Мне не больно

  • Блоги
  • Елена Стишова

Забудьте все кино про Великую Отечественную, чтобы стать адекватным зрителем «Сталинграда». Начните с чистого листа, освободившись от стереотипов и мифологий. И тогда вы откроете для себя, что во время самого кровавого сражения в истории человечества солдаты, чей век на Сталинградском фронте исчислялся одним днем, спасались только любовью. Впечатлениями от московской премьеры делится Елена Стишова.


Защитники легендарного дома Павлова (в фильме он зовется Громов), и стар, и млад, влюблены в юную обитательницу этого дома Катю, хрупкую девушку, упрямо решившую не покидать огневую точку, в которую дом превратился. Все пятеро пропахших смертью обстрелянных мужиков в перерывах между рукопашными боями и перестрелками, стараются порадовать сироту кто чем может. В день рожденья стол накрывают с тортом и со свечами, все, как у людей. Ванну раздобыли во время уличных боев, в дом затащили и кусочек дефицитного мыла припасли. А сержант Никифоров, до войны оперная звезда, облачается во фрак, садится за черную от копоти клавиатуру, и ария Каварадосси гремит над руинами поверженного города.

stalingrad-2
«Сталинград»

И враги, как оказалось, любить умеют. Капитан германской армии (отличная работа Томаса Кречмана) не на шутку привязался к русской красавице Маше, химической блондинке с мужественным подбородком Брунгильды. Перед последним боем капитан пытается ее спасти, спрятать на пожарной вышке. Но наш снайпер влепляет ей пулю аккурат в лоб – все-таки была она «немецкой овчаркой», а тогдашние нравы были суровы, к таким не знали снисхождения. Зато Кате (трогательная некрасавица Мария Смольникова) послал Бог и любовь, и сына, о чем за кадром он, человек в летах, и рассказывает.

В недавнем интервью режиссер фильма Федор Бондарчук обмолвился, что они с продюсером Александром Роднянским были увлечены идеей снять такой фильм о минувшей войне, какого сами никогда не видели. И они сделали это.

История мирового кино знает шедевры о минувшей войне, снятые десятилетия спустя после ее завершения. Те же «20 дней без войны», ныне уже классика, в свое время поразившие замечательного критика Юрия Ханютина «загадкой автора». Режиссер Алексей Герман в силу возраста не мог помнить атмосферу военных лет, а воссоздал ее в таких деталях, с таким точным ощущением времени, что объяснить такое можно было лишь чудом генетической памяти.
 

«Сталинград», трейлер

Новая версия Сталинградской битвы (а их в мировом кино несколько) с тщанием, обеспеченным высокими технологиями и большим бюджетом ($40млн), воссоздает утраченный материальный мир. Дом, за который идет сражение, в интерьере Катиной квартиры еще сохраняет следы былого уюта – обрывки штор висят на окнах, скатерть на столе, на стене – хрестоматийный портрет» буревестника»… Да только историческая достоверность – не сумма, а скорее интеграл. И какой уж там историзм, когда в фильме ни слова о советском командовании, каковое, как известно, очень даже было озабочено домом Павлова и даже направило туда члена военного совета, опасаясь партизанской вольницы.

Однако авторы вовсе не гоняются за жар-птицей исторической достоверности. Они снимали мелодраму, а не военный эпос и не политический триллер. Для их скромной задачи понадобилось много пиротехники, чтобы эффектно горели солдаты, будто накрытые напалмом, чтобы мощно полыхали и дымились здания. Стереоскопический театр военных действий, развернутый под музыку Анджело Бадаламенти, порою превращает экран в оперную сцену, порою – когда режиссер использует рапид – в балетную. Сценаристам (Илья Тилькин, Сергей Снежкин) не удалось структурировать военные действия. Рукопашный бои и перестрелки возникают и заканчиваются спонтанно – впечатление такое, что режиссер монтирует эпизоды по наитию, не сверяясь со сценарием. Но что еще хуже – драматургам не удалось выписать характеры. Актерам ничего не оставалось, как нажимать на типаж и портретировать своих героев, а уж оператор Максим Осадчий знает, как их подать поэффектнее. Жаль, что так быстро исчез из поля зрения Юрий Назаров в роли старого солдата. Сквозь него, сквозь звук его голоса поступала на экран энергетика реального человека на войне, а не артиста, одетого в гимнастерку… Оборотная сторона нечаянной оперности при слабой драматургии: не страшно, не больно, никого не жалко.

stalingrad-3
«Сталинград»

Я все еще никак не вырулю на главную фишку «Сталинграда» – на то, что он снят в модном формате IMAX 3D. Оказалось, это не так уж и важно. Аттракцион, как бы дорого он ни стоил, не решает содержательные задачи. Во всяком случае, в этом фильме. Понятно, что для отечественного кинопрома это прорывной проект, нацеленный на солидный бокс-офис, на международный прокат. Его эстетика вплотную связана с вышеозначенной установкой. Картина заточена на голливудские ценности, где главенствует частная жизнь, отдельно взятый человек с его проблемами и, конечно же, человечность. Все ингредиенты представлены в «Сталинграде», даже мотив Холокоста не забыт. Захваченные в заложники мать с дочерью обречены на гибель. Некий штандантерфюррер, а может, и более высокий чин вещает солдатам вермахта о древнем обычае арийцев – жертвоприношении перед боем. Не исключено, что именно этот эпизод навеян романом Василия Гроссмана «Жизнь и судьба» – в титрах фильма есть на него ссылка.

Словом, есть вроде бы все для того, чтобы картина брала за душу и даже потрясала не меньше, чем недавний телепроект Сергея Урсуляка «Жизнь и судьба». Формат там был, разумеется, стандартный, но зато было то, что называют «химией». Было волшебство, сотканное из тех материй, которые обжигают тебя правдой чувств и переживаний. В «Сталинграде» лично со мной такого не случилось.

stalingrad-4
«Сталинград»

Проблема памяти, ее сохранения и вытеснения, надвигается на человечество, пребывающее в идейном и духовном кризисе. Создатели фильма адресуют его главным образом молодым зрителям – тому поколению, от которого все одинаково далеко – что Сталинградская битва, что Куликовская. Не станем заводить дискуссию о причинах такой забывчивости, долгий это разговор. Другой вопрос задает мне новый проект: на какие эмоциональные центры неискушенных зрителей нажмет подобная адаптация рубежного события для судеб мира?

Экзамен. «Моего брата зовут Роберт, и он идиот», режиссер Филип Грёнинг

№3/4

Экзамен. «Моего брата зовут Роберт, и он идиот», режиссер Филип Грёнинг

Антон Долин

В связи с показом 14 ноября в Москве картины Филипа Грёнинга «Моего брата зовут Роберт, и он идиот» публикуем статью Антона Долина из 3-4 номера журнала «Искусство кино».

Колонка главного редактора

Широкие и узкие основы культуры. Даниил Дондурей: «Этот проект — модель идеального мира»

22.11.2014

Подходит к концу работа над проектом «Основ государственной культурной политики». Позади десятки заседаний, открытых и закрытых обсуждений. За это время проект «Основ», работа над которым курируется на самом высоком уровне, спровоцировал ряд острых споров, попутно приобретя статус чуть ли не главного документа страны. При том, что никакой законодательной силы он иметь не будет.  

Новости

В Белых Столбах завершился юбилейный одноименный кинофестиваль

06.03.2016

4 марта в Киноцентре при Госфильмофонде состоялась торжественная церемония закрытия XX кинофестиваля архивного кино "Белые Столбы".