Флаг в руки

  • Блоги
  • Нина Цыркун

Выходящий в кинопрокат «Штурм Белого дома» Роланда Эммериха пополняет галерею патриотических боевиков производства США, а россиянам служит напоминанием об их различиях с американцами, считает Нина Цыркун. 


Когда еще доведется заглянуть в спальню президента Соединенных Штатов? Хоть и киношную, но один в один с настоящей. Как и президент Сойер – не Обама, конечно, но совершенно беззастенчиво с него списанный – элегантный и демократичный говорун (Джейми Фокс). Название «Штурм Белого дома» сразу же заставляет вспомнить российские события 1993 года, когда танки Таманской дивизии стреляли по дому российского парламента. Но куда там: размах этого боевика нашим не снился; для любителя пиротехники (если не сказать – пироманьяка) Роланда Эммериха, привыкшего к глобальным масштабам, не проблема взорвать Капитолий и крепко покорежить Белый дом, правда, кроме особо укрепленной территории восточного крыла, где находятся президентские апартаменты.

white-house-down-movie-pictures-13
«Штурм Белого дома»

Конечно, мы такое уже видали: «День независимости» того же Эммериха, «Крепкие орешки», «Президентский самолет» и совсем свежее «Падение Олимпа», уж не знаю – по недосмотру ли агентов промышленного шпионажа или напротив, по замыслу контрпрограммирования – вышедшее всего месяца три назад. Уже и отдельный жанр сложился: «президент в опасности». Но такой именитый режиссер не может свести всю историю к экзерсису на заданную и хорошо обкатанную тему. Впрочем, тема – ерунда, главное – пафосное авторское послание, а в нем – ясно читаемый призыв к единению нации на основе патриотизма. И послание это написано четким и лаконичным языком, без всяких затей и эвфемизмов. Джеймс Вандербилт четко расставил в своем сценарии все акценты.

Говорят, раз в год и палка стреляет. В «Штурме» стреляет флаг, о чем и не подумаешь, когда в начале фильма бывшая жена упрекает мужа в том, что он не пришел в школу на смотр талантов, где их дочь крутила флаг, для чего упорно тренировалась полтора месяца. (Отец тоже не поверил в то, что это полезный талант.) Известно, что американцы не стыдятся помещать национальный флаг в кинокадр, но, казалось бы, вот так напрямую соединить его с архетипическим образом ребенка – это уж перебор. Да нет, если вспомнить, что нынешний вариант звездно-полосатого был принят в 1960 году по эскизу старшеклассника Роберта Хефта.

white-house-down-movie-pictures-16
«Штурм Белого дома»

Флаг в пропаганде патриотизма вещь незаменимая. Он в своей знаковой прагматике лишен неопределенности и издержек интерпретации, он не подлежит дешифровке, его следует просто принять со всей его откровенной символикой. Может, отсюда и идея дать флаг в руки ребенку? Дети ведь тоже считаются чистыми и свободными. (Опровергать этот тезис здесь не место, хотя…).

Еще один тезис, ради которого организовали дорогостоящий штурм Белого дома, – семейные связи как основа сильного государства. Девочка (Джои Кинг), которая крутит флаг, сомневается в том, что ее папа – самый лучший в мире. Но само собой, убеждается в его суперкачестве благодаря тому, что папа (Ченнинг Татум) спасает и этот Дом, и президента, и Америку, а заодно и мир.

white-house-down-movie-pictures-12
«Штурм Белого дома»

Про президента нужно сказать отдельно. Он, конечно, обаятелен, умен, а главное – миролюбив, о чем не только с экрана говорит, но и по телевизору у себя за спиной бубнит. И потому так любит его девочка Эмили – ведь это президент, объявив сокращение военных действий, вернул папу с войны. Однако ж, попадая в опасную ситуацию, он рядом с ее папой Джоном бледнеет, признаваясь: «Я так не могу». И всем ясно, что президенты держатся на таких вот простых парнях с такими простыми именами, на надежных синеворотничковых бывших морпехах.

white-house-down-movie-pictures-14
«Штурм Белого дома»

Американцам, небось, в голову не придет, что может быть иначе, а вот российскому зрителю интересен такой штрих: президента в фильме любят, ненавидят, уважают, но никто не относится к нему с подобострастием, как это принято среди наших родных осин. Забавно, как не зная, жив он или нет, специальные люди объявляют президентом то вице-президента, то спикера, деловито, отточенными ритуальными движениями передавая из рук в руки ядерный чемоданчик и коды к нему. Власть десакрализуется, над властью иронизируют, а кроме того, предупреждают: верить ей тоже особо нельзя, потому что на самых ответственных постах могут оказаться предатели, а мы даже представить себе не можем, какие причины ими движут. Ну прямо как сейчас в казусе Сноудена – такого же обыкновенного человека, как премьер, спикер или начальник секретной службы.

Мы против, но мы за. «Притяжение», режиссер Федор Бондарчук

№5/6, май-июнь

Мы против, но мы за. «Притяжение», режиссер Федор Бондарчук

Игорь Савельев

Чем вдохновлялся Федор Бондарчук, задумывая сверхамбициозный для российского кинематографа экшн «Притяжение», – очевидно. Оба события произошли в 2013 году; оба в той или иной степени оставили след в новейшей отечественной истории: впрочем, на этом сходство и исчерпывается. Первое скорее позабавило россиян, хотя мировые ученые отнеслись к нему очень серьезно. По оценке НАСА, это было падение крупнейшего небесного тела на Землю более чем за сто лет – да, собственно, после нашего же Тунгусского метеорита. Вы уже догадались, что речь о так называе-мом Челябинском метеорите, который взорвался над городом-миллионником.

Колонка главного редактора

Даниил Дондурей: «Темы, которые никем не обсуждаются»

23.07.2013

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Здравствуйте. Это программа «Особое мнение». Меня зовут Татьяна Фельгенгауэр. Я приветствую в этой студии главного редактора журнала «Искусство кино» Даниила Дондурея.

Новости

Коллектив научных работников Музея кино подал в отставку

27.10.2014

На сайте Музея кино сегодня, 27 октября появилось Открытое письмо министру культуры Российской Федерации Владимиру Мединскому, подписанное научным коллективом Музея. В письме авторы перечисляют накопившиеся претензии к новому руководству Музея и объявляют о своем массовом уходе из учреждения. Редакция ИК призывает Министерство культуры РФ и общественность прислушаться к этому обращению.