Безопасные связи. «Любовь и дружба», режиссер Уит Стиллман

  • Блоги
  • Инна Кушнарева

18 августа в прокат вышла костюмная драмедия «Любовь и дружба» любимца синефилов Уита Стиллмана («Золотая молодежь», «Барселона», «Последние дни диско»). О новой, фривольной и элегантной экранизации Джейн Остин – Инна Кушнарева.


В фильмах американского режиссера Уита Стиллмана читать Джейн Остин на кампусе или в богемной среде на Манхэттене («Золотая молодежь»), или даже жить по Джейн Остин («Девицы в беде»), – значит бросать вызов окружающим. Старомодность и церемонии могут оказаться более вызывающими, чем трансгрессия, если трансгрессия превратилась в новую норму. Это главный, впрочем, не лишенный иронии посыл предыдущих фильмов Стиллмана.

Но что будет, если поклоннику Остин, который любит эпатировать ею мнящую себя нонконформистской буржуазию, действительно представится возможность ее экранизировать? Что он тогда будет делать? Правильно, всем на зло, он возьмется за такое ее произведение, в котором Остин сама на себя не похожа. Новый фильм Стиллмана основан на романе в письмах «Леди Сьюзан», героиня которого похожа не столько на героинь Ричардсона, сколько на персонажей Шодерло де Лакло или Оскара Уайльда, как подсказывает Стиллман в своем интервью. Джейн Остин было девятнадцать или двадцать лет, когда она написала «Леди Сюзан», и она упражнялась в жанре эпистолярного романа, чтобы, как считается, превзойти его и уйти от слишком простой передачи чувств и переживаний от первого лица.

«Любовь и дружба», трейлер

В «Любви и дружбе» от эпистолярного романа остались сцены с конфидентками главной героини, леди Сьюзан (Кейт Бекинсейл), сначала с немногословной мисс Кросс, просто компаньонкой без средств к существованию, затем с Алисией Джонсон (Хлоя Севиньи), американской, вышедшей замуж за богатого престарелого англичанина (Стивен Фрай). Название для фильма Ситллман взял из другого произведения Джейн Остин – пародийной повести, которую та написала в 14 лет. Фильм тоже начинается как пародия на классический роман – с представления персонажей в виньетках, формально призванного облегчить зрителю восприятие, но на самом деле только больше его запутывающего и напоминающего, что читать классический. роман – значит, держать в голове бесчисленное число имен, степеней родства и отношений. Эти виньетки даже пугают сюжетной избыточностью, но на самом деле история простая и кристально ясная.

Леди Сьюзан Вернон – вдова с подпорченной репутацией, оставшаяся после смерти мужа с дочерью на руках и без особых доходов. Единственный выход для нее – пристроить дочь замуж, и, может быть, пристроиться самой. Ситуация не менее безвыходная, чем, например, у Элизабет Беннет из «Гордости и предубеждения». Сьюзан Вернон вынуждена приживаться под видом гостьи в поместьях родственников, слышать за спиной возмущенный шепоток, открещиваться от знакомства с мужчинами, дерзко подходящими к ней на улице. Но ничто ее не смущает: она умеет повернуть ситуацию для себя так, чтобы появился выбор. Выбор (и связанное с ним стратегическое поведение) – очень важное понятие у Остин. Неслучайно несколько лет назад в Принстонском университете вышла академическая работа «Джейн Остин как теоретик игр». Литературные критики поиздевались над механистическими методами ее автора-экономиста, но понятийный аппарат теории игр и вправду неплохо ложился на сюжеты и мотивации героев английской писательницы.

Love and Friendship 2«Любовь и дружба»

Итак, главная героиня «Любви и дружбы» создает условия для выбора там, где они в принципе отсутствуют. Сначала она влюбляет в себя лорда Мэнверинга, мужа подруги, в имении которой гостит. Затем, перебравшись в следующее поместье, очаровывает блестящего молодого человека, eligible bachelor, Реджинальда де Курси (Ксавьер Сэмюэл), который, к ужасу его семейства, готов сделать ей предложение. (Не будем забывать, что в произведении Остин разница в возрасте между ними составляет 12 лет.) Но Мэнверинга леди Сьюзан тоже не оставляет. А в какой-то момент даже расширяет набор доступных ей опций: приглядевшись к комически глупому и очень богатому (идеальное сочетание, с ее точки зрения) сэру Джеймсу Мартину (Тони Беннет), за которого поначалу планировала выдать дочь...

Love and Friendship 3«Любовь и дружба»

По ходу дела пасьянс несколько раз перетасовывается. Так что распределение персонажей в финале оказывается до некоторой степени неожиданным. Но ясно одно: ни разу не вступая в открытую конфронтацию и даже оказавшись на грани провала и разоблачения, леди Сьюзан, этот рациональный агент и гедонист в одном лице, произведя нестандартную рокировку, изящным образом, с соблюдением всех условностей, добивается и осуществления своих желаний, и максимизации своего благосостояния.

Love and Friendship 4«Любовь и дружба»

В фильме Стиллмана разбросано много мелких деталей, как бы подрывающих ставку на серьезность экранизации. Роковая женщина Сьюзан Вернон, чтобы втереться в доверие к родственникам мужа, проявляет преувеличенный интерес к малолетнему племяннику, который моментально выливает чай на ее, возможно, единственное платье. Дети в фильме ведут себя спонтанно и развязно, как нормальные современные дети: никто не заставляет их играть. Лакеи смахивают пыль уж слишком нарочито и так же нарочито за всеми подслушивают. В салонных разговорах то и дело всплывает Библия, и тут просвещенное общество демонстрирует вопиющее невежество: ни завидный жених Реджинальд де Курси, ни его сестра не знают, кто такой царь Соломон. Сэр Джеймс Мартин, эдакий Кандид, говорит о девятнадцати заповедях и очень удивляется: зачем нужны «тавтологические» заповеди «Не убий» и «Не возжелай жену ближнего своего», ведь «этого и так никто не делает, это же дурно». Четвертая заповедь о почитании родителей, к которой апеллирует леди Сьюзан, призывая к покорности строптивую дочь, как потом девочке объясняет викарий, на самом деле должна стоять пятой, а четвертой идет заповедь о соблюдении Субботы, которой уж точно никто в этом обществе не может найти применения. Христианские заповеди – такой же предмет сдвигов и комбинаторики, как и перетасовки матримониальных союзов.

Диагноз. «Турецкое седло», режиссер Юсуп Разыков

№5/6, май-июнь

Диагноз. «Турецкое седло», режиссер Юсуп Разыков

Елена Стишова

Сленговое словечко «топтун», казалось бы, безвозвратно похороненное в советском культурном слое, да и прочно забытое, вдруг очнулось. В сетях то и дело натыкаюсь на «топтуна», а ведь фильм Юсупа Разыкова «Турецкое седло», где это слово прозвучало, еще в прокат не вышел, но «эффект сарафана» уже заработал. И это после нескольких фестивальных показов.

Колонка главного редактора

Новость, которая становится важной, потом главной, потом – единственной

18.10.2012

Выступление в передаче «Особое мнение» на радиостанции «Эхо Москвы». О.ЖУРАВЛЁВА: Добрый вечер. Это программа «Особое мнение», меня зовут Ольга Журавлёва, у нас в гостях сегодня внезапно главный редактор журнала «Искусство кино», культуролог Даниил Дондурей.

Новости

Опубликована программа XIV Международного Канского Видеофестиваля

06.08.2015

XIV Международный Канский Видеофестиваль пройдет с 23 по 29 августа 2015 года в городе Канске. Основной конкурс включает 21 фильм из Аргентины, Бразилии, Бельгии, Германии, Испании, Италии, Канады, Нидерландов, России, Филиппин и Финляндии. Все они поборятся за Гран-при фестиваля — «Золотой пальмовый секатор».