Что тот шпион, что этот

  • Блоги
  • Нина Цыркун

Качественному продукту идут на пользу даже внезапные препятствия вроде бы неодолимой силы. Двойная замена в новом фильме про Джейсона Борна открыла новые перспективы франшизы.

Режиссер Тони Гилрой, написавший все сценарии франшизы (на этот раз со своим братом Дэном) и занявший на этот раз режиссерское кресло Пола Гринграсса, остроумно вводит зрителя в ситуацию, одновременно цитируя экспозицию «Идентификации Борна» и представляя нам нового героя, который является параллельным персонажем этой истории про шпионаж. Вероятно, толчком к сюжетному решению фильма стал отказ Мэтта Дэймона опять сниматься в роли Борна. В результате и тут произошла рокировочка: центрального героя сыграл Джереми Реннер, прославившийся оскароносным фильмом «Повелитель бури», но доказавший, что может все, изобразив Соколиный Глаз в комиксе «Мстители». Ледяная пустыня Аляски, где впервые появляется Аарон Кросс (Реннер), служит ироничным аналогом теплого Средиземного моря, откуда в свое время выныривал Джейсон Борн в «Идентификации». Он, как оказывается, не единственный суперагент: его номер, под которым Кросс только и известен в службе медицинского поддержки, — пятый. Таким образом, франшиза может ветвиться практически бесконечно, и в этом плане оригинальное название фильма «Наследство Борна» гораздо точнее, чем наше запутывающее прокатное «Эволюция Борна». Действие отталкивается от финальных эпизодов «Ультиматума Борна», связанных со скандальным разоблачением Борном программы «Тредстоун», что поставило под угрозу и ее дубликат — программу «Ауткам». Поэтому начальство в лице директора агентства Байера (Эдвард Нортон) решает ее закрыть, а агентов на всякий случай — ликвидировать.

Роберт Ладлэм, литературный отец Джейсона Борна, к этой истории отношения не имеет. Гилрой изначально в качестве сценариста не сумел прикипеть душой к литоснове: режиссер Даг Лайман попросил его книжку не читать и предложил ознакомиться с сюжетом по синопсису, который сам набросал на нескольких листочках. А теперь уж Гилрой и вовсе пошел в отрыв.

В последнее время голливудское кино становится все более злободневным. У Кристофера Нолана в заключительной части трилогии про Темного рыцаря зрителю показывают чуть ли не мокьюментари на тему Occupy Wall Street. У Тони Гилроя есть две существенных отсылки к современным острым темам. Во-первых, это кровавая баня, которую внезапно устраивает у себя в лаборатории скромный сотрудник, словно тронувшийся умом или ставший жертвой какого-то неизвестного наркотика. Во-вторых, сюжет с маниакально безудержным преследованием государством субъекта, который потенциально готов явить миру его (государства) грязное белье, сильно напоминает историю WikiLeaks и Аарон Кросс в этом плане очень похож на загнанного Джулиана Ассанжа. Как втолковывал Байер, еще будучи полевым полковником, своему солдату Кроссу: «мы» — пожиратели грехов, призванные соблюсти достойное лицо государства, когда оно творит нечто непотребное.

Еще одна линия — генная инженерия, с помощью которой то же государство (разумеется, ради национальной безопасности) готовит агентов-мутантов — совсем не свежак, и хитросплетения с таблетками и инъекциями интереса не представляют, даже украшенные присутствием Рейчел Вайс в роли ученой дамочки, ставшей нечаянной жертвой собственной деятельности. А оптимистичный финал предполагает вектор продолжения, который превратит франшизу в кроссовер.

Двойная жизнь. «Бесконечный футбол», режиссер Корнелиу Порумбою

№3/4

Двойная жизнь. «Бесконечный футбол», режиссер Корнелиу Порумбою

Зара Абдуллаева

Корнелиу Порумбою, как и Кристи Пуйю, продолжает исследовать травматическое сознание своих современников, двадцать семь лет назад переживших румынскую революцию. Второй раз после «Второй игры», показанной тоже на Берлинале в программе «Форум», он выбирает фабулой своего антизрелищного документального кино футбол. Теперь это «Бесконечный футбол».

Колонка главного редактора

Трудная жизнь без цензуры

11.02.2012

Я восемнадцать лет являюсь главным редактором журнала, и не было ни одного текста, по поводу которого у меня  возникало бы сомнение: а можно ли это опубликовать? Не  будет ли опасности для «Искусство кино», для меня, для нашего министерства, спонсоров? Не было ощущения несвободы. Итак: цензура. Куда она подевалась?

Новости

Завершился 66-й Каннский фестиваль

26.05.2013

26 мая на Лазурном берегу завершается 66-й Каннский фестиваль. Жюри основного конкурса, возглавляемое режиссером Стивеном Спилбергом, распределило призы следующим образом.  Золотая пальмовая ветвь: Абдельлатиф Кешиш («Голубой самый теплый цвет (Жизнь Адели. Части 1 и 2)»)  Гран-при: Джоэл и Итан Коэны («Внутри Льюина Дэвиса»)  Лучшая мужская роль:Брюс Дерн («Небраска», режиссер Александр Пейн)