Экзорцизм на потоке

  • Блоги
  • Нина Цыркун

На днях в российский прокат вышел полицейский ужастик «Избави нас от лукавого» (Deliver Us from Evil) режиссера Скотта Дерриксона. С подробностями – Нина Цыркун.


Мать, бросающая своего младенца в обиталище львов в зоопарке Бронкса; странные голоса из подвала, пугающие семейство иммигрантов-итальянцев; таинственные граффити на латыни, появляющиеся в самых разных местах; полтергейст в доме полицейского и похищение его жены и дочери то ли маньяком, то ли одержимым дьяволом ветераном-морпехом… Добавим сюда имя режиссера Скотта Дерриксона, постановщика «демонического хоррора» «Шесть демонов Эмили Роуз» и сразу понятно, о чем пойдет речь. Как и в случае с упомянутыми «Шестью демонами», фильм «Избави нас от лукавого» основан на реальных событиях. Точнее, на книге бывшего полицейского Ральфа Сарчи, эти якобы реальные события описывавшей от первого лица. Это и определило жанр фильма – гибрид мистического хоррора и полицейской истории.

Сарчи сразу же после публикации своих мемуаров предлагал продюсеру Джерри Брукхаймеру их экранизировать, тот нашел идею перспективной, но почему-то тянул более десяти лет, покуда ни решил предложить ее для реализации Дерриксону в пакете с Эриком Бана в качестве исполнителя главной роли. За это время вышли в прокат не только «Шесть дьяволов...», но еще «Ужас Амитивилля» Эндрю Дугласа, «Последнее изгнание дьявола» Даниеля Штамма, «Заклятие» Джеймса Вона (список можно продолжить) – и все будто по следам реальных событий. (Замечу в скобках, что если не считать «Ребенка Розмари», по поводу сюжета которого нет упоминаний о реальной основе, второй фильм-родоначальник жанра – «Экзорцист» Уильяма Фридкина был поставлен по бестселлеру Питера Бэтти, вдохновленного вашингтонскими архивами отцов-иезуитов, содержащими материалы об изгнании дьявола). Каждое время дает свои основания допустить, что в наши земные дела активно вмешиваются потусторонние темные силы. Может быть, как раз сочтя сегодняшнюю публику вполне готовой к восприятию сверхъестественного как реального, опытный продюсер и решил, что пора выпустить на нее новых демонов. А уж если силы зла завладевают душой американского морпеха (Шон Харрис) в иракской пустыне, то поверить зрителю в их существование в свете нынешних событий оказывается делом нехитрым.


«Избави нас от лукавого», трейлер

В сущности, при том, что во всех такого рода фильмах задействуются одни и те же клише, одни и те же сюжетные ходы, интерес к ним может подогреваться только верой зрителей в то, что все это если не чистая правда, то по крайней мере ее отголоски. Вариации, как правило, незначительные; главное – чтобы наличествовали заброшенные или пустынные места, мрачные подвалы или подземелья, пасмурная погода, страдающий ребенок, зловещие куклы, неверящий в чертовщину полицейский. И, конечно, в финале – детальная картина экзорцизма с муками одержимого дьяволом и стоическими усилиями его изгоняющего. Эта миссия выпадает, как часто случается, священнику, но на этот раз необычному. Католик падре Мендоза (Эдгар Рамирес) – фигура необычная; не педофил, как шутливо предположил поначалу Сарчи, но всего лишь вылечившийся от наркотической зависимости алкаш, курящий одну сигарету за другой и предпочитающий кожанку традиционному облачению с белым воротничком.

Deliver-Us-from-Evil-2
«Избави нас от лукавого»

Сарчи – этнический итальянец, стало быть католик, но вера для него – чистая формальность. Он ходит в церковь дважды в год по большим праздникам и только. Служба в 46-м полицейском участке Южного Бронкса, заставляющая ежедневно встречаться с преступлениями, как-то не убеждает его в то, что человек сотворен по образу и подобию Божьему, но и в сатану он не верит. По ходу расследований в паре с Джо Мендозой новых, необъяснимых здравым смыслом преступлений, в которых он отказывается видеть паранормальные явления, его представления меняются. Но, в отличие от переживаний священников Меррина и Карраса, вступивших в поединок с дьяволом в классическом «Экзорцисте», тех жертвенных переживаний, трагически закончившихся для обоих, опыт Сарчи сводится лишь к тому, что полицейский начинает понимать: он сначала является отцом и мужем, а уж потом копом. И обещает чаще бывать дома. Основной конфликт, таким образом, спустился с трансцендентальных высот на бытовой уровень, а фильм, несмотря на обилие крови и жутковатых натуралистических сцен, приобрел «одомашенный» вид. И дай ему бог удержаться в зрительской памяти до появления на экранах очередного сюжета на эту тему.

Квадратура круга. Канн-2017: главные тенденции

№4, апрель

Квадратура круга. Канн-2017: главные тенденции

Антон Долин, Евгений Гусятинский

АНТОН ДОЛИН. Это первая каннская беседа, которую мы проводим без Даниила Дондурея. Меня всегда восхищало в нем то, что уже во время фестиваля он умудрялся видеть – иногда, может, воображаемую – каннскую драматургию. Она часто была спонтанной. Это не всегда была драматургия, которую выстроила, условно говоря, программная дирекция фестиваля.

Колонка главного редактора

Творцам предлагается «лечь на сохранение»

01.12.2015

Попытка министра культуры Мединского постулировать взаимоотношения художника и государства требует пояснений. Даниил ДОНДУРЕЙ — специально для «Новой».

Новости

Объявлено жюри VII Международного Римского кинофестиваля

01.11.2012

Оргкомитет VII Международного Римского кинофестиваля, который пройдет с 9 по 17 ноября 2012 года, объявил состав жюри. В него вошли режиссер Тимур Бекмамбетов (Россия), актрисы Валентина Черви (Италия), Лейла Хатами (Иран), кинокритик Крис Фуживара (США), а также режиссеры Пи Джей Хоган (Австралия) и Эдгардо Козарински (Аргентина). Председателем жюри станет американский сценарист и режиссер Джефф Николс.