Без определенного места жительства

  • Блоги
  • Нина Цыркун

На сайте WikiLeaks поместили подборку самых негативных отзывов о фильме Билла Кондона «Пятая власть». Этого следовало ожидать – основатель ресурса категорически протестовал против проекта. А по мнению имевших с ним дело журналистов, Джулиан Ассанж остался бы доволен фильмом, если бы его там изобразили не меньше, чем Иисусом Христом. О «Пятой власти», вышедшей 24 октября в российский прокат, – Нина Цыркун.

Возьмем ли мы «Социальные сети» или «Джобс. Империя соблазна», или вот свежевышедший фильм Билла Кондона про Джулиана Ассанжа «Пятая власть», в центре коллизии оказывается не столько противостояние с властью или общественным мнением, сколько конфликт главного героя с лучшим другом и соратником. При этом – уж не знаю, по воле ли создателей, по законам ли драматургии или по правде жизни – именно этот друг-соратник кажется более привлекательным, не говоря уж о том, что ему может принадлежать и приоритет в рождении идеи или в ее практической разработке.

В случае с «Пятой властью» Даниэль Берг (Даниэль Брюль) – парень на подхвате, познакомившийся с Ассанжем на Всемирном конгрессе хакеров, уже зная о его деятельности, но в один прекрасный момент действительно (или только в глазах привычно подозрительного Ассанжа) попытавшийся занять место рядом с самим основателем WikiLeaks. Этого было достаточно, чтобы его сняли с проекта, ровно так, как отец Фейсбука Марк Цукерберг вышвырнул из дела Эдуардо Саверина. И это после того, как Берг доказал свое бескорыстие, вложив последние собственные кровные на покупку серверов и зная, что деньги никогда не вернутся.

the-Fifth-Estate-1
«Пятая власть»

Конечно, сценарий Джоша Сингера написан по мотивам книги «Внутри WikiLeaks: время, проведенное с Джулианом Ассанжем на самом опасном в мире вебсайте» Даниэля Домшайта, взявшего себе псевдоним Берг, а потому так или иначе приукрашивает его роль в истории сайта, но вряд ли автор книги мог существенно исказить факты при живом Ассанже. Однако Ассанж, прочитав сценарий, написал исполнителю главной роли Бенедикту Камбербэтчу, что книга эта – предательская, вредная для всего дела и сочинена человеком, который «развязал вендетту» против него. А сам актер при этом «используется, как взятое напрокат оружие, чтобы выдать кажимость правды за саму правду с тем, чтобы убить ее».


«Пятая власть», трейлер

Даже если в книге действительно много фактического вымысла, трудно возразить против той идейной подоплеки, которая составляет суть коллизии и выходит за пределы дела Ассанжа. Речь о том, что важнее борцу за открытость информации: самоутверждение или истина. И если истина, то торжествующая вопреки всему или же с учетом интересов, а то и жизней реальных людей? Этот вопрос концентрируется в конкретном (и неопровержимо подлинном) факте, когда Ассанж практически жертвует сотрудниками спецслужб в Ливии ради спасения гражданских лиц. На мой непросвещенный взгляд, оперативники знают, чем рискуют, выбирая профессию, но тем не менее, решать – идти ли на смерть в каждом конкретном случае, должны они сами; может быть, также их начальство, которому они вручают свои судьбы, принимая присягу; но никак не третья сторона при всем благородстве замысла.

Как учил дедушка Зигмунд, корни индивидуальной психологии надо искать в детстве. Из уст самого Ассанжа в фильме мы узнаем, что на родине в Австралии он воспитывался отчимом, принадлежавшем к тоталитарной секте «Семья». Воспитание было суровым, с рукоприкладством и безоговорочным подчинением. Если об этом упоминается в фильме, то, видимо, не зря. Возникает подозрение: не строит ли Ассанж работу WikiLeaks по типу той же секты, не терпя возражений и единолично решая вопросы и стратегии, и тактики? Человеческий материал для него значения не имеет. Достаточно вспомнить, как он обошелся с родителями Даниэля, которые с подкупающей сердечностью пригласили его на ужин. Пожилая пара из Восточной Германии, хранящая на полках книги Солженицына, привыкла с пиететом относиться к диссидентам, каковым считает и старшего друга своего сына. А тот в ответ по-хамски покидает гостеприимный дом, раздражившись мелкой деталью домашнего обихода.

the-Fifth-Estate-2
«Пятая власть»

Личная история бесприютного Джулиана Ассанжа – это первый план фильма. Второй и главный его фон – оплетенный информационными сетями земной шар, который предъявляет нам режиссер. Сетями на самом деле невидимыми, но проявляющими свою эффективность вполне зримо. Пятая власть – та, что следит за остальными четырьмя, что бы она о себе не воображала, – возникла не только в недрах старой расследовательской журналистики, но и, что немаловажно, спецслужб (ибо это они занимаются несанкционированным слежением и прослушкой), а потому несет на себе родовые черты того и другого. «Прародители» не очень довольны отпрыском; первая никак не может согласиться с принципиально бесконтрольной публикацией информации; вторые реально страдают от его деятельности и жестоко мстят – и Мэннигу, и Сноудену, и самому Ассанжу. Один в тюрьме, другой в бегах, третий в затворничестве Эквадорского посольства. Неприкаянные, обожаемые и проклинаемые – столпы пятой власти остаются загадочными персонажами в мире, где успех измеряется деньгами. Они же со своим материальным бескорыстием и странным психическим кодом живут в мире иных ценностей. Но в этих одержимых своей правотой фигурах ощущается нечто смутно знакомое и потому пугающее.

Знаки человека. «Человек разумный», режиссер Николаус Гейрхальтер

№3, март

Знаки человека. «Человек разумный», режиссер Николаус Гейрхальтер

Алексей Тютькин

Выдающийся археолог знания Мишель Фуко закрывает свою книгу «Слова и вещи» следующим пассажем: «Человек, как без труда показывает археология нашей мысли, – это изобретение недавнее. И конец его, быть может, недалек […] человек исчезнет, как исчезает лицо, начертанное на прибрежном песке». Тезис этот шокирует и даже настраивает против автора тех, кто полагал изучение человека своей профессией – если не призванием. Однако Фуко, высказавшись в почти ницшеанской манере, так и не смог понять, что именно привело в недоумение или ярость его оппонента.

Дело-то не в таджике...

Колонка главного редактора

Дело-то не в таджике...

05.08.2011

Даниил Дондурей выступил 4 августа в программе радиостанции «Эхо Москвы» «Особое мнение». Читайте запись его разговора о мультикультурализме с Ольгой Журавлевой или слушайте на сайте «Эхо Москвы».

Новости

V Фестиваль кино России и других стран Содружества пройдет в Тбилиси

28.10.2015

С 4 по 8 ноября 2015 года в Тбилиси пройдет V Фестиваль кино России и других стран Содружества. В программу форума вошли тридцать новых картин, созданных кинематографистами России и других постсовестских республик.