В Петербурге открылся фестиваль «Послание к человеку»

21 сентября в Санкт-Петербурге состоялась торжественная церемония открытия XXIII международного фестиваля документальных, короткометражных игровых и анимационных фильмов «Послание к Человеку».

Программа фестиваля (ссылка ведет на каталог в формате pdf) включает международный конкурс, национальный конкурс документальных фильмов, международный конкурс экспериментальных фильмов In Silico, театральную программу Доквилль, а также ряд специальных программ.

Петербургский фестиваль «Послание к человеку» был образован в 1989 году из международной секции Московского международного кинофестиваля (ММКФ).

Главный приз международного конкурса: Гран-при “Золотой Кентавр” и 5000 долларов США за лучший фильм. Предусмотрены также призы за лучший полнометражный документальный фильм, за лучший короткометражный документальный фильм, за лучший короткометражный игровой фильм, за лучший анимационный фильм и за лучший дебют. Денежное содержание этих призов – 2000 долларов США.

Фестиваль завершится 28 сентября. 

Подробности на официальном сайте: http://message2man.com/.

Берлин-2014. Поэпизодник

Блоги

Берлин-2014. Поэпизодник

Зара Абдуллаева

О главном, по мнению многих критиков, событии конкурсной программы прошедшего 64-го международного Берлинского кинофестиваля – драме «Отрочество» (Boyhood) Ричарда Линклейтера – размышляет Зара Абдуллаева.

Акционизм как защита искусства. Теория и художественная практика современного протеста

№3, март

Акционизм как защита искусства. Теория и художественная практика современного протеста

Андрей Ерофеев

Нередко можно услышать мнение, будто акция Петра Павленского «Угроза» с поджогом главной двери здания КГБ/ФСБ на Лубянке стала мощным финальным аккордом движения под названием «радикальный русский перформанс». Павленский убежал в Париж. Получил там политическое убежище и как бы досрочно вышел на пенсию.

Колонка главного редактора

Трудная жизнь без цензуры

11.02.2012

Я восемнадцать лет являюсь главным редактором журнала, и не было ни одного текста, по поводу которого у меня  возникало бы сомнение: а можно ли это опубликовать? Не  будет ли опасности для «Искусство кино», для меня, для нашего министерства, спонсоров? Не было ощущения несвободы. Итак: цензура. Куда она подевалась?