Безусловная условность

  • Блоги
  • Нина Цыркун

Фестивали фестивалями, а прокатный сезон летних хитов, по мнению Нины Цыркун, открыл фильм-катастрофа Брэда Пейтона «Разлом Сан-Андреас».


Фильмы-катастрофы смотреть чрезвычайно приятно, потому что всегда и наверняка знаешь, чем все закончится, но не знаешь, как. Это и обеспечивает живучесть жанра. Зритель втихомолку радуется своей проницательности и удивляется изощренности мастеров экрана. А еще, конечно, погружается в ситуацию безопасного (для себя) ужаса (теперь интенсифицируемого благодаря технологии 3D), и невольно идентифицируется с главным героем – на этот раз это Дуэйн «Скала» Джонсон, выступающий под именем пилота поисково-спасательного вертолета Рея. «Разлом Сан-Андреас» Брэда Пейтона – классический фильм-катастрофа. Он ладно и тонко аранжирован компонентами, превращающими его из пустой пугалки и страшилки в многослойный кинотекст. Этих основных составляющих три.

San Andreas 2«Разлом Сан-Андреас»

Во-первых, в реальной жизни мы урывками слышим от озабоченных ученых о динамическом процессе изменения земной коры, грозящей глобальными катастрофами: землетрясениями, цунами и т.п. – даже там, где раньше ими и не пахло. Например, предсказывают мощное землетрясение на территории нескольких американских штатов, считавшихся сейсмически безопасными. Но, обосновывая вероятность события, специалисты не готовы точно назвать его дату, в чем и проблема, ставящая огромную часть населения в ситуацию реального житейского саспенса. В фильме эту научную часть освещает сейсмолог Лоуренс Хейс (Пол Джаматти), которого – пока не грянул гром – никто не слушал. В подвале его лаборатории тихо тлеет весь тираж его пионерской книги, посвященной анализу самого крупного трансформного разлома вдоль штата Калифорния, и, что самое важное, – теории предсказания грядущих землетрясений. Наука становится действенной лишь попадая в оборот масс-медиа. Хейса начинают слушать тогда, когда он становится телезвездой, но происходит это уже, увы, постфактум – на фоне картинки рушащихся от девятибалльных толчков небоскребов Лос-Анджелеса и разламывающегося моста Золотых ворот Сан-Франциско.

«Разлом Сан-Андреас», трейлер

Во-вторых, это конкретные люди, через судьбы которых мы, как будто на приборном стекле, наблюдаем, каким образом геологический сдвиг может отразиться на нас самих. Личностные отношения, прослаивающие и держащие сюжет, как обычно бывает в таких случаях, прерывают экшен интерлюдиями выяснения этих отношений. Создатели триллеров, хорроров и фильмов-катастроф, видимо, полагают, что такого рода отступления необходимы для привлечения женской аудитории. Пусть так. А если нет, то привыкший зритель терпеливо (или нетерпеливо) пережидает эти вставки, потому как не за тем он пришел в кинозал, но знает, что без них кино практически не бывает.

Мастерство режиссера проверяется тем, как он выкручивается из этой ситуации. Так вот в «Разломе» удалось рационализировать «балласт». У Брэда Пейтона паузы превращают напряжение в саспенс в буквальном смысле слова – они «подвешивают» действие, заставляя зрителя, затаив дыхание следить за его развитием, попутно получая бонус из курса этики и психологии семейной жизни. На обломках мегаполисов складываются пазлы взаимоотношений Рея и его жены Эммы (Карла Гуджино), подавшей документы на развод; их дочери Блейк (Александра Даддарио) и потенциального отчима Дэниела (Йонан Граффуд), а также Блейк и ее приобретенных в беде друзей, двух братьев-англичан.

И, наконец, третий компонент – социальный подтекст, который в тех или иных пропорциях вообще свойствен американскому кино как, может быть, самому демократичному в мире. Там всегда явно или подспудно присутствует мотив особой бескорыстной надежности тех, кого раньше называли солью соли земли. Лощеный красавчик, знаменитый архитектор Дэниел, богатый как и его высокомерная сестрица (почти карикатурная в этой небольшой роли Кайли Миноуг) – антиподы этих людей и прежде всего профессионального спасателя Рея.

San Andreas 3«Разлом Сан-Андреас»

А Рей весь фильм только и делает, что кого-то спасает. Дуэйн Джонсон не скрывает, что самые трудные трюки выполнял за него дублер, но он тоже делал кое-что: управлял катером и вертолетом, карабкался по скалам, нырял под воду, что, кстати, заметно, потому что многие эпизоды сняты оператором Стивом Йедлином без монтажных склеек. Вообще, хотя такой «вероятностный» фильм с проваливающимися дорогами, грандиозными пожарами, многометровым цунами и складывающимися, как домино, зданиями кажется невозможным создать без компьютерной графики, без зеленого экрана, дорисовки и последующего внутрикадрового конструирования, многие сцены были сняты вживую и на огромной скорости, что придает картине ощущение репортажной достоверности.

Юрий Арабов: «Посторонним вход воспрещен»

№12, декабрь

Юрий Арабов: «Посторонним вход воспрещен»

Никита Карцев

НИКИТА КАРЦЕВ. Первый вопрос – про этот несчастный Год кино. Кажется ли вам, в принципе, рабочей ситуация, когда объявляется Год культуры, литературы, Год российского кино? Или это очковтирательство, просто какое-то исполнение номера? Что это такое? ЮРИЙ АРАБОВ. Это исполнение номера, по вашей терминологии. Ритуальный поклон в сторону «важнейшего из искусств». Тут не идет речь об «очках», поскольку все было решено в 2008–2009-м и больше «втирать» нечего.

Колонка главного редактора

Творцам предлагается «лечь на сохранение»

01.12.2015

Попытка министра культуры Мединского постулировать взаимоотношения художника и государства требует пояснений. Даниил ДОНДУРЕЙ — специально для «Новой».

Новости

В Петербурге открывается XXIV «Послание к человеку»

19.09.2014

20 сентября в Петербурге состоится открытие XXIV Международного кинофестиваля «Послание к Человеку». В рамках старейшего российского фестиваля документального кино будет проведено более 100 сеансов, будут привезены фильмы из 87 стран мира. Помимо международного конкурса, национального конкурса и экспериментального конкурса In Silico, в рамках фестиваля пройдет около 20 параллельных программ, среди которых Found Footage, «Великобритания: кинограни», «Мокументари: лоскутное одеяло реальности», «Африканские истории: киношкола Миры Наир», «Новое турецкое кино», ретроспективы Эрика О и Гуалтьеро Якопетти, GlobalDoc и многие другие.