По тонкому льду. «Перформер», режиссеры Матей Собешчаньский, Лукаш Рондуда

  • Блоги
  • Зара Абдуллаева

Еще один любопытный фильм, показанный на фестивале «Завтра/Tomorrow», но не попадавший ранее в поле зрения обозревателей ИК (в отличие от большинства других хитов этого форума), представляет собой «результат тесного сотрудничества» кинематографа и современного искусства. Замысел его авторов, режиссеров и сценаристов Матея Собешчаньского и Лукаша Рондуды попыталась разгадать Зара Абдуллаева.


2morrow logoФильм Матея Собешчаньского, преподавателя школы Анджея Вайды, и Лукаша Рондуды, куратора музея современного искусства в Варшаве, «Перформер» – пощечина радетелям и знатокам contemporary art. Это с одной стороны. С другой же – это едкий комментарий к обратной стороне и практике перформансистов, и способам, нередко спекулятивным, их выживания в мире бизнеса на арт-сцене. На арене искусства, которое надо продать, – или умереть. Или – благодаря такому фильму – привлечь к себе особенное внимание. Эта провокативная двойственность определила  и впечатление зрителей, и замысел авторов.

Героем фильма они выбрали Оскара Давицки, известного польского художника, исследующего, как написано в пресс-релизе, «границы собственного существования». Я бы сказала: демонстрирующего безграничность  самолюбования и готовность к продуманным рискам существования.

Неслучайно фильм начинается с перформанса Давицки, который засунул свою голову в петлю, а держался руками за воздушные шарики, разжигая публику зрелищным риском самоубийства прямо у нее на глазах. Таков его хлеб, но таков и его выбор. Самоубийственного финала не произошло, но в финале фильма появился титр с датами жизни-смерти художника.

После фильма художник-перформансист Ольга Кройтер объяснила, что в этом фильме ее смущает некий «фейк». Я задала вопрос: «Вы употребили это слово потому, что Давицки жив?» Кройтер ответила утвердительно. Хм.

«Перформер» – кино игровое. Следует ли из этого, что любой вымысел о жизни и о смерти художника, интересующегося именно таким пограничным состоянием, для чего-то важен? Речь не столько об этической позиции авторов, сколько о том, что  их, видимо, прельстила идея мистификации, нередко заложенная в  художественной практике и предложенная ими к размышлению публики. Иначе бы режиссеры не стали при попустительстве героя снимать безжалостные и ироничные сцены с галеристкой, пестующей и содержащей этого художника. Иначе бы они не снимали переговоры галеристки с неким (возможно, в Польше известным) шаржированным куратором, которому она «впаривает» перформансы Давицки, а куратор в ответ интересуется его скульптурами. Иначе  бы они не снимали сценку (перформанс-обсуждение) художников, выбирающих темы для будущих проектов, в ходе которой те называют и отметают «Холокост» как товар отработанный, хотя деньги на него найдутся, и прочий прейскурант сюжетов, к сожалению, на их взгляд, оприходованный их коллегами ранее.

«Перформер», трейлер

Если полагать, что цинизм входит в правила игры (и жизни) перформансистов – а в фильме показаны разные спектакли Оскара Давицки, – то «Перформер» тематизирует хрупкую грань между практикой художников и кулуарами, рабочей повседневностью; между имиджем и условиями поведения, условностями пребывания в этом мире и на такой сцене. Если с этим согласиться, то для публики, далекой от субъектов, объектов и проблематики современного искусства, этот фильм не полезен.

Если же допустить, что откровенность авторов, решивших показать, каких затрат стоит перформативная практика некоторых художников, и на что они готовы пойти, чтобы работать «после жизни», то «Перформер» – картина саркастическая.

Клише о посмертной славе выполняет здесь титр о том, что Давицки умер, а, следовательно, заслужил наконец, как водится в классической истории искусства, право продавать свои работы. Скульптуры, например. Или перформансы, которые будут исполнять его «двойники».

При живой Марине Абрамович и при жизни других настоящих перформансистов  эта игровая провокация видится мелковатой.

Агнешка Холланд: «Мы становимся свидетелями мощной контрреволюции»

№2, февраль

Агнешка Холланд: «Мы становимся свидетелями мощной контрреволюции»

Агнешка Холланд, чьи картины трижды номинировались на премию «Оскар», называет свою новую работу «След зверя», представленную в конкурсе Берлинале, кроссжанровым триллером. Для режиссера, известного в основном своими сложными гуманистическими драмами и более коммерческими проектами, это первый опыт работы в чистом детективном жанре, по крайней мере, в полнометражном кино.

Колонка главного редактора

Широкие и узкие основы культуры. Даниил Дондурей: «Этот проект — модель идеального мира»

22.11.2014

Подходит к концу работа над проектом «Основ государственной культурной политики». Позади десятки заседаний, открытых и закрытых обсуждений. За это время проект «Основ», работа над которым курируется на самом высоком уровне, спровоцировал ряд острых споров, попутно приобретя статус чуть ли не главного документа страны. При том, что никакой законодательной силы он иметь не будет.  

Новости

В Россию привезут фильмы с Венецианского фестиваля

03.03.2017

С 9 по 14 марта в киноцентре «Октябрь» пройдет VIII Фестиваль итальянского кино «Из Венеции в Москву». Традиционная ретроспектива, организованная Итальянским институтом культуры в Москве при сотрудничестве с Венецианской Биеннале и посольством Италии в Москве, предложит всем желающим подборку итальянских фильмов, представленных на 73-ем Венецианском международном кинофестивале.