Гарри Поттер (книга и фильм): что это было?

16 июля в программе "Культурный шок" на радио "Эхо Москвы" шел разговор о таком явлении, как Гарри Поттер, о книгах Джоан Роулинг и их экранизациях. В беседе участвовали Сергей Бунтман, Александр Шаталов и Даниил Дондурей.

Высказывания Даниила Дондурея на обозначенную тему приводятся ниже. Весь разговор можно прослушать или прочесть на сайте радиостанции "Эхо Москвы" (слушать/читать).

 Даниил Дондурей:

Мне кажется, что «Гарри Поттер» – это великое произведение массовой культуры. У нас есть выдающиеся произведения искусства, экспериментального направления или классического, но есть еще и массовая культура – и у нее свои законы. К ней принято относиться высокомерно, считается, что это что-то такое не для очень продвинутых людей, что-то, связанное с массовыми страхами, стереотипами и так далее. Мне кажется, что мы всегда недооцениваем принципы устройства массовой культуры, которая осуществляет важные функции. Она подпитывает миллионы людей, которые не понимают в искусстве, не считывают художественные языки.

Массовая культура занимает пространство между человеком и окружающим миром, и заполняя его, дает подсказки, вырабатывает правила, объяснения, эфир, воздух, землю, еду и так далее. Она так же сложна, многомерна, как и искусство. Это просто разные типы культуры.

У нас вообще не принято заниматься чем-то, связанным с мировоззрением, моралью, психологическим состоянием людей и общества, эти темы находятся под запретом. Элиты готовы восхищаться примерами качественной культуры, связанными с искусством, с его особым языком, но как только какое-то явление переходит в разряд массовой культуры, тут же начинают относиться к нему с высокомерием. Таким образом они психологически себя защищают…

 Вообще это сложный момент. Дело в том, что по статусу, конечно, искусство выше, ведь оно составляет Великую книгу истории искусства. Гении в нее редко записываются. Шедевры остаются в памяти профессионалов, а Книга пишется дольше, по крайней мере, лет триста.

И невозможно переносить критерии искусства на массовую культуру. Потому что массовая культура построена всегда на мифе. Это очень важно. Она устроена таким образом, что в ней присутствуют четкие моральные разведения героев на сильных, слабых, верных, коварных, добрых. Вообще в массовой культуре есть два народа: ангелы и злодеи.

 Джоан Роулинг не остается в рамках обычного произведения. Она преодолевает каноны, принципы, становится лидером. А лидером можно стать, только нарушив главные правила. Их нужно трансформировать, тогда у тебя все получится. Но законы массовой культуры все равно неотвратимы, так же, как и хэппи энды. Например, обязательны повторы: зритель массовой культуры всегда хочет, как ребенок, встречаться с давно знакомым и переживать как неизведанное то, что он прекрасно и давно знает. Там единицей является событие, а не интерпретация события. Там нужно уметь читать, а не объяснять, переосмысливать и так далее. Это другая природа восприятия. И благодаря такому восприятию миллионная аудитория людей разных возрастов, желающих остаться детьми, думать, что каждый из нас волшебник, может жить с этими представлениями.

И с экранизацией «Гарри Поттера» они попали в ожидание десятков миллионов, если собрали шесть миллиардов… Это значит, что фильм посмотрело больше миллиарда человек. Полтора миллиарда билетов было продано. Представляете, какие это величины!

В социологическом смысле аудитории фильма и книги – это несопоставимые объемы. Количество людей, смотрящих фильмы, неизмеримо больше, чем читающих.

Английская киноиндустрия в основном выживает за счет экранизаций, в отличие от голливудской. У них не такое мощное производство, даже купить новое авто не так то просто, но делается все безукоризненно. Например, телеканалу «Культура» можно сказать «спасибо», по ходу покритиковав, что ничем другим он не занимается, за то, что на протяжении пятнадцати лет, сколько существует, он показывает английские экранизации литературной классики. Интеллигентные, качественные в актерском, литературном, в кинематографическом, во всех других смыслах. У нас такой культуры нет. Это гимн благородству, аристократическому мышлению, гуманизму.

Мне кажется, неверно искать в одном виде искусства достоверное смысловое порождение другого вида искусства. Книга, экранизация, балет, комикс – это все разные законы, разные миры.

Произведение, чтобы у него был шанс быть востребованным в других странах, должно быть успешным в национальном пространстве. Но российская реальность слишком неопределенная. Она течет, движется – непонятно куда. Не предпринимаются усилия для того, чтобы понять, что в России происходит. Основная драма нашей культуры заключается в том, что мы не понимаем устройства мира, в котором живем. Ни в искусстве, ни в массовой культуре.

"Эхо Москвы" / "Культурный шок"

После травмы

Блоги

После травмы

Зара Абдуллаева

18 июля в Ереване состоялась церемония закрытия XII международного кинофестиваля «Золотой абрикос». Зара Абдуллаева – о конкурсных картинах и о том, что их объединяет.

Обратная сторона страны. «Кредит на убийство», режиссер Влади Антоневич

№1, январь

Обратная сторона страны. «Кредит на убийство», режиссер Влади Антоневич

Лариса Малюкова

«Лаура, скажи, пожалуйста, что это фейк, умоляю!» Подростки из разных стран смотрят видеоролик, гуляющий в Сети в 2007-м под названием «Убийство таджика и дагестанца». Заснятая в реальном времени казнь двух мигрантов. Ни тел, ни убийц так и не нашли. Следователям было не того. Первым делом они задались вопросом: не террористов ли замочили в том злополучном лесу? Вторым – объявили ролик муляжом. Но отец одного из зверски убитых мальчиков признал в нем своего сына Шамиля Удаманова. И тогда ему сказали: «Ищите сами».

Новости

В Москве состоится первая российская ретроспектива Петера фон Бага

08.04.2014

В московском Центре документального кино с 12 по 13 апреля будет проходить первая российская ретроспектива финского режиссера и историка кино Петера фон Бага. В программу вошли четыре картины мастера. Как говорит о них Петер фон Баг: «Не только мы оглядываемся на утраченное время, но само это время смотрит на нас. Именно такого эффекта я хотел добиться в своих фильмах».