И ад следует за ними. «Инферно», режиссер Рон Хоуард

  • Блоги
  • Нина Цыркун

Нина Цыркун нашла время и силы, чтобы посмотреть и оценить очередный конспирологический кино-проект от создателей «Кода да Винчи».


Дэн Браун нашел отличный рецепт комфортной страшилки: речь идет о чем-то реально опасном, но действие помещается в такие дивные интерьеры знаменитых музеев, узнаваемых знаковых ландшафтов, что на фоне погружения в их нетленную красоту страх понемногу рассеивается, а то и совсем улетучивается еще до финальной развязки. Помогает разрядить обстановку и присутствие какой-нибудь хорошенькой умненькой специалистки по каким-нибудь научным вопросам, которая ассистирует главному герою. Продюсеры франшизы нашли идеального исполнителя роли профессора Лэнгдона; кто, если не Том Хэнк с его личным обаянием и репутацией «дважды-оскароносца», сумеет внушить зрителю уверенность в своей историко-искусствоведческой премудрости и в том, что герой безусловно и искренне предан всему хорошему, будучи надежно вакцинированным против всего плохого? Впрочем, «Инферно» Рона Хоуарда – неизменного экранизатора романов Дэна Брауна – Тому Хэнксу не принесет третьего «Оскара», но, как и прочие его малозаметные работы, фильмографию не испортит.

«Инферно», трейлер

«Инферно» выстроен как насыщенный опасностями квест – травелог, предлагающий путешествие по лучшим итальянским музеям, по улицам и площадям Флоренции, по каналам Венеции, по стамбульской Святой Софии – где уж тут соскучиться. Тем более, рядом всегда прелестная юная умница – доктор Сиенна Брукс (Фелисити Джонс), а если не она, то неординарная начальница Всемирной организации здравоохранения Элизабет Скински (Сидзе Бабетт Кнудсен) более старшего возраста. Поскольку никаких морально-психологических, а следовательно и поведенческих неожиданностей от профессора Лэнгдона ждать не приходится, ими удивляют обе дамы, которые то и дело оказываются не теми, кем кажутся: они крутят простодушным Робертом, и их непредсказуемые действия двигают хитросплетенный сюжет.

Свою роль играет и фабульная страшилка (хотя с течением экранного времени ее забываешь опасаться). Некий безумец-биоинженер по-своему распорядился дилеммой, что лучше: прямо сейчас уничтожить половину населения земшара – или подождать, пока через сто лет человечество само вымрет как вид? В своих рассуждениях злодей идет точно по следу Озимандии из «Хранителей» Зака Снайдера, рационально подсчитавшего, что надо убить всего лишь каких-то три миллиона человек, чтобы спасти миллиарды. (Потому что размножается человечество по экспоненте, в то время как пищевые ресурсы также стремительно истощаются. А тут удачно подоспел смертельный вирус – достаточно выпустить его на волю, и все решится само собой.) Как и в «Хранителях», стрелки часов Судного дня – хотя они здесь не фигурируют – приближаются к роковой полуночи. Со спасением мира надо поспешить. Вот вам и саспенс.

Inferno 2«Инферно»

Зрительское внимание сосредоточивается на расколдовывании древней тайны, ключ которой зашифрован в таинственной надписи. Тут вступает «засадный полк»: раз профессор Лэнгдон с диагнозом «ретроградная амнезия» оказался во Флоренции, стало быть, должна появиться тень Данте и его «Божественной комедии». Поскольку ситуация грозная, в ход пойдет ее часть под названием «Ад», а при ней – рисунок на пергаменте «Карта Ада» Сандро Боттичелли с изображением девяти кругов адской воронки. Подтягивается и Вазари с фреской «Битва при Марчиано».

Дэн Браун с его безоглядной претензией на всеохватное знание – виртуоз по части паразитирования на загадках истории искусств и вплетении их в социально-политическую злобу дня. В «Инферно» Браун обращается к новейшему открытию итальянского Маурицио Серачини (фигурировшему и в романе «Код да Винчи») – напомню, что именно он обнаружил под вазариевской фреской творение Леонардо. С невзыскательным любопытством неофита Дэн Браун – и создатели фильма вслед за ним – вязнут в деталях, отвлекаясь на всяческие артефакты и музейные экспонаты, так что порой хочется их одернуть, попросив скорее перейти к делу. Персонажи, будто овладевшие секретом нуль-транспортировки, мгновенно перемещаются из одной туристической мекки в другую, попутно сообщают нам историко-художественные сведения насчет местных достопримечательностей, попадают в смертельно опасные передряги – и всегда выходят из них все так же по-староголливудски аккуратно одетыми. Ни один рукав не оторвался, ни один каблук не сломался и вымокшая после подводного плавания одежда выглядит как сейчас с гардеробной вешалки. Поскольку все происходит довольно стремительно, на такие пустяки внимания не хватает, как и на смешные для такого эксперта, как Роберт Лэнгдон, ошибки вроде той, когда он, держа в руках цилиндр Фарадея, принимает человеческую кость, из которой он сделан, за слоновую. В этих чуть ли не нарочитых небрежностях я усматриваю намек зрителю: наслаждайтесь зрелищем, но не принимайте продукцию с фирменным знаком Дэна Брауна всерьез.

Семейная хроника времен постмайдана. «Родные», режиссер Виталий Манский

№1, январь

Семейная хроника времен постмайдана. «Родные», режиссер Виталий Манский

Елена Стишова

Мысленно я давно «заказывала» свой фильм про Украину, не зная, что Виталий Манский, уроженец Львова, именно «мое» кино и снимает. «Родных» я впервые увидела летом на МКФ в Карловых Варах. Это было ровно то, что я хотела знать и видеть: не опоенных адреналином людей войны, не жареные факты, добытые в погоне за сенсацией, – просто жизнь, как она сложилась у простых людей после Майдана.

Колонка главного редактора

Уметь читать азбуку Морзе российской культуры. О новой идеологической доктрине Владимира Путина

08.02.2013

Начав с методологического вступления по теме президентского Послания 2012 года, социолог и искусствовед Даниил Дондурей поспорил с редакторами Gefter.ru о риторике Владимира Путина. Разговор — о будущем, спор — о концептах, заметки — о новациях президента в его последних речах.

Новости

«Артдокфест-2013» откроет «Священная трасса»

29.11.2013

30 ноября в Москве состоится открытие шестого ежегодного кинофестиваля «Артдокфест». Фильмом открытия станет победитель Венецианского кинофестиваля – «Священная трасса» Джанфранко Рози, этот показ станет российской премьерой картины. В этом году конкурсная программа включает двадцать одну картину. Среди фильмов-участников основного конкурса – DEMONStration Виктора Косаковского, «Оптическая ось» Марины Разбежкиной, «Непал форева» Алены Полуниной (лауреат программы Cinema XXI Венецианского МКФ этого года).