Чтобы ткань города усложнилась

В Москве прошел фестиваль современного документального кино о городе и человеке «Центр». Главная идея фестиваля в формировании города как культурного кластера, в котором люди учитывают интересы друг друга. Корреспондент Агентства социальной информации поговорил с одним из членов жюри фестиваля, культурологом и главным редактором журнала «Искусство кино» Даниилом Дондуреем о том, какую роль играют гражданские инициативы в создании культуры города, каких культурных пространств не хватает столице и могут ли москвичи создать собственную городскую культуру.


Daniil Dondurej 390x244По словам директора фестиваля документального кино «Центр» Виктории Белопольской, город – это, в первую очередь, не памятники архитектуры и культурные кластеры, а связи людей, ведь люди здесь всегда рядом друг с другом. Согласны ли вы с этим утверждением и как это согласуется с проблемой разобщенности людей в городе и социальной пассивности, о которой так часто говорят?

Виктория права. В таком 14-миллионном городе, как Москва, у людей масса проблем: как добраться до работы, где оставить автомобиль, как выбрать школу своему ребенку, как встретиться с родственниками, до которых добираться дольше, чем лететь до Берлина. Если ты живешь в Южном Чертаново, Бутово, Жулебино, то не можешь сказать, что живешь в столице, потому что Москва ассоциируется с центром, а ты бываешь в центре только по праздникам. Ты не знаешь соседей по своему дому — нет соседских групп, соседского общения. Такой гигантский город предъявляет очень много разных требований. И человек должен ко всему этому приспособиться – к свободе и атмосфере, к движению человеческой, этнокультурной, религиозной, соседской терпимости, к осознанию того, что здесь все значительно дороже, что ты должен научиться вести себя так, как ведут в столице.

Люди должны учиться быть самостоятельными, учиться тому, что в советское время называли самодеятельностью. Они должны сами собирать деньги, писать бумаги, выходить на акции, в том числе волонтерские. В школе этому не учат.

А вы при этом воспринимаете город как гражданское сообщество?

Я думаю, что так должно быть, но в Москве, кроме объединения горожан вокруг двух-трех проблем, которые касаются большинства, я этого не вижу. Наше государство не очень заинтересовано в этом, потому что оно пытается контролировать все, включая развитие гражданских сообществ. Люди должны учиться быть самостоятельными, учиться тому, что в советское время называли самодеятельностью. Они должны сами собирать деньги, писать бумаги, выходить на акции, в том числе и волонтерские. В школе этому не учат. По телевизору никогда не показывают акции, демонстрирующие самостоятельность людей.

Моделей строительства гражданского общества государство, конечно же, не распространяет, поскольку это оппоненты и альтернативная партийная работа. Касается она в том числе и того, терпим ли я, москвич, к тому, что моими соседями по лестничной площадке будут иноверцы, иностранцы.

В России живет всего 10% людей с европейски ориентированным, международным типом сознания, которые хотят, чтобы в их городах было, как в Париже, Шанхае, Бостоне. Каждый четвертый из них живет в Москве.

То есть город должны делать люди, а не государство?

Естественно. Скажу страшную вещь – все, включая государство, должны делать люди. Во-первых, они должны саморазвиваться, чтобы понимать, что им не надо идти смотреть блокбастер, а стоит подождать фильм лауреата Каннского фестиваля. Во-вторых, они должны развивать сообщества, гражданское самосознание, чувство ответственности. И только в-третьих — государство.

В России живет всего 10% людей с европейски ориентированным, международным типом сознания, которые хотят, чтобы в их городах было, как в Париже, Шанхае, Бостоне. Каждый четвертый из них живет в Москве. Они хотят парковки, парки, фильмы, гражданские сообщества, которые позволят проявлять гражданскую активность.

Горожанам очень важно самим устраивать акции, а не идти на назначенные праздники. Город нуждается в тусовках, в том, чтобы можно было разнообразно проводить время со своей семьей, лежать на лужайке, слушать джаз.

В Москве все есть, но это требует развития. Это должно быть престижным. Так, чтобы премьер или вице-премьер могли сказать: «Вчера был на театральной премьере, ничего подобного не видел даже в Зальцбурге».

Качество городской среды зависит от того, насколько она удовлетворяет культурные потребности горожан. С этой точки зрения, какова столичная городская среда?

Москва – город богатый, практически европейский. Здесь есть выбор для всех групп населения. Есть те, кто ходит в старинные театры типа Ленкома, МХАТ, имени Вахтангова, а есть те, кто ходит в авангардные театры от Гоголь-центра до Театра.doc или «Практики». Здесь все есть, но это требует развития. Это должно быть престижным. Так, чтобы премьер или вице-премьер могли сказать: «Вчера был на театральной премьере, ничего подобного не видел даже в Зальцбурге».

Когда так будет, люди будут развиваться. Сегодня они не переходят из одной культурной страты в другую, они консолидируются и просто удовлетворяют свои потребности. Но потребности не только нужно удовлетворять, но еще и развивать. Не устраивать праздник меда, а создавать отдельные институции, проекты. Обязательно с участием телевидения. Пока телевидение в России действует не на развитие, а на консервацию.

Какую роль в создании культуры города играют гражданские инициативы?

Если они есть, то они всегда играют очень хорошую роль, чего бы они ни касались. Когда появляются гражданские инициативы, это значит, город жив. Это значит, у городских властей есть партнеры. Иногда они могут быть оппонентами, но оппоненты – это нестрашно, они всегда работают на развитие. Самое страшное при развитии любой системы – это монопольная консервация.

Из таких культурных инициатив мне нравится Центр документального кино. Там активные, современные люди, которые делают фестиваль «Центр». Они не хотят самоизоляции. Это очень важно.

Москвичи ужасно боязливы. Они не умеют организовываться. Они боятся быть в центре. Кроме бизнеса, в России нет ни одной системы выращивания лидеров, социальных, психологических, волонтерских программ, развивающих культуру.

Какие гражданские проекты, связанные с визуальной культурой, вы бы еще хотели увидеть в Москве?

Не хватает пропаганды современного искусства. Не хватает экспертизы архитектуры. Город наполнен строительством бездарной архитектуры, по поводу которой нет публичных дискуссий. Непонятно, зачем строят районы Москвы, похожие один на другой.

Какие культурные пространства Москвы сегодня больше всего нужны москвичам?

Самые разные. На многих уровнях. Начиная с места, где можно посидеть. Вот вечером тебе все надоели. Куда ты пойдешь? Как и в сталинское время – либо в дорогущий ресторан, либо в гости к другу. А если не хочется идти к другу домой, то встретиться с ним негде.

Пытаются ли москвичи создать собственную городскую культуру или их инициативы не выходят за рамки существующих культурных пространств?

Москвичи ужасно боязливы. Они не умеют организовываться. Они боятся быть в центре. Кроме бизнеса, в России нет ни одной системы выращивания лидеров, социальных, психологических, волонтерских программ, развивающих культуру.

В России достаточно анемичная система. В смысле уклонений, мошенничества, непрозрачности Россия — невероятно креативная страна. Я убежден, что главным художником в Российской Федерации уже по крайней мере 20 лет является главный бухгалтер любого предприятия, ведь он создает видимость другой жизни.

Чтобы ткань города усложнялась, нужно работать. Но я не вижу такой работы. Может быть, я плохо знаю молодежные группы, и они занимаются этим в ночных клубах, куда я не хожу, но сомневаюсь.

 

21.09.2015 МОСКВА Город, Культура и просвещение. Фото: flickr.com / valerijledenev. Источник: Агентство социальной информации

Артдокфест 2016. Буквальный жанр

Блоги

Артдокфест 2016. Буквальный жанр

Зара Абдуллаева

С 1 по 9 декабря сразу в трех городах России – в Москве, Петербурге и Екатеринбурге – проходит фестиваль российского документального кино "Артдокфест". Мы уже писали по горячим следам рижских премьер о фильмах "Родные", Мариуполис", "Кредит на убийство" и других, вошедших в различные программы нынешнего фестиваля. На этот раз Зара Абдуллаева – о лауреате амстердамского IDFA "Приходи свободным" Ксении Охапкиной и о самом новаторском, по ее мнению, фильме конкурса – "Дороге" Дмитрия Калашникова, снятой видеорегистратором.

 Голоса Евразии. О постколониальной рефлексии в отечественном театре

№5/6, май-июнь

Голоса Евразии. О постколониальной рефлексии в отечественном театре

Алена Карась

Когда мне заказали статью о болевых точках нынешнего российского театра, я подумала, что мне вовсе не интересно писать о столичных историях. Разумеется, в новейшем российском театре есть поиски языка и поражающая скорость набора высоты у многих молодых режиссеров; есть бесстрашие интеллектуального, аскетичного театра Дмитрия Волкострелова; есть поиски аффектов и жестов, выражающих телесную и психическую культуру 30-х годов в театре Максима Диденко… и все-таки то, что происходит в последние два сезона в нестоличных театрах, видится мне беспрецедентным. Речь идет о постколониальной рефлексии.

Новости

Сотрудникам голливудских студий тоже не чужды торренты

27.12.2012

В том, что торрентами пользуются миллионы интернет-пользователей во всем мире, нет ничего сенсационного. Однако впервые на использовании торрентов для скачивания пиратских копий фильмов и игр пойманы сотрудники целого ряда крупнейших голливудских студий – среди которых Paramount Pictures, Warner Bros., Sony Pictures, Walt Disney и 20th Century Fox. – причем скачивание производилось ими прямо на рабочем месте. Об этом сообщает издание TorrentFreak, которое и выявило факт использования торрентов при помощи технологии SсanEye.