По дороге разочарований

  • Блоги
  • Нина Цыркун

В аскетически снятой картине «Раскоп» Сергея Дахина, вошедшей в программу российских дебютов на фестивале «Дух Огня», герои ищут каждый на свой лад гармонию. Их усилия, а также успехи создателей фильма оценила Нина Цыркун.


spirit-of-fire-2015-logo.docДействие фильма дебютанта Сергея Дахина «Раскоп» большей частью происходит на месте археологических раскопок, но название картины означает нечто иное, можно сказать, экзистенциальное, и притом настолько прозрачно, что неловко и расшифровывать. Увидев в первых кадрах фильма портрет Хемингуэя на стене квартиры главного героя, предполагаешь, что это глубокое ретро, начало шестидесятых, хрущевская «оттепель», не позднее – ведь уже к середине того десятилетия со стен продвинутых интеллигентских семейств старину Хэма сменили другие кумиры. Однако быстро выясняется, что дело происходит уже в начале 90-х, а к тому времени авторитеты поменялись не раз, тем более у молодых интеллектуалов, не достигших (подобно главному герою «Раскопа») двадцати. Так что, скорее всего портрет этот – воспоминание о молодости его деда Константина Семеныча (Владас Багдонас) – шестидесятника, ныне впавшего в глубокий маразм и свидетельствующего: это поколение сошло со сцены, а его место заняло другое, повторяя судьбу предшественников на очередном витке исторического круга, по которому движется страна.

Как бы то ни было, литературная основа фильма – рассказы «Выключатель» и «Абрау-Дюрсо» Максима Курочкина (он же автор сценария) отсылает к исповедальной оттепельной прозе, и тема их, их герои и манера повествования кажутся сегодня архаичными. Но парадоксальным (на первый взгляд) образом именно архаизм в данном случае актуализирует и то, и другое, и третье, особенно если учесть, что для драматурга и прозаика Курочкина вообще характерно смешение стилей и эпох – куда же денешься от постмодернизма.

raskop-2«Раскоп»

Рефлексирующий герой – творческая личность со свойственной ей долей цинизма – тоже типичен для Курочкина, пишущего про то, что он знает лучше всего, то есть про себя. В «Раскопе» его альтер эго, историка по образованию и неуспешного писателя Павла в двух временных пластах (когда герою 19 лет, а потом 40) играют два разных актера – Александр Петров и Кирилл Пирогов. Мог бы сыграть и один Пирогов: такое решение было бы оправдано сюжетно, потому что главный герой за прошедшие годы в сущности не изменился, сохранив свою романтическую неприсобляемость к правилам жизни, и поддержано визуально, поскольку никаких крупных планов в «Раскопе» почти нет. Фильм снят намеренно отстраненно, как будто камера подглядывает за происходящим, никак не акцентируя и не укрупняя какие-то особо значимые моменты. Фильм течет, как жизнь, где главное и неважное соседствуют, перекрещиваются и взаимно подменяют друг друга. Снято все, повторяю, в основном общими планами, никаких крупных и даже средних. Мизансцены подчеркнуто не выстроены, свет не поставлен, композиция не сбалансирована, подчас изображение уходит в глубокую тьму. Как будто мы наблюдаем за событиями с позиций случайного прохожего, нечаянно подглядевшего картинки из чужой жизни. Иной раз хочется спросить: зачем здесь вообще изображение? Текст мог бы быть просто прочтен бархатным баритоном Кирилла Пирогова в сопровождении его же музыки (Пирогов значится в титрах как композитор, и в этом качестве он не дебютант, уже писал музыку к фильму «Питер FM») и, конечно, с включением песни Алексея Романова «По дороге разочарований», не просто любимой и актером, и его героем, но и служащей путеводителем по сюжету.

«Раскоп», трейлер

Я бы назвала стиль – намеренно или случайно сложившийся в руках режиссера-дебютанта – псевдо-примитивизмом. В союзе с оператором Петром Духовским (а он, ученик Вадима Юсова, мог был снять любую «качественную» картинку – ведь почти одновременно работал над двумя «Елками») Сергей Дахин нарочито отказался от туманных художественных изысков и социального гиперреализма артхауса, выбрав простой язык незамутненной спонтанности и эмоциональной ясности как антитезы позитивистскому духу прагматичной эпохи. За приметы эпохи отвечают школьные друзья Павла: спившийся бизнесмен Самородов – за прагматизм, за скуку жизни – Скляренко, никогда не изменявший жене, выучивший «каждую ее целлюлитину» и «еще не живший» (их играют коллеги Пирогова по «Мастерской Фоменко» Никита Тюнин и Олег Нирян). Каждый из троих, дойдя до середины жизни, почувствовал, что попал в тупик и помочь может перезагрузка. Кому надо разобраться в себе, кому – обороть зеленого змия, кому изменить, наконец, супруге, чтобы вернуть забытый вкус к жизни. Павел предлагает для этого отправиться на пару недель в «условную долину Абонент-недоступен», благо лето – археологический сезон, можно приютиться на скифском кургане, где раскопками руководит знакомый человек, Вячеслав Сорока.

raskop-3«Раскоп»

Экстерриториальность – ситуация, выбивающая всех троих из привычной рутины, встряхивающая сознание и мироощущение, что потихоньку и происходит, как бывало с их предшественниками, героями Балаяна («Полеты во сне и наяву») или Миндадзе-Абдрашитова («Парад планет»). И, наконец, пора сказать, что «Раскоп» – российско-украинская копродукция – снимался в Киеве (где учился на истфаке Максим Курочкин), и в его окрестностях, а профессор Сорока (Александр Бессмертный) говорит только по-украински, но все его понимают. Так что, по меньшей мере, тут искомая гармония, за которой отправились мужчины в кризисе среднего возраста, была достигнута.

 

Юлия Лидерман. «Пять истин» Кэти Митчелл

№3, март

Юлия Лидерман. «Пять истин» Кэти Митчелл

Кристина Матвиенко

Передвижная инсталляция британского театрального режиссера Кэти Митчелл «Пять истин» (Five Truths) была на три месяца, с 26 января по 26 апреля 2017 года, перенесена из лондонского Музея Виктории и Альберта в фойе «Электротеатра Станиславский». Созданная в сотрудничестве с лондонским Королевским Национальным театром и компанией 59 Productions специально для Музея V&A, выставка была интересна прежде всего российскому театральному зрителю: благодаря фестивалю NET Москва знает Митчелл именно по ее спектаклям. В 2013-м в Москве была показана «Кристина», год спустя — «Дыхание».

Колонка главного редактора

Российская смысловая матрица

07.06.2016

Культуролог Даниил Дондурей о творцах понимания российской жизни. Републикация статьи в газете «Ведомости».

Новости

XXIII «Окно в Европу» осталось без лучшего фильма

14.08.2015

В Выборге завершился XXIII фестиваль российского кино «Окно в Европу». На церемонии закрытия было вручено порядка трех десятков призов и дипломов в нескольких номинациях, включая четыре конкурсных программы. При этом, ни жюри главного конкурса «Осенние премьеры» под председательством Светланы Проскуриной, ни Гильдия кинокритиков, также оценивающая эту секцию, не смогли выбрать из предложенных картин лучшую и ограничились в первом случае Призом исполнительнице главной роли в одной из картин Ирине Купченко, а во втором - поощрительным дипломом режиссеру-дебютанту Дарье Полторацкой.