Анатомия жанра

  • Блоги
  • Нина Цыркун
Майк Фиггис, автор известных картин «Покидая Лас-Вегас», «Отель» и «Таймкод» в рамках фестиваля New British Film Festival представил в Москве свою последнюю картину «На грани сомнения». О новом триллере британского экспериментатора – Нина Цыркун.


Один из героев картины, кинорежиссер, объясняя задачу своим актрисам, просит их не заморачиваться и делать что велят; им достаточно лишь знать о том, что снимается «фильм в фильме в фильме». Если добавить сюда «оболочку», то есть саму внешнюю историю, то в «китайской шкатулке» нарратива добавится еще один слой. Поскольку Фиггис снимал детективный триллер, то повествовательная перспектива должна представлять собой вариацию одной темы, последовательно или с флуктуациями, но все же устремленную к решению загадки. Проще говоря, в финале мы должны узнать, кто убил молодую француженку Анжелик Превэ (Лотте Вербеек). Для временного запутывания зрителя здесь, наверное, органично выглядело бы использование полиэкрана, так блистательно освоенное Фиггисом в «Таймкоде», где в поликадре соседствовало изображение сразу с четырех камер. Вопреки ожиданиям, на этот раз расщепленный экран лишь ненадолго появился в начальных эпизодах (и не в самых необходимых для этого случая местах), чтобы потом смениться другими, далеко не новыми приемами: расфокусом, рапидом, многозначительными подзаголовками отдельных частей истории типа «Персонаж – это сюжет» и интертитрами со словарным объяснением ключевых слов типа «близнец». Полиэкран смог бы успешно маскировать дисгармонию общей композиции; расплывающиеся образы или изысканный полет, так же, как тривиальное объяснение и без того понятных слов только отвлекают внимание, доставляют визуальное либо мнимо интеллектуальное удовольствие, чтобы потом заставить зрителя испытать досаду: зачем (чем?) позволил себя обмануть?

suspension-of-disbelief-1
«На грани сомнения»

Майк Фиггис – пленник своего ремесла, настолько им очарованный, что, видимо, искренне убежден: нет ничего более увлекательного, чем путешествие по ту сторону камеры. В беседе с журналистами он сообщил, что четыре года писал сценарий и сочинил 32 финала. По-видимому, ни один из них ему не понравился, так как в окончательной версии финала нет вообще. Зато есть концовка «фильма в фильме в фильме» – элегантный парафраз «Города грехов».


«На грани сомнения», трейлер

Удовлетворив свое тщеславие (если таковое у него имеется) союзом с голливудскими мейджорами, Фиггис ловит настоящий кайф на свободной волне независимого кино, добывая на него деньги изнурительным краудфандингом («Вам этого не пожелаю»). Зато инди-фильм дает возможность сказать все, что хочешь, и в первую очередь насчет профессии. Например, в противовес скучной кондовой структуре «завязка, развитие действия – развязка» (все по 30 минут) представить «блюзовое» импровизационное повествование, которое создателей фильма ни к чему не обязывает. Актрисы, добивающиеся от своего режиссера мотивации их действий на площадке, ответа не получают. «Мы снимаем типичный постмодернистский нуар. Вспомните "Город грехов". Черно-белое, красное…»

Если уж вслед за героями «Сомнения» вспоминать «Город грехов», то там тот же, скажем, цвет имел точное назначение. Но я, как ни старалась, не смогла вычитать смысл в эпизоде у Фиггиса, где одна героиня входит в комнату спящей другой, причем эпизод снят в черно-белой гамме, а у одной из девушек виден краешек красного белья; эпизод так до конца картины и не проявился. Импровизация, видимо.

suspension-of-disbelief-2
«На грани сомнения»

Для большей убедительности реальное воплощение тезиса о преимуществах свободного нарратива усиливается словесным комментарием от лица протагониста, в котором трудно не узнать (в том числе по внешнему сходству) альтер-эго автора: Мартин (Себастьян Кох из «Жизни других») – успешный сценарист, читающий лекции студентам Лондонской киношколы. Студенты (смуглые юноши, скорее всего, индийского или пакистанского происхождения; надо полагать – обеспечивающие объективность взгляда «других») склоняются к тому, что финал должен быть открытым, потому что тогда зритель вступает в интерактивную игру… Ну и т.д.

И все бы хорошо, если бы у того же зрителя к концу довольно затянутого фильма не возникло подозрение в том, что автор просто не знает, как ему его закончить, а стало быть, подкрадывается сомнение в осмысленности всего замысла. Что для самого сценариста-режиссера-монтажера-композитора не составляет проблемы: движение – все, конечная цель – ничто. Серьезность, с какой Фиггис относится к утверждению своей позиции, подчеркивается ни много ни мало саундтрэком, в котором самолично им сочиненные блюзовые эскапады сменяются фрагментами из вагнеровского «Парсифаля»; постмодернизм, что тут скажешь.

Тюник с кинокамерой. Новые фильмы о балете

№5/6, май-июнь

Тюник с кинокамерой. Новые фильмы о балете

Лейла Гучмазова

Фильмы о балете – тема ныне модная. Она спровоцирована, скорее всего, тонким эскапизмом (кинематографистов), смешанным с простодушной тягой к прекрасному, тоской по грандиозному имперскому искусству и, возможно, c тайной любовью к тирании. Этот всплеск интереса к балету уравновешен также потребностью в социальных лифтах.

Колонка главного редактора

Даниил Дондурей: «Телевизор – главный инструмент управления страной»

08.11.2012

Сохранение советского мировоззрения и мягкое принуждение граждан к непрерывным развлечениям, – таковы основные идеологические задачи, решаемые сегодня при помощи управления СМИ, считает культуролог Даниил Дондурей, главный редактор журнала «Искусство кино». Републикуем интервью, данное журналу «Нескучный сад».

Новости

IV Забайкальский кинофестиваль откроется «Жаждой»

27.05.2014

29 мая в Чите открывается IV Забайкальский международный кинофестиваль. Картиной открытия станет российский фильм «Жажда» режиссера Дмитрия Тюрина по сценарию писателя Андрея Геласимова о судьбе молодого ветерана чеченской войны. В конкурсную программу фестиваля вошло 9 полнометражных художественных фильмов, снятых в 2012-2014 гг.