В Торонто раздали призы

16 сентября в Торонто был вручен главный приз фестиваля. Награду People's Choice («Выбор народа») завоевал фильм Дэвида Рассела “Silver Linings Playbook” с Брэдли Купером в главной роли.

Экранизация одноименного романа Мэттью Куика (Matthew Quick), “Silver Linings Playbook” посвящена бывшему учителю и пациенту психиатрической лечебницы, который вернулся к своим родителям (Роберт де Ниро и Джеки Уивер) и теперь надеется заново наладить семейную жизнь.

В секции документального кино приз получил «Артефакт» (Artifact) Бартоломео Куббинса (псевдоним музыканта, лидера группы 30 Seconds to Mars Джареда Лето). В секции кинокритиков лучшим был признан фильм «В доме» (Dans la maison) Франсуа Озона. Премию зрительских симпатий в разделе People's Choice Best Midnight Madness film («Полуночное безумие») получила комедия Мартина Макдонаха «Семь психопатов» (Seven Psychopaths) с Колином Фаррелом в главной роли.

Быть Дэвидом Фостером Уоллессом

Блоги

Быть Дэвидом Фостером Уоллессом

Борис Локшин

О картине «Конец тура» Джеймса Понсольдта, снятой по разговорам знаменитого писателя Дэвида Фостера Уоллеса («Бесконечная шутка»), – Борис Локшин.

Колониальная сказка. «Жги», режиссер Кирилл Плетнев

№5/6, май-июнь

Колониальная сказка. «Жги», режиссер Кирилл Плетнев

Наталья Сиривля

Определение «Колониальная сказка» принадлежит Инге Оболдиной. Фильм «Жги» Кирилла Плетнева воспринимается поначалу как переросший свою значимость «мувик». Так бывает: снимается какой-нибудь незатейливый двухсерийный телевизионный продукт и в процессе создатели вдруг решают, что у них выходит нечто достойное театрального проката и даже участия в фестивалях. Что тут скажешь?

Колонка главного редактора

«Культура — это секретная служба»

21.11.2012

Выступление социолога, главного редактора журнала «Искусство кино» на заседании президентского Совета по правам человека всколыхнуло медийный бомонд. Кто-то услышал в его словах призыв к цензуре на телевидении, иные разглядели банальный плач по культуре. Но сам Даниил Дондурей, человек, благодаря которому в словарь президента вошло богатое словосочетание «культурный код», полагает, что его вообще не поняли. И объясняет «Новой газете» — почему.