Дада-лэнд. «Манифесто», режиссер Джулиан Розенфельдт

  • Блоги
  • Иван Чувиляев

Завтра, 18 июня в городе Иваново состоится торжественная церемония закрытия XI международного кинофестиваля «Зеркало». Фильмом закрытия объявлен «Манифесто» Джулиана Розенфельдта с Кейт Бланшетт в главной роли. Именно ее игрой и проникся Иван Чувиляев.


zerkalo logo XIНемецкий видеохудожник Джулиан Розенфельдт затеял «Манифесто» два года назад как видеоинсталляцию. Театральный режиссер Томас Остермайер познакомил его с Кейт Бланшетт. Актриса и художник выбрали тринадцать самых важных, по их мнению, для современной культуры текстов: от Маркса до Джармуша. Бланшетт их зачитала, Розенфельдт это дело снял. Сначала серию видеоработ выставили в Австралии, в тамошнем Center of the Moving Image. Потом – в берлинском музее современного искусства Hamburger Bahnhof. Наконец, минувшей зимой Розенфельдт разрозненные видеоработы из этого цикла объединил в фильм и показал его в Штатах, на Санденсе. Теперь лента выходит в прокат.

Путь из галереи современного искусства в кинотеатр обычно сулит зрителям очередную атаку бойкого совриска на дряхлый мир «большого кино». Но нет. Розенфельдт – не Стив Маккуин и даже, Боже упаси, не Сэм Тейлор-Вуд. При всем уважении, он не звезда биеннале и арт-ярмарок, не лауреат и не скандалист. Так, тихий мастеровой, представитель креативного класса. «Манифесто» не атакует кино. Наоборот, это редкий (а может, уникальный) пример того, как современное искусство пасует перед большим и значительным актерским мастерством.

Розенфельдт в «Манифесто» не пытается преодолеть выставочную природу своего фильма, а просто соединяет видеоработы в единый поток, при этом ни одну из них выдающейся не назвать. Полноценным фильмом «Манифесто» стал только исполнительнице главной роли.

«Манифесто», трейлер с русскими субтитрами

Кейт Бланшетт превратила каждый сеанс выразительного чтения в маленький шедевр, в полноценную роль. Она здесь дает «антистаниславского». У того был «я в предлагаемых обстоятельствах», а здесь «чужой текст в обстоятельствах, предлагаемых мной». Иногда это столкновение иронично: «Манифест коммунистической партии», например, читает берлинский клошар с тележкой, груженой всяким барахлом. Где-то Бланшетт вскрывает в текстах юных максималистов новые смысловые пласты. Так, дадаистское прославление пустоты она превращает в надгробную речь на кладбище. Некоторые тексты – парой штрихов – превращает в карикатуру. Манифест «Флюксуса» – движения, созданного литовскими мигрантами в Штатах – произносит с ярко выраженным акцентом. И принимает при этом образ русской дамы-хореографа с пахитоской в зубах.

Manifesto 01«Манифесто»

По своей кураторской концепции «Манифесто» - штука очень сиюминутная и примитивная. Текучка. Таким добром забит каждый выставочный сезон. Искусство про искусство, рефлексия на тему быстротечности истории. В том числе, истории искусств. Сто лет – достаточный срок, чтобы ядерный потенциал кубизма, новой волны, флюксуса выветрился, оставив одну чистую форму. Розенфельдт эту нехитрую мысль и демонстрирует. Даже драматургию, само чередование эпизодов он строит как по учебнику «Современное искусство для чайников». Протащив зрителя через дюжину в меру девинантных эпизодов, выводит его в самую ожидаемую точку, в школу. Бланшетт в образе училки расталковывает детишкам кричалки Жан-Люка Годара и Джармуша. Те старательно, слово в слово записывают. Риторика именно школьная, считывается даже морской свинкой: вчера дадаисты были хулиганами, а сегодня про них рассказывают в школе.

Повторюсь, что за рамки такой выпускной работы в школе молодого художника «Манифесто» выводит именно что Бланшетт. Ближе всего фильм оказывается не к галерейным экспериментам, а к «Святым моторам» Каракса. Оба фильма – гимн лицедею. Только у Каракса он больше смахивал на похоронный марш, а «Манифесто» же – про величие, а не страдание.

Manifesto 02«Манифесто»

Сюжет «Манифесто» – не история искусств, а триумф актера. Триумф над всем на свете: историей, комплексами, современным искусством, пафосом. Бланшетт лишена каких бы то ни было страхов и может сыграть что угодно и кого угодно. Легко превращается в бородатого бомжа, пьяную рок-звезду, домохозяйку, училку. Играет одновременно ведущую и корреспондента, который включается в прямой эфир с места событий. Захватывают именно ее азарт и кураж. То, насколько она готова работать с любым материалом – от манифестов Малевича до расписания электричек. Это она, а не Розенфелдт их препарирует, превращает в драматургический материал, адаптирует под киноэкран. Она и правда единственная в своем роде настоящая кинодива наших дней, потому что доказывает, что кино не бессмысленно и не мертво. Что смотреть на себе подобного – только более дерзкого, смелого и так далее – удовольствие вечное. И человечеству оно никогда не надоест.

В ограниченном российском кинопрокате с 8 июня.

Двойная жизнь. «Бесконечный футбол», режиссер Корнелиу Порумбою

№3/4

Двойная жизнь. «Бесконечный футбол», режиссер Корнелиу Порумбою

Зара Абдуллаева

Корнелиу Порумбою, как и Кристи Пуйю, продолжает исследовать травматическое сознание своих современников, двадцать семь лет назад переживших румынскую революцию. Второй раз после «Второй игры», показанной тоже на Берлинале в программе «Форум», он выбирает фабулой своего антизрелищного документального кино футбол. Теперь это «Бесконечный футбол».

Почему хорошие люди совершают плохие поступки

Колонка главного редактора

Почему хорошие люди совершают плохие поступки

15.08.2011

Запись программы "Ищем выход..." на "Эхо Москвы" с участием Даниила Дондурея. Читать и слушать выпуск можно на сайте "Эхо Москвы".

Новости

Сотрудники Музея кино обращаются к общественности

05.11.2014

Сегодня состоялось заседание секретариата Союза Кинематографистов РФ, на котором в частности обсуждалась судьба Музея кино.