Мелкий бес. «Анархисты», режиссер Эли Важеман

  • Блоги
  • Нина Цыркун

В российский прокат вышли «Анархисты», стартовавшие еще на Неделе критики Каннского кинофестиваля. На московской премьере в Москве фильм был представлен режиссером Эли Важеманом и исполнителем главной роли Тахаром Рахимом. Нина Цыркун нашла картину скорее мелодраматичным, чем остро-социальным экзерсисом, снятым с истинно французским вкусом.


В конце XIX века во Франции было немало последователей Бакунина и Нечаева, русских идеологов анархизма. Они не объединялись в единую крупную сеть, оставаясь множеством небольших группировок разного толка. На этом материале сегодня можно было бы сделать немало злободневных фильмов о терроризме, его психологии, способах обработки кадров и т.п. Но в качестве образца для своего фильма Эли Важеман выбрал не агрессивных бомбистов, а вовсе не воинственную группу «Пантеры Батиньоля», грабившую богачей, чтобы раздать деньги бедным, и ориентированную скорее на культ индивидуальной независимости. Это и определило жанр картины, более похожей на мелодраму, чем на политическое или социальное кино.

 

«Анархисты», трейлер

В сущности, небольшая парижская компания так бы и не проявила себя ничем особенным, если бы жандармерия не оказалась заинтересована в том, чтобы громко раскрыть особо опасное преступление. С этой целью туда был внедрен профессиональный молодой жандарм Жан Альбертини (Тахар Рахим). Отказаться от задания он не мог и ничего не терял от его выполнения, даже выигрывал: получал дополнительное денежное вознаграждение, а впереди еще маячил и карьерный рост.

Экранных персонажей, к которым затесался Жан, никак нельзя назвать бесами, в смысле «бесов» у Достоевского. Они в самом крайнем случае – бесенята. Или, если вспомнить Бернардо Бертолуччи, – мечтатели, скорее напоминающие студенческую молодежь времен веселого мая 1968 года, чем мрачноватых борцов за народное счастье конца позапрошлого века. Во всяком случае, принятая в их среде свободные любовные отношения плохо ассоциируются с теми стародавними временами. А еще эти ребята сильно смахивают на современных леваков –тех самых, кого называют gauche caviar («Утром мажу бутерброд, сразу мысль: а как народ?»). Так что когда Жан, успешно влившийся в их компанию через цех скобяного завода, впервые попадает в просторную, хорошо обставленную квартиру, где обитает коммуна этих очень умеренных радикалов, он не может сдержать удивления: «Стены не боитесь запачкать?». «А мы руки моем», – находчиво отвечает ему изящно одетая Жюдит с по-детски пухлыми губами (Адель Экзаркопулос). Кстати, художник по костюмам Анаис Роман не только девушек из буржуазной среды одела с чисто парижским «шэбби шиком», но и рабочих, делающих гвозди, снабдила элегантными тужурками. Что же касается мечтательности, то не стоит считать ее ущербным для бунтаря качеством. Неслучайно в фильме цитируются слова Виктора Гюго: «Старый мир рухнет только благодаря мечтателям и безумцам».

Anarchistes 3«Анархисты»

Каково бы ни было их происхождение и социальное положение, все герои фильма – сироты, сошедшиеся вместе именно в поисках семьи и лихорадочно создающие свои пары и треугольники, словно не надеясь прожить долго и счастливо. Жан тоже воспитывался в сиротском приюте. Ему ни разу не пришлось задувать свечи на именинном пироге, и, как у многих его новых приятелей, его отец был коммунаром, героем Парижской коммуны. То, что сын оказался по другую сторону баррикад, простая случайность; сирота редко имеет возможность выстроить свою жизнь согласно собственному плану, желаниям и убеждениям. Но гены, видимо, играют свою роль и на этом уровне; межеумочное положение проковатора Жана гораздо интереснее неколебимой убежденности «законных» анархистов. Благодаря интеллектуальным играм, этой забаве новых друзей; мародерству и опасным экспроприациям, в которых он участвует, Жан постепенно дрейфует в их сторону. Но сделать его рядовым армии анархистов было бы со стороны авторов слишком просто. «Я никто. Я ничто», – повторяет он, и в этих словах звучит неподдельная горечь. Неизвестно, каким образом Жан получил приличное образование, но словам он цену знает (и Гюго тоже цитирует именно он).

Anarchistes 2«Анархисты»

В фильме немало недостаточно проясненных, нелогичных моментов, как будто режиссер захлебывается в стремлении поскорее высказаться о том, что волнует его самого, сделать свою историю о чужом среди своих типа «Донни Браско». Зато снята картина с истинно французским вкусом (оператор Дэвид Чизаллет), напоминая вирированное немое черно-белое кино, где характер эпизодов подчеркивается соответствующим цветом – холодно-сизым, удручающе-серым или теплым охристым, скрадывающим приметы современной французской столицы или подчеркивающим семейную близость сирот не разразившейся бури.

Акционизм как защита искусства. Теория и художественная практика современного протеста

№3, март

Акционизм как защита искусства. Теория и художественная практика современного протеста

Андрей Ерофеев

Нередко можно услышать мнение, будто акция Петра Павленского «Угроза» с поджогом главной двери здания КГБ/ФСБ на Лубянке стала мощным финальным аккордом движения под названием «радикальный русский перформанс». Павленский убежал в Париж. Получил там политическое убежище и как бы досрочно вышел на пенсию.

Дело-то не в таджике...

Колонка главного редактора

Дело-то не в таджике...

05.08.2011

Даниил Дондурей выступил 4 августа в программе радиостанции «Эхо Москвы» «Особое мнение». Читайте запись его разговора о мультикультурализме с Ольгой Журавлевой или слушайте на сайте «Эхо Москвы».

Новости

Киносоюз выступил против «Этической хартии»

01.08.2013

Союз кинематографистов опубликовал официальную позицию по вопросу разработки так называемой «Этической хартии». По мнению авторов документа, опубликованного на сайте Киносоюза, «любая попытка регламентировать искусство аморальна». Напомним, что после того, как президент России Владимир Путин выступил с идеей создания «Этической хартии» для деятелей киноиндустрии и поручил к октябрю 2013 года обсудить ее принятие, была создана рабочая группа по разработке этого документа. В группу вошли режиссеры Марлен Хуциев, Карен Шахназаров, продюсер Леонид Верещагин, киновед Кирилл Разлогов, журналисты Андрей Шемякин, Генрих Боровик, Елена Ямпольская и другие. Возглавил группу первый зампред Союза Сергей Лазарук.