Экзорцизм на потоке

  • Блоги
  • Нина Цыркун

На днях в российский прокат вышел полицейский ужастик «Избави нас от лукавого» (Deliver Us from Evil) режиссера Скотта Дерриксона. С подробностями – Нина Цыркун.


Мать, бросающая своего младенца в обиталище львов в зоопарке Бронкса; странные голоса из подвала, пугающие семейство иммигрантов-итальянцев; таинственные граффити на латыни, появляющиеся в самых разных местах; полтергейст в доме полицейского и похищение его жены и дочери то ли маньяком, то ли одержимым дьяволом ветераном-морпехом… Добавим сюда имя режиссера Скотта Дерриксона, постановщика «демонического хоррора» «Шесть демонов Эмили Роуз» и сразу понятно, о чем пойдет речь. Как и в случае с упомянутыми «Шестью демонами», фильм «Избави нас от лукавого» основан на реальных событиях. Точнее, на книге бывшего полицейского Ральфа Сарчи, эти якобы реальные события описывавшей от первого лица. Это и определило жанр фильма – гибрид мистического хоррора и полицейской истории.

Сарчи сразу же после публикации своих мемуаров предлагал продюсеру Джерри Брукхаймеру их экранизировать, тот нашел идею перспективной, но почему-то тянул более десяти лет, покуда ни решил предложить ее для реализации Дерриксону в пакете с Эриком Бана в качестве исполнителя главной роли. За это время вышли в прокат не только «Шесть дьяволов...», но еще «Ужас Амитивилля» Эндрю Дугласа, «Последнее изгнание дьявола» Даниеля Штамма, «Заклятие» Джеймса Вона (список можно продолжить) – и все будто по следам реальных событий. (Замечу в скобках, что если не считать «Ребенка Розмари», по поводу сюжета которого нет упоминаний о реальной основе, второй фильм-родоначальник жанра – «Экзорцист» Уильяма Фридкина был поставлен по бестселлеру Питера Бэтти, вдохновленного вашингтонскими архивами отцов-иезуитов, содержащими материалы об изгнании дьявола). Каждое время дает свои основания допустить, что в наши земные дела активно вмешиваются потусторонние темные силы. Может быть, как раз сочтя сегодняшнюю публику вполне готовой к восприятию сверхъестественного как реального, опытный продюсер и решил, что пора выпустить на нее новых демонов. А уж если силы зла завладевают душой американского морпеха (Шон Харрис) в иракской пустыне, то поверить зрителю в их существование в свете нынешних событий оказывается делом нехитрым.


«Избави нас от лукавого», трейлер

В сущности, при том, что во всех такого рода фильмах задействуются одни и те же клише, одни и те же сюжетные ходы, интерес к ним может подогреваться только верой зрителей в то, что все это если не чистая правда, то по крайней мере ее отголоски. Вариации, как правило, незначительные; главное – чтобы наличествовали заброшенные или пустынные места, мрачные подвалы или подземелья, пасмурная погода, страдающий ребенок, зловещие куклы, неверящий в чертовщину полицейский. И, конечно, в финале – детальная картина экзорцизма с муками одержимого дьяволом и стоическими усилиями его изгоняющего. Эта миссия выпадает, как часто случается, священнику, но на этот раз необычному. Католик падре Мендоза (Эдгар Рамирес) – фигура необычная; не педофил, как шутливо предположил поначалу Сарчи, но всего лишь вылечившийся от наркотической зависимости алкаш, курящий одну сигарету за другой и предпочитающий кожанку традиционному облачению с белым воротничком.

Deliver-Us-from-Evil-2
«Избави нас от лукавого»

Сарчи – этнический итальянец, стало быть католик, но вера для него – чистая формальность. Он ходит в церковь дважды в год по большим праздникам и только. Служба в 46-м полицейском участке Южного Бронкса, заставляющая ежедневно встречаться с преступлениями, как-то не убеждает его в то, что человек сотворен по образу и подобию Божьему, но и в сатану он не верит. По ходу расследований в паре с Джо Мендозой новых, необъяснимых здравым смыслом преступлений, в которых он отказывается видеть паранормальные явления, его представления меняются. Но, в отличие от переживаний священников Меррина и Карраса, вступивших в поединок с дьяволом в классическом «Экзорцисте», тех жертвенных переживаний, трагически закончившихся для обоих, опыт Сарчи сводится лишь к тому, что полицейский начинает понимать: он сначала является отцом и мужем, а уж потом копом. И обещает чаще бывать дома. Основной конфликт, таким образом, спустился с трансцендентальных высот на бытовой уровень, а фильм, несмотря на обилие крови и жутковатых натуралистических сцен, приобрел «одомашенный» вид. И дай ему бог удержаться в зрительской памяти до появления на экранах очередного сюжета на эту тему.

«Артдокфест»–2016. Неигровое кино: реальность и рефлексия

№1, январь

«Артдокфест»–2016. Неигровое кино: реальность и рефлексия

«Круглый стол» «Искусства кино» и «Артдокфеста». Модератор – Даниил Дондурей. ДАНИИЛ ДОНДУРЕЙ. Когда мы с Виталием Манским планировали эту – уже пятую нашу совместную – дискуссию, я предложил тему радикализации неигрового кино, то есть хотел обсудить расширение его границ, которое, как мне кажется, происходит в последнее время, но не обсуждается, не проблематизируется.

Колонка главного редактора

Цифровая — значит креативная

25.06.2010

Есть конкретный срок, в нашей стране он назначен: в 2015 году мы должны, согласно подписанным президентом конвенциям, просто-напросто отключить аналоговое вещание. Сейчас у нас работает более ста десяти кабельных каналов, вставляется телепанель в заднюю стеночку — и все в порядке. Во-первых, их количество еще увеличится: в «Акадо» стоит цифра «1000». В США есть системы, в которых действуют до 2000 каналов. А люди-то реально смотрят всего девять — из ста. Девять — из тысячи, или из пяти тысяч. На эту тему есть масса исследований.

Новости

Открылся прием заявок на участие в IV фестивале «Милосердие.doc»

14.04.2016

Начался прием заявок на участие в IV открытом фестивале документального кино и социальной рекламы «Милосердие.doc». Заявки на участие в фестивале принимаются в двух номинациях: «Документальный фильм» (для фильмов продолжительностью до 25 минут) и «Социальная реклама» (для рекламных роликов продолжительностью до 4 минут).