История Адама

  • Блоги
  • Нина Цыркун

В достоинствах и недостатках новой экранизации одноименного романа Джозефа Файндера «Паранойя» о борьбе телекоммуникационных монстров, снятой режиссером Робертом Лукетичем с участием Лиама Хэмсворта, Харрисона Форда и Гэри Олдмена, разобралась Нина Цыркун.


За фигурой Адама Кэссиди, главного героя техно-триллера Роберта Лукетича «Паранойя» – целое поколение его современников, многоликая толпа амбициозных молодых людей, опоздавших к раздаче и отравленных горькой обидой за то, что их обокрали и близко не подпустив к стартовой черте. Те, кто успели в свое время добраться до пирога, ухватили свой кусок и теперь не позволяют и крошке упасть со стола, зорко следят за тем, чтобы их не оттеснили, не заслонили, не дай бог не превзошли. Им удобнее и милее всего стагнация, уютное статус-кво; погоня за новейшими разработками – всего лишь видимость, сведение старых счетов, игра в вечную модернизацию, своего рода этикет, соблюдение которого есть пропуск на корпоративный Олимп. Использовать такого вот двадцати-с-чем-то-летнего ботана-неудачника, как Адам, в своих циничных целях, сделать из него шпиона, предварительно загнав в безвыходное положение, – это для таких больших ребят вовсе не необходимость и даже не кайф, а мелкое удовольствие, дижестив после изысканного обеда.

paranoia1
«Паранойя»

Бестселлер Джозефа Файндера, по которому поставлен фильм, был написан в 2003 году, еще до кризиса, но по сути дела ничего ведь за эти годы не изменилось, и пресловутые финансовые пузыри вновь надуваются как ни в чем ни бывало, обещая с треском лопнуть в недалеком будущем. Тем, кто дорвался до вершин, это не страшно; они уже по опыту знают, что кризис им пойдет только на пользу. (Некое условное опрощение, на которое они пошли, изображая «тоже пострадавших», – всего лишь дань моде; вот в России купеческий гламур сменился сдержанным аристократизмом простоты, которая на самом деле обходится еще дороже. А в фильме Лукетича эту простоту изображает изысканный стиль хай-тек в гигантских апартаментах.) Всемогущие Николас Уайт (Гэри Олдмен) и Джок Годдард (Харрисон Форд) давно не способны принимать во внимание чужие (чуждые) интересы; их волнует, заряжает энергией игра, в которой они сами устанавливают правила и выбирают тактику.

paranoia2-HarrisonFordandGaryOldmanParanoia
«Паранойя»

Австралиец Лайэм Хемсуорт в роли Адама, парня из Бронкса, простодушен и доверчив, как ковбой в городе; как умилительно наивный Эдвард Сноуден, будто внезапно узнавший про тотальную слежку в мире, давно превратившемся в паноптикум Бентэма, в прозрачную тюрьму, где охранниками служат власть предержащие, то есть имущие, прекрасно знающие одно: что полезно, то и морально. Этим людям грех не назначить Адама пешкой, для видимости продвигая ее в ферзи. Кстати, главному герою неслучайно дано имя Адама – праведника, утратившего божью благодать в грехопадении. Конечно, дорога к греху выложена благими намерениями: надо спасать отца, медицинская страховка которого не покрывает расходов на лечение, а Адам чтит отца своего. Но, конечно, лучшим другом придется пожертвовать; любимую девушку – использовать в качестве ключа к нужной информации. В конце концов, человеческие отношения – химера, эфемериды. Зато выигрыш осязаем, явлен в фирменных лейблах. Потом, правда, оказывается, что все наоборот. Раз согласившись стать шпионом, Адам становится в глазах других двуличным, беспринципным циником, стало быть, его можно перекупать, чем готово воспользоваться ФБР. Адама охватывает параноидальный страх: он начинает не то, чтобы понимать, но кожей чувствовать, что им манипулируют, за ним следят, на него давят. Однако страх не сильно отражается на невозмутимом лице Хемсуорта и не туманит его голубые глаза.


«Паранойя». Официальный трейлер

«Паранойя» – назидательный фильм-роман воспитания. Пройдя все искушения века, Адам научается ценить подлинное (о чем спешит доложить зрителю в закадровом тексте), благо перед глазами есть живой пример – его отец Фрэнк (Ричард Дрейфус), всю жизнь прослуживший охранником и не видящий в том беды. Несмотря на болезнь, отец-шестидесятник сохранил интерес к маленьким бесплатным радостям жизни, чего и сыну желает. Линия отца и сына в фильме прочерчена жирно, но неубедительно. Дело даже не в недостатке сценарного материала, в сюжете достаточно для того опорных точек, но не хватает режиссерской энергетики. Точно так же нет ее и в самых напряженных моментах фильма, который, как-никак, триллер, да еще шпионский, и должен захватывать, а он не цепляет. За исключением самогó (модного) предмета шпионажа к сюжету о том, как незрелая душа попала в хищные лапы акул Уолл-стрит, Лукетич ничего не добавил, а Хемсуорт не сыграл. 

Нормальный дракон. «Дракон» Константина Богомолова и оттепель

№4, апрель

Нормальный дракон. «Дракон» Константина Богомолова и оттепель

Антон Хитров

Музыкальные вставки – фирменный прием Константина Богомолова, и дело не только в том, что они задают спектаклю ритм. Важно, кто именно и что поет. В его новой работе «Дракон» по Евгению Шварцу песню «Оттепель» из одноименного сериала Валерия Тодоровского исполняет главный герой. Собственно дракон. В остроумии режиссеру не откажешь. Но зачем эта сцена нужна и при чем тут оттепель?

Колонка главного редактора

«Эффективность вечных кодов двоемыслия»

15.04.2013

Имперское сознание россиян непоколебимо. Поколение интернета пока не способно к проектированию будущего. Экономисты наивны в своих цеховых объяснениях. Самое главное свойство российского общества – тотальное недоверие: всех ко всем, считает социолог культуры, главный редактор журнала «Искусство кино», член Совета по развитию гражданского общества и правам человека при Президенте РФ, кандидат философских наук Даниил Дондурей.

Новости

Открылся 24-й «Кинотавр»

30.05.2013

2 июня 2013 года в Сочи открывается 24-й открытый российский кинофестиваль «Кинотавр». В рамках фестиваля будут проведены основной конкурс и конкурс короткого метра, а также различные спецпрограммы, питчинги, лекции и кино для всех желающих под открытым небом (т.н. «зрительский конкурс»). Жюри основного конкурса возглавит режиссер Александр Митта. Также в этом году к двум традиционным жюри (основного конкурса и конкурса «Кинотавр». Короткий метр») добавлено третье жюри кинопрокатчиков.