Не мир, но меч. «Меч короля Артура», режиссер Гай Ричи

  • Блоги
  • Нина Цыркун

В российский прокат выходит приключенческое фэнтези легендарного режиссера Гая Ричи. Что случилось в его экранизации с сюжетом, некогда вдохновившим создателей знаменитого "Экскалибура", изучает Нина Цыркун.


Если мир безнадежно запутался в сложностях, не умеет различать истину и ложь и упоенно мчится по дороге самоуничтожения, естественно рождается желание обратиться к временам воображаемых предков, когда трава была зеленее, а человек обладал магической связью с природой. Отголоски этой связи порой всплывают из глубин подсознательного, рождая тоску по первозданной простоте, охраняемой естественным законом. Этот закон олицетворяют герои эпоса. В кино часто возрождаются к новому бытию персонажи артуровского цикла – рыцари Круглого стола и их дамы.

Для их приближения к современности кинематографисты используют разные формы модернизации литературных источников. Ветеран французской «новой волны» Эрик Ромер добился эффекта новизны, экранизировав роман XII века Кретьена де Труа «Парсифаль Галльский» в стилистике намеренной архаизации, в отчуждающей, театрализованной форме. Терри Гиллиам и Терри Джонс заставили зрителя смотреть на средневековых рыцарей как на современников, поставив экстравагантный, полный английского юмора гротеск «Монти Пайтон и Священный Грааль». Джон Бурмен, снимая «Экскалибур», напротив, постарался остаться как можно ближе к первоисточнику – «Смерти Артура» Томаса Мэлори, написанной в XV веке. Нынешний «Меч короля Артура» Гай Ричи решил снять, ни на кого не ссылаясь и руководствуясь лишь собственными фантазиями, основанными, судя по всему, на легендах о древнем кельтском короле. И сделал это в присущей ему манере – быстро, весело, с высокооктановым саундтреком и любимой идеей, что лучшая школа для мужчины – улица.

«Меч короля Артура», трейлер

Гай Ричи быстро перелистывает страницы детства и отрочества Артура Пендрагона со всей «дэвидкопперфильдовской мутью» (как сказал бы Холден Колфилд в переводе Райт-Ковалевой) – и приступает к сути дела. А именно – к тому, как выросший в борделе сирота становится королем. Слегка отступая от канонических текстов, согласно которым шестнадцатилетний Артур вытянул из камня магической меч, этот трюк Гай Ричи заставляет сделать уже вполне зрелого героя в исполнении Чарли Ханнэма.

(Согласно древним источникам, этот меч – еще не Экскалибур, который Артур тоже в свое время возьмет в руки, но только из воды. Однако эту деталь в новой истории никто обычно во внимание не принимает. Любопытно, что в интервью Ричи сказал, что впервые посмотрел фильм Джона Бурмена в шесть лет и с тех пор заболел этой легендой. Примерно в те же годы я, не имея тогда возможности увидеть фильм, прочитала в одном интервью Бурмена, что он долгие годы не мог приступить к съемкам, потому что никто из знакомых ему операторов не знал, как снять этот самый Экскалибур, появляющийся в руке озерной феи из воды, чтобы не возник эффект преломления. Не сочтите за спойлер: Ричи вместе с оператором Джоном Мэтисоном хитроумно справились с задачей, погрузив Экскалибур в непрозрачную тину).

King Arthur Legend of the Sword 01«Меч короля Артура»

Узурпировавшего трон дядю Артура Вортингерна играет Джуд Лоу, иронично повторяющий себя в роли наследника престола святого Петра в сериале «Молодой Папа». (В фильме есть даже его крошечный профильный проход, цитирующий повторяющийся эпизод из сериала.) Ему отведена функция типического тирана-диктатора, артикулирующего незамысловатую, но безотказную сумму базовых установок, обеспечивающих незыблемость власти, типа «Меня могут ненавидеть. Пусть ненавидят, пока испытывают страх». Чтобы обезопасить себя от посягательств претендентов на трон, Вортингерн использует надежные методы: оболгать соперника, представить его слабым, жалким, лживым и поставить под угрозу его близких под лозунгом «Не позволим ему вносить разлад среди нашего народа!».

King Arthur Legend of the Sword 02«Меч короля Артура»

Ученица Юнга Анела Яффе, исследуя неосознаваемо хранящийся в нашей памяти свод архетипальных элементов, отмечала, что достаточно ввести в произведение один из трех – камень, животное или круг, – чтобы задеть наши душевные струны и вызвать эмоциональный отклик. В фильме Гая Ричи есть все три: камень, в который отец Артура (Эрик Бана) втыкает магический меч, огромные слоны и змеи, и, конечно, Круглый стол для размещения равноудаленных вассалов-рыцарей. Кое-кого из ожидаемых персонажей в картине Ричи зритель не досчитается, но встреча с ними нас, скорее всего, ждет впереди. «Меч…» носит явно затравочный характер, ведь каждый из рыцарей откровенно напрашивается на сольный проект. Их судьба зависит от успеха нынешнего новоявленного Артура. Так что поживем – увидим.

Маленькие жизни. «Оскар» и Берлин: глобальному посланию веры больше нет

№2, февраль

Маленькие жизни. «Оскар» и Берлин: глобальному посланию веры больше нет

Антон Долин

1 Значит, «Лунный свет». Обратная сторона дня, ночное животное, а не фильм. Теневой лидер симпатий, снятый за полтора миллиона долларов, со своими восемью номинациями против заведомо (казалось) победоносных четырнадцати «Ла-Ла Ленда» вдруг взял самую гламурную и авторитетную кинопремию в мире. Кажется, Барри Дженкинс, три­дцатисемилетний режиссер и сценарист – с еще одним персональным «Оскаром» за сценарий (лишь формально адаптированный, ведь первоисточник драматурга Тарелла Элвина Маккрейни даже не опубликован и сильнейшим образом переписан), – сам был не в меньшем шоке, чем зрители. Тем более что вручение сопровождалось неслыханным конфузом.

Колонка главного редактора

Даниил Дондурей: «Сверхценности» опять останавливают Россию? Российская государственность: к этиологии сверхценностей

28.04.2015

Беседа с главным редактором журнала «Искусство кино», культурологом, кинокритиком Даниилом Дондуреем. — Сначала вопросы к себе: почему произошло все то, что с нами случилось в минувшем году? Что предвещало, из какой табакерки выскочило, кто демиург событий? Где таились те идеологемы, которые так неотвратимо были объявлены главными? Мне кажется, что все это сработало не вдруг и связано не только с именем государя.

Новости

Завершился 66-й Каннский фестиваль

26.05.2013

26 мая на Лазурном берегу завершается 66-й Каннский фестиваль. Жюри основного конкурса, возглавляемое режиссером Стивеном Спилбергом, распределило призы следующим образом.  Золотая пальмовая ветвь: Абдельлатиф Кешиш («Голубой самый теплый цвет (Жизнь Адели. Части 1 и 2)»)  Гран-при: Джоэл и Итан Коэны («Внутри Льюина Дэвиса»)  Лучшая мужская роль:Брюс Дерн («Небраска», режиссер Александр Пейн)