Христа на них нет. «Бен-Гур», режиссер Тимур Бекмамбетов

  • Блоги
  • Нина Цыркун

9 сентября в России выходит в прокат двухчасовой пеплум режиссера Тимура Бекмамбетова «Бен-Гур». Нина Цыркун проследила драматургические отличия новой картины от знаменитой постановки Уильяма Уайльдера.


Создатели «Бен-Гура» настаивают, что менее всего хотели бы акцентировать зрительское внимание на эпизоде гонки колесниц, называя в качестве своей сверхзадачи утверждение христианских ценностей прощения и любви. Но берясь за ремейк пеплума 1959 года, завоевавшего 11 «Оскаров», никак нельзя затушевать значимость этой хрестоматийной сцены. А благодаря возможностям компьютерной дорисовки, сделавшим ее еще более впечатляющей, чем в фильме Уильяма Уайлера, именно она, эта знаменитая десятиминутная сцена стала не только энергетическим центром в целом довольно монотонного фильма, но и его смысловой кульминацией.

Хотя режиссер Тимур Бекмамбетов и сказал, что для него в этой старинной истории важнее всего психологический конфликт между бывшими друзьями, Иудой Бен-Гуром (Джек Хьюстон) и Мессалой Северусом (Тоби Кеббел). В этом режиссер солидарен с авторами сценария – Китом Кларком и Джоном Ридли, превратившими героев в почти братьев: Мессалу ребенком приняли в дом Гуров на правах своего.

Тема развивается своим чередом и даже приобретает определенный актуальный подтекст, намекающий на предательство инородцев, отплативших приемной родне черной неблагодарностью. Последующая горестная история Бен-Гура тоже в определенном смысле модернизирована: она начинается с дерзкого, необдуманного поступка повстанца-зелота, –мальчишки, которого приютили в доме Гуров, и который теперь выполняет здесь ту фатальную роль «триггера» (в первоисточниках ее «сыграла» кровля, обвалившаяся на кортеж римского наместника). 

Ben Hur 2«Бен-Гур»

Таким образом, острых социально-психологических зацепок тут предусмотрено в достатке. Однако в силу жанра «Бен-Гур» – прежде всего кино аттракционное, и внимание зрителей расходуется в основном на сцены сражений (особенно морского боя римлян с греками), на зарисовку мучений Бен-Гура на галерах и на самый блистательный во всем действе эпизод гонок колесниц. Тут зритель буквально сливается с многотысячной толпой в цирке, наблюдающей за ристалищем в экранном мире.

В отличие от трактовки Уильяма Уайлера, теперь настоящим героем-победителем гонок оказывается не тот, кто первым на своей запряженной четверкой лошадей колеснице пересекает финишную границу. Побеждает тот, кто распорядился построить гигантскую арену и организовал эти игры – римский наместник в Иудее Понтий Пилат (Йохан Филип Асбек). На такую трактовку недвусмысленно наталкивает «установочный» закадровый текст, предваряющий фильм: «Империя отнимет у тебя все, что у тебя есть, и заставит наслаждаться чужими страданиями, чтобы ты забыл, что у тебя отняли». Иначе говоря: чем меньше хлеба, тем больше должно быть зрелищ. А фильм, выходит, о том, что победа иллюзорна, а поражение мобилизует и рождает небывалый энтузиазм, которым власть может легко распорядиться по своему усмотрению.

«Бен-Гур», трейлер

На фоне этого впечатляюще проиллюстрированного посыла уходит в глубокую тень мотив прорастающего христианства. Следует вспомнить, что роман писателя и фронтового генерала Льюиса Уоллеса «Бен-Гур. История Христа» (1880), многажды экранизированный и поставленный на Бродвее, считался одной из самых лучших и влиятельных христианских книг XIXвека – ни много ни мало самой популярной в США до появления «Унесенных ветром» Маргарет Митчел. С таким заголовком в титрах вышел и фильм Уайлера, начинавшийся с вифлеемской звезды и поклонения волхвов.

Ben Hur 3«Бен-Гур»

В версии Бекмамбетова вместе с ушедшим подзаголовком сократилось и экранное время, связанное с историей Иисуса. Возможно, это связано с западной тенденцией не педалировать религиозные особенности, зато подчеркивать этническое разнообразие – отсюда Морган Фримен в роли шейха Ильдерима. Обращение в христианство Бен-Гура (в нашем дубляже называемого «Джудой» вместо Иуды – видимо, чтобы зритель незвзначай не спутал этого вымышленного персонажа с евангельским Иудой Искариотом) в итоге выглядит в фильме малоубедительным. Иисус (Родриго Санторо) нужен главным образом для того, чтобы произнести свои, говоря на нынешнем языке, ключевые слоганы: «Бог есть любовь», «Кто с мечом придет, от меча и погибнет» и, наконец, «Прости им, Отче, ибо не ведают, что творят», но говорит он это как будто в пустоту. И ее не может заполнить маловыразительная Эсфирь (Назанин Боньяди) – возлюбленная Иуды Бен-Гура, транслирующая иудейскому принцу новое учение.

№5/6, май-июнь

Мера за меру

На вопрос о целесообразности государственного протекционизма отвечают Тимур Бекмамбетов, Алексей Бырдин, Леонид Верещагин, Олег Иванов, Иван Кудрявцев, Дмитрий Литвинов, Алексей Рязанцев, Сергей Сельянов, Джаник Файзиев.

Колонка главного редактора

«Эффективность вечных кодов двоемыслия»

15.04.2013

Имперское сознание россиян непоколебимо. Поколение интернета пока не способно к проектированию будущего. Экономисты наивны в своих цеховых объяснениях. Самое главное свойство российского общества – тотальное недоверие: всех ко всем, считает социолог культуры, главный редактор журнала «Искусство кино», член Совета по развитию гражданского общества и правам человека при Президенте РФ, кандидат философских наук Даниил Дондурей.

Новости

На XIV Канском видеофестивале победила «Гренландия»

29.08.2015

29 августа в Канске состоялась церемония закрытия XIV Международного Канского Видеофестиваля. Гран-при фестиваля — «Золотой пальмовый секатор» был присужден картине израильского режиссера Орена Гернера «Гренландия».