только полнометражные картины, но и короткометражные, студенческие работы вгиковцев и студентов высших режиссерских курсов. К нам впервые тогда в город приехала Зинаида Максимовна Шарко (мы показывали «Долгие проводы»), на фестиваль приезжали мои друзья Владимир Шевельков, Марина Яковлева, Ольга Машная… Альгис Арлаускас представлял в Калинине свою картину о глухонемых.

ЕВГЕНИЙ МАЙЗЕЛЬ. Это середина 80-х?

СЕРГЕЙ НОВОЖИЛОВ. Да, 85-87 годы. Уже была перестройка, а в 87-ом году меня пригласили работать в Москву в ЦК комсомола. В 85-ом году, как я уже упомянул, поступил в аспирантуру ВГИКа, и мне было сложно ее заканчивать, мне до сих пор стыдно перед Ростиславом Николаевичем Юреневым, но я понял, что академическая наука не для меня. Мне было интереснее сочетать несочетаемое, заниматься одновременно организацией процесса и творчеством. Так родился фестиваль «Созвездие», первый перестроечный фестиваль, когда уже всесоюзных не стало. Это был один из первых моих проектов, где я был заместителем генерального директора по культурной программе. Президентом фестиваля стал Евгений Жариков, царствие ему небесное, который тогда же возглавлял Гильдию актеров кино. Калинин, несмотря на относительную близость к Москве, не фестивальный город. Первое «Созвездие» (февраль 1989 года) стал фестивалем, который никому не удастся повторить – ни мне, ни кому-то еще. Я помню Советскую площадь в Калинине – там творилось что-то невообразимое – мы привезли Burda Moden, приехала Маша Калинина, такая была первая модель, которая прогремела. На фестивале был весь цвет нашего кино, причем, многие приезжали на день-два для участия, например, в круглом столе или творческой встрече – Рина Васильевна Зеленая, которую я лично привез из Дома ветеранов, Олег Иванович Янковский, Лидия Николаевна Смирнова, Николай Афанасьевич Крючков, Игорь Скляр, Антонина Шуранова, Валерия Заклунная, Лембит Ульфсак, Юозас Будрайтис, Донатас Банионис, Лия Ахеджакова, Наталья Фатеева, Жанна Прохоренко, Николай Ерёменко…
Альтернативное жюри возглавил Алексей Юрьевич Герман, актерское жюри – Людмила Васильевна Целиковская. В состав жюри вошли Софико Чиаурели, Тамара Шакирова, Тамара Семина, Игорь Дмитриев...Был азарт времени, вера в то, что может что-то произойти.

ЕВГЕНИЙ МАЙЗЕЛЬ. Впечатляющий диапазон.

СЕРГЕЙ НОВОЖИЛОВ. Фестиваль должен охватывать разную аудиторию – и в социальном, и в возрастном отношениях, поскольку зритель неоднороден, мне это важно. Раньше я был приверженцем авторского кино, но жизнь внесла свои коррективы. Нельзя замыкаться в профессиональных рамках, но при этом должен быть, например, «Кинотавр». Он должен быть один такой, ориентированный прежде всего на профессиональную аудиторию, несмотря на то, что и там есть «Кино на площади».

ЕВГЕНИЙ МАЙЗЕЛЬ. К нашей встрече я с коллегами попытался насчитать все ваши фестивали на текущий момент. Получилась довольно внушительная цифра.

СЕРГЕЙ НОВОЖИЛОВ. Основной мой фестиваль – это фестиваль кино и театра «Амурская осень», в который я вложил уже огромное количество сил, здоровья, внимания. «Амурская осень» – единственный фестиваль, где я являюсь президентом, поскольку придерживаюсь принципа и не тиражирую эту должность на других своих проектах. Это не значит, что другие фестивали для меня менее значимы, но я выступаю там в разных ипостасях. Очень сложно найти каждому фестивалю свое место у себя внутри. Но при этом мне хотелось бы, чтобы фестивали не были такими, знаете, близняшками, а имели бы каждый свои лицо и облик – и «Липецкий выбор», которому в этом году должно исполнится уже 10 лет, и «Провинциальная Россия» в Ейске, и другие фестивали…

ЕВГЕНИЙ МАЙЗЕЛЬ. «Победили вместе» — фестиваль документального кино и телепрограмм…

СЕРГЕЙ НОВОЖИЛОВ. Меня пригласил Валерий Рузин, я там главный режиссер церемоний открытия/закрытия. Наше сотрудничество уже длится два года, как сложится дальше – пока не знаю.

ЕВГЕНИЙ МАЙЗЕЛЬ. Еще о каких-нибудь российских фестивалях мы забыли упомянуть?

СЕРГЕЙ НОВОЖИЛОВ. Губернатор Амурской области Олег Кожемяко назначен временно исполняющим обязанности губернатора Сахалинской области, и Алексей Агранович, генеральный продюсер фестиваля «Край света», обратился ко мне с предложением стать заместителем председателя оргкомитета фестиваля «Край света». Я сейчас потихонечку въезжаю, пытаюсь понять, чем могу быть полезен, чем могу помочь.

ЕВГЕНИЙ МАЙЗЕЛЬ. Ожидать ли каких-либо кадровых перестановок?

СЕРГЕЙ НОВОЖИЛОВ. Я считаю, что моя главная задача в Сахалинском фестивале — не мешать сложившейся команде, у которой есть свой стиль, а просто, может быть, внести какие-то краски касаемо самого острова, районов, Курил. И как раз в этом году я там этим и буду заниматься.

ЕВГЕНИЙ МАЙЗЕЛЬ. Давайте обратимся к фестивалям, которые проходят за границей. Например, Open Place в Резекне, Латвия.

СЕРГЕЙ НОВОЖИЛОВ. Это тоже дорогой для меня проект, который существует благодаря журналисту Сергею Лихоткину и главе Резекненской думы Александру Барташевичу. В этом году он пройдет уже в третий раз, в середине августа. На фестивале я председатель международного оргкомитета фестиваля, ну и, по сути, формирую его творческую часть.

ЕВГЕНИЙ МАЙЗЕЛЬ. Фестивали российского кино в Монголии, в Бразилии.

СЕРГЕЙ НОВОЖИЛОВ. Фестиваль в Монголии называется «Русский ренессанс», ему уже 5 лет. Сейчас восстанавливаются, набирают оборот отношения, которые были раньше между Советским Союзом и Монголией (наверное, сказалось и то, что туда летал президент). Мы занимаемся культурными связями, привозим наши российские фильмы, которые монгольским зрителям просто физически негде увидеть. Мы были в Эрдэнэте, Дархане, Улан-Баторе, который, кстати, в этом году станет основной площадкой фестиваля. Что касается Бразилии, то, когда мы проводили неделю российского кино в первый раз, я думал, что это будет единичная акция, но в силу обстоятельств и интереса со стороны обеих стран, появился фестиваль. В этом году фестиваль пройдет в конце ноября.

ЕВГЕНИЙ МАЙЗЕЛЬ. Фестиваль в Греции.

СЕРГЕЙ НОВОЖИЛОВ. Основными организаторами фестиваля в Греции являются Госфильмофонд России, Николай Михайлович Бородачев и Анна Васильевна Пендраковская, которым я благодарен за то, что привлекли меня к этому детищу. Я уже два года занимаюсь творческой составляющей фестиваля, церемониями открытия и закрытия. В этом году фестиваль прошел в конце апреля в Афинах и Лутраки, и с каждым годом он набирает свою мощь.

ЕВГЕНИЙ МАЙЗЕЛЬ. А еще были проекты, как я понял, единичные. Тирасполь, Люксембург...

СЕРГЕЙ НОВОЖИЛОВ. В этом году в Тирасполе я побывал впервые, и всего один день. Этим фестивалем занимается мой друг, организатор кинопроизводства Сергей Лось, у нас был разговор о том, что Тирасполю необходим свой фестиваль, там замечательная аудитория и русскоязычное население, которое с большим удовольствием реагирует на мероприятия и показы фестиваля. Касательно Люксембурга, там живет мой давний партнер и друг Людмила Качур. Это действительно была разовая акция, несмотря на то, что бываю в Люксембурге довольно часто. Сейчас у меня идут переговоры с партнерами из Швейцарии, Германии. Практически невозможно все успеть.

novozhilov 2Церемонии открытия и закрытия Сергей Новожилов, как правило, ведет сам. «Провинциальная Россия», Ейск, 2015

ЕВГЕНИЙ МАЙЗЕЛЬ. Не возникают ли проблемы с растущим изоляционизмом? Я имею в виду рост влияния сил, активно выступающих за внешнюю и внутреннюю изоляцию России от остального мира. Эти силы влиятельны сейчас и в самой России, и за рубежом.

СЕРГЕЙ НОВОЖИЛОВ. Я очень много путешествую по разным странам и могу сказать, что люди и власть – вещи зачастую несочетаемые. Они живут разной жизнью. Желание дружить с Россией все равно, как мне кажется, определенно есть у подавляющего большинства государств. У меня, например, тесные отношения с итальянцами, мы показывали итальянские фильмы в Благовещенске, к нам приезжали Джина Лоллобриджида, Нинетто Даволи. Я дружу с Гёте-Институтом, которые формируют программы немецких картин для «Амурской осени». Бывая в самых разных точках планеты, я не чувствовал отрицательного отношения к России. Но в этом, на мой взгляд, и есть миссия культуры, которая всегда, даже в самые непростые времена, объединяла людей. Вспомните советское время, когда был железный занавес: на Московский международный кинофестиваль приезжали звезды первой величины, и, как там тогда ни ругали наши режимы, может быть, и справедливо, но тем не менее, ехали. Культура, в том числе и кино, выполняла свою миссию. И я не думаю, что это может измениться.

ЕВГЕНИЙ МАЙЗЕЛЬ. Как создается концепция того или иного фестиваля? Связано ли формирование концепции фестиваля с местом его проведения? Почему в Благовещенске – фестиваль кино и театра, а, скажем, в Ейске – «Провинциальная Россия»?

СЕРГЕЙ НОВОЖИЛОВ. В мою бытность художественными руководителем фестиваля «Киношок», которым я занимался на протяжении 11 лет и который создавал вместе с Виктором Мережко и Ириной Шевчук, меня неоднократно приглашали в Благовещенск, но никак не складывалось. В какой-то момент так сложилось, что два благовещенских журналиста, бывавшие и на «Киношоке» тоже – Александр Ярошенко и Сергей Логинов – уговорили меня полететь в Китай. Мы прилетели и едва ступив на благовещенскую землю, сразу пересекли границу на пароме, откуда уже начали путешествовать по Китаю – Харбин, Пекин. В тот момент мне тогда так все не понравилось, я ощущал себя песчинкой в этом чужеродном для себя пространстве. И что если я, не дай бог, от Саши или Сергея отойду, то все. Мы благополучно поездили, вернулись в Благовещенск, и мне вдруг стало так хорошо. Хотя по корням я не дальневосточник, родом из Смоленщины. Моя мама из Смоленска, отец – архангелогородец, детство у меня прошло в Сыктывкаре и Калинине, так, что видите, я уже с детства много ездил. Благовещенск – это мой по энергетике город, несмотря на длительные перелеты, расстояния, километры. Мы решили попробовать сделать фестиваль. Так и началось. Когда я увидел, что милиционеры, которые должны были охранять артистов, вместе со зрителями бросались за автографами, а практически весь город шел от администрации до филармонии, то стало окончательно ясным, что Благовещенск – это город, где фестиваль должен быть. Уже потом пришло в голову назвать его «Амурской осенью», потом сложились окончательно формат и концепция – кино и театр. Не буду скрывать, что изначально заманивал Китаем (в дни фестиваля оргкомитет фестиваля организует поездки участникам в разные города Китая, прим. Е.М.), а потом мне пришло в голову создать параллельный театральный конкурс. Помимо того, что зрители Благовещенска смогут увидеть спектакли, мы выигрывали еще и от того, что там заняты звезды. Так в каждом конкретном случае понимание того, как это должно быть, приходит постепенно.

ЕВГЕНИЙ МАЙЗЕЛЬ. Не знаю никого в России, кто еще курировал бы такое количество фестивалей.

СЕРГЕЙ НОВОЖИЛОВ. Честно говоря, никогда не задумывался на эту тему. Может быть, действительно, нет. Как-то некогда об этом думать.

ЕВГЕНИЙ МАЙЗЕЛЬ. Что, на ваш взгляд, объединяет все эти фестивали, кроме того, что их делаете вы? Что у них общее?

СЕРГЕЙ НОВОЖИЛОВ. Все фестивали – это синтез кино и зрелища. Мы отдаем большое внимание не только конкурсным показам и премьерам, хотя это для нас тоже крайне важно, но и мероприятиям формата live – концерты, творческие встречи, мастер-классы, где зрители общаются вживую, задают свои вопросы тем, кого они видят на экране или театральных подмостках, могут стать участниками действа здесь и сейчас.

ЕВГЕНИЙ МАЙЗЕЛЬ. Большинство кинофестивалей (российских, но не только), отталкиваются от какой-то определенной эстетики, а у ваших фестивалей скорее политика всеядности. Нет какой-то определенной эстетической линии, нет доминирования того или иного вкуса. Вкус как бы упразднен – вместо этого торжествует политика звезд, встреча со звездами. Нет ли опасности, что стремление и стратегия понравиться всем, быть для всех – чреваты тем, что толком не понравишься никому?

СЕРГЕЙ НОВОЖИЛОВ. Нет, это не совсем так. У нас есть разграничение по зрительской аудитории, то есть, каждый может найти себе что-то по душе. Допустим, на встречи со зрителями – то, о чем вы говорите – приходят люди среднего и старшего возраста, хотя в маленьких городках и селах ситуация немного другая – приходят все от мала до велика. Я это знаю, поскольку часто выезжаю с актерами в области и иногда веду эти встречи. Для молодежной аудитории мы всегда готовим специальные показы, программы, посвященные актуальной проблематике, в каких-то случаях это могут быть мастер-классы, как, например, в Благовещенске. Каждый фестиваль предполагает своих зрителей, свою немного отличную от других аудиторию. Например, город Резекне пусть немногим, но отличается от Риги. В Латвии мы тоже проводим несколько встреч вживую, потому что об этом попросили сами жители города, области. В 90-ые, я помню, были попытки делать какие-то концерты в рамках Московского международного фестиваля. В 1993 году мы с Ириной Шевчук вели церемонию открытия Московского международного, были какие-то номера, но не уверен, что это нужно было делать на Московском фестивале тогда, и сейчас он стал больше похож на западные смотры, где в основном смотрят кино – и это тоже правильно. Москва – это Москва, а вся остальная страна живет немного иначе, в том числе и Питер, если вспомнить, например, фестиваль Людмилы Томской «Виват кино Росссии!», не чуждый подобных встреч со зрителями. Если говорить о профессиональном сообществе, то, как я уже отмечал, фестиваль, ориентированный сугубо на кинематографистов, должен быть один, но опять же это не значит, что фестивали, которыми я занимаюсь, лишены своей выверенной концепции. У каждого фестиваля она своя, несмотря на некоторую общность тенденций.

ЕВГЕНИЙ МАЙЗЕЛЬ. Глеб Павловский как-то давно сказал, что территориальную целостность Российской Федерации обеспечивает Леонид Якубович и его программа «Поле чудес». Я тоже думаю, что самое важное в ваших фестивалях – это не «вешалка», не привозимые кинопремьеры и даже не актеры-исполнители, а сама встреча людей на местах со знаменитостями столицы, с говорящими головами, узнаваемыми лицами. Поэтому, как мне кажется, вы конкурируете не с фестивалями, а с телевидением.

СЕРГЕЙ НОВОЖИЛОВ. С телевидением конкурировать невозможно. Но тем не менее все давно уже осознали, что одним телевидением жив не будешь. Как и интернетом. Несмотря на то, что сейчас появилось целое поколение, которое встает с утра, смотрит почту, лайкает и т.д. и т.п. В живом общении есть своя специфика, как раз отличающаяся от телевидения и от театрального действа. Вы можете написать записку или спросить о чем-то актера даже после выступления. Это, как я понял, важно не только зрителям, которые на какое-то время отрывают себя от телевизора или компьютера. Опять же, в этом нехватка нашего времени, этого живого общения, культурного вакуума, который благодаря таким событиям заполняется. Неслучайно ведь автографы никто не перестал брать, и это ведь тоже тактильный контакт. И в этом смысл есть. Я, когда стал все больше этим заниматься, понял, что эта форма не умрет никогда в нашей стране. У нас еще есть к этому традиция и предрасположенность.


Редакция выражает благодарность Ольге Шмыровой за помощь в подготовке этого материала.

Параутопия. «По ту сторону надежды», режиссер Аки Каурисмяки

№2, февраль

Параутопия. «По ту сторону надежды», режиссер Аки Каурисмяки

Зара Абдуллаева

Из трюма торгового судна вылезает замордованный угольной пылью человек. Вскоре выяснится, что этот черный – сириец. А пока он направляется в общественный туалет, где руки черного работника-невидимки выдают ему полотенце и мыло. Грязный путешественник принимает душ, восстанавливает лицо и сдается полиции Хельсинки в надежде на новую жизнь.

Гарри Поттер (книга и фильм): что это было?

Колонка главного редактора

Гарри Поттер (книга и фильм): что это было?

25.07.2011

16 июля в программе "Культурный шок" на радио "Эхо Москвы" шел разговор о таком явлении, как Гарри Поттер, о книгах Джоан Роулинг и их экранизациях. В беседе участвовали Сергей Бунтман, Александр Шаталов и Даниил Дондурей. Высказывания Даниила Дондурея на обозначенную тему приводятся ниже. Весь разговор можно прослушать или прочесть на сайте радиостанции "Эхо Москвы" (слушать/читать).

Новости

Жюри Канна-2013 возглавит Стивен Спилберг

28.02.2013

Стивен Спилберг согласился возглавить 66-й Каннский кинофестиваль, который в этом году пройдет с 15 по 26 мая.