Кушетка в Москве, или Обратный мат

  • Блоги
  • Нина Цыркун

Продолжается прокат «душевной» российской комедии о семье, члены которой решают свои психологические проблемы кто с психоаналитиком, кто со священником. О «Пациентах» Эллы Омельченко – Нина Цыркун.


Только не подумайте, что я собираюсь писать обратно про мат. «Пациенты» – «душевная комедия», как определила жанр своего фильма ученица Владимира Меньшова Эллы Омельченко, – в этом плане чиста, как лесной родник, и вообще безупречна по части текста, то есть диалогов. Вышедшая в прокат в конце марта, она отметилась прошлой осенью на фестивале «Московская премьера», где победила в конкурсе зрительских симпатий, также получила Спецприз жюри на 22-м фестивале российского кино «Окно в Европу» за лучший дебют, приз имени Саввы Кулиша за оригинальность драматургических решений и престижный приз Гильдии киноведов и критиков. Элла Омельченко задала себе формат «авторско-зрительского кино» и, судя по специфике полученных призов, цель была достигнута: набор полученных наград свидетельствует о том, что и зритель фильм полюбил, и профессиональные критики его высоко оценили, а это совпадает нечасто. «Пациенты» лишены амбициозности, претензий на «большое кино»; напротив, режиссер проявила нечастую для новичков скромность, изначально нацелившись на минимальный бюджет и отказавшись от пафосности. На самом деле пафос все же прорастает из бытовой ткани картины, где каждый из героев на свой лад ищет то, что теперь принято называть идентичностью.

 

«Пациенты», трейлер

С подачи сценариста Дмитрия Лемешева режиссер не старалась упрятать гвоздь своей авторской программы куда-то на глубину. Все тут заявлено буквально с первого эпизода, с первых слов главного героя Сергея (Павел Баршак) и быстро кульминирует его же вопросом-признанием: «Зачем я женился по любви?» Психоаналитик Брюсов (Тимофей Трибунцев), к которому Сергей зачастил, решает проблему двухходовкой, комбинацией в два паса: ты, мол, хочешь быть счастливым, но попал под каблук. Отсюда радикальный совет: надо разводиться, чтобы взрастить свое эго – и будет тебе счастье. Однако ж, если повернуть от футбола к шахматам, то там существует такая задача, как «обратный мат», когда белые начинают и вынуждают противника объявить мат белому королю (то есть, самому себе) за определенное количество ходов. Обычно это случается при цугцванге, когда любой ход ведет к ухудшению позиции. Так и у Сергея с Леночкой: нет никакой возможности угодить беременной жене, страдающей бессонницей и токсикозом, так что хоть бери чемодан и уходи. Жену, кстати, духовно окормляет его тезка-священник (Дмитрий Мухамадеев), дающий Леночке (Марьяна Кирсанова) советы прямо противоположной стратегической направленности. Дилеммы «счастье – страдание» и «развод – венчание» для верификации погружаются из-под ледяного душа позитивного знания в убаюкивающее тепло церковной проповеди, каждый раз выдавая на выходе свой результат.

Patsienty-2«Пациенты»

А тем временем игра переходит от Сергея с его психоаналитиком на другую доску – к тому же психоаналитику-атеисту и профессионально верующему священнику, причем с сохранением тех же правил шахматной композиции. И здесь калибровка принятия решений между двумя врачевателями душ приобретает совсем уж неожиданный характер или, как выразился один из героев, происходит метаморфозина.

От зрителя не требуется эмпатии, вчувствования в атмосферу или сочувствия к героям фильма. Вы оцените красоту игры. Ситуация нарочито абстрактно смоделирована наподобие шахматной партии с неожиданным эндшпилем. Режиссер Элла Омельченко, ставшая и художником своего фильма, создала выразительные декорации-эмблемы, в которых существуют все четверо: стильное однокомнатное гнездышко богемной пары; пентхаус-приемная с комфортабельной белой кушеткой, завещанной дедушкой Зигой всем поколениям психоаналитиков; церковное подворье и служебное место у аналоя, где отец Сергий наставляет прихожан. Драматург Сергей сочиняет сценарий; актриса Леночка записывает объявления станций в метрополитене; психоаналитик укладывает пациентов на кушетку; священник звонит в колокол. А тем временем меняются их судьбы. И вставленная в раму кадра художественная цитата – имитация известной картины Крамского (угадайте, какой) развеивает сложившиеся было у зрителя представления об экранных душеведах, раскрывая веер попутных смыслов и одновременно подсказывая разгадку истории, остроумно придуманной по принципу «обратного мата»: кто проигрывает, тот выигрывает.

«Артдокфест»–2016. Неигровое кино: реальность и рефлексия

№1, январь

«Артдокфест»–2016. Неигровое кино: реальность и рефлексия

«Круглый стол» «Искусства кино» и «Артдокфеста». Модератор – Даниил Дондурей. ДАНИИЛ ДОНДУРЕЙ. Когда мы с Виталием Манским планировали эту – уже пятую нашу совместную – дискуссию, я предложил тему радикализации неигрового кино, то есть хотел обсудить расширение его границ, которое, как мне кажется, происходит в последнее время, но не обсуждается, не проблематизируется.

Колонка главного редактора

Даниил Дондурей: «Сверхценности» опять останавливают Россию? Российская государственность: к этиологии сверхценностей

28.04.2015

Беседа с главным редактором журнала «Искусство кино», культурологом, кинокритиком Даниилом Дондуреем. — Сначала вопросы к себе: почему произошло все то, что с нами случилось в минувшем году? Что предвещало, из какой табакерки выскочило, кто демиург событий? Где таились те идеологемы, которые так неотвратимо были объявлены главными? Мне кажется, что все это сработало не вдруг и связано не только с именем государя.

Новости

Премьера «Небесных жен луговых мари» состоится в Риме

10.10.2012

В главную конкурсную программу Римского фестиваля (9-17 ноября 2012 г.) взят фильм Алексея Федорченко «Небесные жены луговых мари». «Жены...» сняты по сценарию Дениса Осокина в жанре, по словам режиссера, «марийского Декамерона, эротической комедии» и состоят из 22 новелл. В картине заняты Юлия Ауг, Яна Троянова, Яна Сексте и другие актрисы.