В Торонто раздали призы

16 сентября в Торонто был вручен главный приз фестиваля. Награду People's Choice («Выбор народа») завоевал фильм Дэвида Рассела “Silver Linings Playbook” с Брэдли Купером в главной роли.

Экранизация одноименного романа Мэттью Куика (Matthew Quick), “Silver Linings Playbook” посвящена бывшему учителю и пациенту психиатрической лечебницы, который вернулся к своим родителям (Роберт де Ниро и Джеки Уивер) и теперь надеется заново наладить семейную жизнь.

В секции документального кино приз получил «Артефакт» (Artifact) Бартоломео Куббинса (псевдоним музыканта, лидера группы 30 Seconds to Mars Джареда Лето). В секции кинокритиков лучшим был признан фильм «В доме» (Dans la maison) Франсуа Озона. Премию зрительских симпатий в разделе People's Choice Best Midnight Madness film («Полуночное безумие») получила комедия Мартина Макдонаха «Семь психопатов» (Seven Psychopaths) с Колином Фаррелом в главной роли.

Завод

Блоги

Завод

Зара Абдуллаева

О неигровой картине «Диор и я» Фредерика Ченга, посвященной Рафу Симонсу и его безвестным сотрудницам, – Зара Абдуллаева.

Что произошло с правыми? Левые и правые – контекст и эволюция

№3, март

Что произошло с правыми? Левые и правые – контекст и эволюция

Дмитрий Бутрин

Главную политическую дихотомию Нового времени – оппозицию правых и левых в политике – хоронили не один, не два и не двенадцать раз. Само по себе описание попыток аналитиков, политиков и политологов создать «неэвклидову геометрию» распределения современных политических сил друг относительно друга, альтернативную историческому расположению мест во французском парламенте, может составить неплохую книгу. Возможно, такая книга и существует, просто я не удосужился ее прочитать.

Колонка главного редактора

Трудная жизнь без цензуры

11.02.2012

Я восемнадцать лет являюсь главным редактором журнала, и не было ни одного текста, по поводу которого у меня  возникало бы сомнение: а можно ли это опубликовать? Не  будет ли опасности для «Искусство кино», для меня, для нашего министерства, спонсоров? Не было ощущения несвободы. Итак: цензура. Куда она подевалась?