Четыре четверти пути

  • Блоги
  • Нина Цыркун

В прокат вышел фильм Роберта Земекиса «Прогулка». За судьбой легендарного французского канатодца Филиппа Пети с умеренным волнением проследила Нина Цыркун.


Легко себе представить, как было бы обставлено это событие в наши дни: какие телеканалы выстроились бы в очередь к ньюсмейкеру за правом трансляции, какие цифры в разных валютах фигурировали бы в новостных сообщениях… И как трудно представить, что в 1974 году это событие было задумано и состоялось вне всяких меркантильных соображений. И на вопрос «зачем надо было рисковать жизнью» ньюсмейкер не знал, что ответить. В общем, это как-то связано со смыслом жизни. Его собственной жизни и ничьей больше.

Иначе почему Филипп Пети выбрал момент, когда башни, между которыми он решил протись по канату, еще не были достроены, а в проекте вызывали к себе далеко неоднозначное отношение (то есть, представляли интерес как цель именно для него одного)? И совершил свой поступок в ранний час восхода солнца, когда улицы Нью-Йорка были пусты и мало кто мог увидеть и оценить это зрелище.

Конечно, потом Филипп получил свои 15 пудов славы (его паблисити позавидовал даже президент Никсон, бесславно ушедший в отставку через два дня после этого подвига). Но не слава была целью и мечтой, а самые высокие строения в мире (110 этажей). Даже не они сами, а лишь их будущий облик на журнальной странице, увиденный в очереди к стоматологу фантом. Тогда Филиппу было 17 лет. Мечта осуществилась спустя семь лет.

«Прогулка», трейлер

Роберт Земекис выбрал для фильма, рассказывающего о фантастическом событии, до смешного обыденное название, как раз и подчеркивающее неординарность того, что совершил его герой – Филипп Пети. Исполнитель его роли Джозеф Гордон Левитт комментирует происходящее беззаботно веселым тоном – так, как это свойственно его герою. Особую, скорбно ностальгическую окраску придает «Прогулке» то, что центром событий стали уже несуществующие башни-близнецы нью-йоркского Международного торгового центра. Их возрождение на экране – не менее сложный, трудоемкий и значимый процесс, чем реконструкция в формате 3D IMAX выхода на трос между башнями французского канатоходца. И здесь же есть один значимый нюанс, добавляющий саспенса: Филипп Пети – иностранец, так же как и те, кто разрушил башни.

Фильм Земекиса сродни прогулке Пети, потому что режиссер тоже работал не для славы – «Оскар» за документальную ленту Джеймса Марша «Человек на проволоке», сюжет которой практически повторен теперь в цветном формате 3D IMAX, уже получен в 2009 году и Земекису не достанется. Но для режиссера реализация этого проекта – тоже исполнение давней мечты. Да и сам Филипп Пети чрезвычайно близок любимым персонажам Земекиса – Форресту Гампу, Чаку Нолланду («Изгой»), которые могли бы каждый по-своему солидаризоваться с канатоходцем своим бескорыстием, оптимизмом и открытым сердцем. Они могли бы подписаться под его кредо: жить на грани, бросать вызов судьбе, не бояться переступать черту, чтобы прожить жизнь, как на натянутом канате.

The Walk 2«Прогулка»

В фильме Джеймса Марша много времени отведено команде Пети, роли каждого в этом предприятии, потребовавшем кроме таланта и отваги главного действующего лица еще и выдумки, смелости и преданности его друзей. У Земекиса все они пребывают в тени, хотя роли основной пятерки все же обозначены и отданы хорошим актерам. А особое место уделено учителю Филиппа Пети – Рудольфу Оманковски, Папе Руди (Бен Кингсли), открывшему своему ученику свои заветные секреты. И все же – опять-таки в духе кинематографа Земекиса – главный акцент тут сделан на личном подвиге, на жесте одиночки, на его одержимости и воле. Фильм похож на четырехчастную пьесу: юность героя в Париже, рождение мечты, первые шаги к ее осуществлению; переезд в Нью-Йорк и подготовка к «прогулке»; сам выход на трос и короткое послесловие к «представлению», как назвал это сам Пети. «Представление» отчасти получилось импровизационным благодаря вмешательству полиции – Пети решился на такие трюки, которые поначалу и не задумывал. Кстати, вся полицейская неуклюжесть и вся абсурдность законодального крючкотворства искупаются тем наказанием, которое в итоге вынес лично ему суд.

The Walk 3«Прогулка»

И еще вот что: формат 3D IMAX, конечно, помог зрителю явственно ощутить себя там, под облаками, за плечом канатоходца, но еще важнее то, что авторам фильма удалось заразить зрителя тем азартом, который владел Филиппом Пети. А это было достигнуто вполне традиционными средствами драматургии и монтажа, только умело отточенными и потому впечатляющими, как и само древнее искусство хождения по канату.

Табу и эрзацы. О цензуре и системе политических имитаций

№3, март

Табу и эрзацы. О цензуре и системе политических имитаций

Владимир Мирзоев

Культ и культура – две ветви цветущего древа цивилизации, с тех пор как они разминулись (окончательно в эпоху Просвещения), функции у них разные, плоды на вкус тоже. Я бы сказал, культ и культура стали отличной диалектической парой. Им бы любоваться друг другом, а они вечно враждуют, ревнуют и исходят злобой. Культ создает систему устойчивых табу, провоцируя в обывателе невроз и духовную (мифопоэтическую) экзальтацию, культура эти табу терпеливо расколдовывает, снимая напряжение, рационализируя любую проблему и возвращая субъекту свободу выбора. По-моему, для развития вида homo sapiens в равной степени важно и то...

Иди и смотри

Колонка главного редактора

Иди и смотри

11.08.2011

Глава МВД России Рашид Нургалиев расстроен тем, что отечественная молодежь не ту музыку слушает и не те книги читает. Его очень печалит, что наши юноши и девушки напрочь игнорируют романсы и вальсы... А вот известного культуролога Даниила Дондурея пугает запоздалость прозрений министра.

Новости

Апрельский номер – на сайте

16.05.2013

Большая часть этого номера посвящена практике современного телевидения. Стена, в которую неизбежно упираются все попытки создать общественное телевидение — в широком значении этого понятия, — это, к сожалению, не только власть, чиновники и цензура или финансирование, вернее, его отсутствие. Это еще и само общество, которое не готово иметь свободное телевизионное пространство, где важную роль должны играть сами зрители, граждане. Воспитанные в том числе — или прежде всего — как раз телевидением. Каково общество, таково и ТВ? Но ведь и обратная формула неотменима!