Колесо дьявола. «Заклятие 2», режиссер Джеймс Ван

  • Блоги
  • Нина Цыркун

В российский прокат, спустя несколько дней после выхоа фильма на большие экраны в США, вышел сиквел знаменитого хоррора Джеймса Вана «Заклятие» 2013 года – «Заклятие 2» того же режиссера. Одной из первый оценила новый ужастик Нина Цыркун.


Джеймс Ван возглавляет сегодня список мастеров хоррора, особенно паранормального. Успех его «Заклятия», занявшего второе место по кассовым сборам фильмов ужасов после «Изгоняющего дьявола», обеспечил появление сиквела. Продолжение, безусловно, следует. В доме главных героев – Эда и Лоррейн Уорренов (Патрик Уилсон и Вера Фрамига) – на полках с артефактами, удостоверяющими подлинность событий (в том числе – с изуродованной призраком куклой из первого «Заклятия» и зоотропом-трофеем из «Заклятия 2»), еще есть место для новых поступлений.

Уоррены – демонолог и транс-медиум – реальные люди, они же поставщики сюжетов для фильмов Вана. Теперь Эд уже ушел из жизни, а его здравствующая супруга, 80-летняя Лоррейн (консультант обоих фильмов), утверждает, что история, случившаяся на севере Лондона, в Энфилде, – самая документально подтвержденная из всех тех случаев, когда им приходилось спасать реальных людей, одержимых демоном. Честно говоря, если бы авторы сценария, а вслед за ними и режиссер, действительно точно следовали бы этим документам, не прибегая к их беллетризации, фильм получился бы гораздо убедительней – во всяком случае, для скептиков.

The Conjuring 2 2«Заклятие 2»

Сценарий «Заклятия-2» во многом повторяет структуру первого фильма, что делает развитие сюжета довольно предсказуемым, и это не идет ему на пользу. Тем более, длительность картины, несмотря на широкую цифровую палитру черного, неутомимость камеры Дона Бёрджесса и ударные акустические эффекты, слегка утомляет, заставляя зрителя встряхнуться лишь ближе к финалу, кульминацией которого становится заглавное действо, то есть заклятие демона.

Не поручусь за безупречность ассоциаций, но мне кажется, что Джеймс Ван внес в фильм кроме всего прочего толику юмора – или пародийности. Прежде всего это автометапародия на кино вообще: жуткая история в доме матери-одиночки Пегги Ходжсон (Фрэнсис О’Коннор) начинается с забавы ее детей зоотропом. Эта штука – один из предшественников кинематографа: барабан с прорезанным вертикальными щелями по бокам, горизонтально вращающийся на оси. Фигурки, изображенные на ленте внутри барабана, при вращении как будто начинают двигаться, создавая иллюзию движущихся картинок. Характерно, что изобретатель этого устройства Горнер назвал свое детище «колесом дьявола». Стишок про горбуна на горбатом мосту, который напевают играючи дети, становится приманкой для демона, и безобидный «протокиношный» горбун превращается в огромное устрашающее чудовище.

The Conjuring 2 3«Заклятие 2»

Тандем Уорренов, не раз взятый в соответствующем фронтальном ракурсе, напоминает сухопарые фигуры знаменитой и одной из самых узнаваемых картины Гранта Вуда «Американская готика». Она же и чаще всего пародируется, соперничая по этой части с «Моной Лизой». Кстати, к обоим фильмам Вана прилагаются документальные снимки Уорренов – ясно, что отвечающие голливудскому стандарту Уилсон и Фармига мало походят на реальных толстячка Эда и его упитанную жену. Притом что диапазон пародий на картину Гранта Вуда безмерен, нельзя не отметить, что на пару фермеров из Айовы остроумцы-авторы наложили и другой популярный источник пародирования – «Крик» Эдварда Мунка, иконографическую эмблему отчаянного, безнадежного ужаса. В этом виде отец с вилами в руках и его дочь в переднике хорошо вписались бы в псевдоготическую геопоэтику «Заклятия». Американский дом Уорренов напоминает стиль «плотницкой готики», виднеющийся за спинами персонажей Вуда. Окна в доме закрыты цветными жалюзи, сквозь которые пробивается солнечный свет, создавая впечатление готических витражей. Муниципальный дом Пэгги в Англии выстроен в подобном же стиле, но тесно прижат к целой серии таких же типовых построек, неотличимых друг от друга и создающих ощущение безликой территории, «безместья», вселяющего безотчетный страх. Выражающее ужас лицо с картины Мунка (или пародии на картину Вуда), приобретает в фильме обратную функцию внушения ужаса в качестве повторяющегося образа жуткой скалящейся маски, надвигающейся на жертву.

Не поручусь, если Джеймс Ван не попытался «заклясть» юмором темные силы, которые пробудил на экране, подобно его маленьким героям. На всякий случай на площадку пригласили отца Стивена, официального экзорциста римско-католической церкви, благословившего съемки перед началом.

The Conjuring 2 4«Заклятие 2»

И еще про игру с кинематографом. Подросток Дженет Ходжсон (прекрасно справившаяся с ролью Мэдисон Вулф) и происходящая с ней история не могут не напомнить ее ровесницу Риган – героиню классического «Изгоняющего дьявола» Уильяма Фридкина. Роман Питера Блэтти был экранизирован в 1973 году, а история с семейством Ходжсон произошла в 1977-ом. Так что мотив с зоотропом у Вана можно считывать как предупреждение: кино – это вам не игрушка. Хорошая девочка Дженет, крутя барабан и напевая песенку про горбуна, всего лишь хотела излечить братца от заикания. Тем временем ее добрыми намерениями дьявол мостил дорогу в ад.

Обратная сторона страны. «Кредит на убийство», режиссер Влади Антоневич

№1, январь

Обратная сторона страны. «Кредит на убийство», режиссер Влади Антоневич

Лариса Малюкова

«Лаура, скажи, пожалуйста, что это фейк, умоляю!» Подростки из разных стран смотрят видеоролик, гуляющий в Сети в 2007-м под названием «Убийство таджика и дагестанца». Заснятая в реальном времени казнь двух мигрантов. Ни тел, ни убийц так и не нашли. Следователям было не того. Первым делом они задались вопросом: не террористов ли замочили в том злополучном лесу? Вторым – объявили ролик муляжом. Но отец одного из зверски убитых мальчиков признал в нем своего сына Шамиля Удаманова. И тогда ему сказали: «Ищите сами».

Колонка главного редактора

Даниил Дондурей: «Телевизор – главный инструмент управления страной»

08.11.2012

Сохранение советского мировоззрения и мягкое принуждение граждан к непрерывным развлечениям, – таковы основные идеологические задачи, решаемые сегодня при помощи управления СМИ, считает культуролог Даниил Дондурей, главный редактор журнала «Искусство кино». Републикуем интервью, данное журналу «Нескучный сад».

Новости

Апрельский номер – на сайте

16.05.2013

Большая часть этого номера посвящена практике современного телевидения. Стена, в которую неизбежно упираются все попытки создать общественное телевидение — в широком значении этого понятия, — это, к сожалению, не только власть, чиновники и цензура или финансирование, вернее, его отсутствие. Это еще и само общество, которое не готово иметь свободное телевизионное пространство, где важную роль должны играть сами зрители, граждане. Воспитанные в том числе — или прежде всего — как раз телевидением. Каково общество, таково и ТВ? Но ведь и обратная формула неотменима!