Признание криптоаналитика офицеру полиции

  • Блоги
  • Нина Цыркун

В прокат выходит историческая драма «Игра в имитацию» о гениальном британском логике и криптографе Алане Тьюринге и его вкладе дешифровку знаменитого кода «Энигма». Картину режиссера Мортона Тильдума посмотрела Нина Цыркун.


История с дешифровкой сообщений, кодированных немецкой криптовальной машиной «Энигма», с которой во время Второй мировой передавались команды военно-морскому флоту – неистощимый ресурс сюжетов в атлантическом мире. Действия этой зловредно умной машины реально ставили Британию в ситуацию на грани сдачи противнику. Народу в охоте на «Энигму» было задействовано много, потому что, кроме криптоаналитиков, в спецоперации участвовали и британские военные, которым, в конце концов, удалось захватить один из таких шифраторов на вражеской подводной лодке. Соответственно, жанры для воплощения всех перипетий «энигматики» тоже можно выбирать – хоть военный боевик, хоть шпионский триллер, хоть триллер интеллектуальный. В 2001 году Майкл Эптид снял картину, которая так и называлась – «Энигма»; даже похваливая в ней то и сё, рецензенты редко обходились без упрека: как же можно рассказывать о раскодировке «Энигмы», не упоминая имени человека, который сыграл в этом процессе главную роль! Речь шла об Алане Тьюринге, гениальном математике и логике, завербованном М16 как раз для этой цели. Как бы то ни было, возможно, оно и к лучшему, потому что теперь в фильме норвежского режиссера Мортена Тильдума «Игра в имитацию» эту легендарную личность сыграл Бенедикт Камбербэтч, за что ему прочат номинацию на «Оскар».

The-Imitation-Game-2«Игра в имитацию»

Действительно, кому и играть такого гения, как не актеру, у которого в фильмографии Стивен Хокинг и Джулиан Ассанж; он умеет без натуги показать, что его герой думает, мыслит, а не просто хмурит лоб.

Не обойтись тут и без сравнений с другим разгадчиком сложных задачек – Шерлоком Холмсом, которого Камбербэтч блистательно сыграл в телесериале. В обоих случаях перед нами эксцентричные герои-аутсайдеры, даже по внешним повадкам диаметрально противоположные. С одной стороны, динамичный, реактивный, острый на язык Холмс; с другой – переминающийся с ноги на ногу, сутуловатый, малословный Тьюринг. Природа их маргинальности разная. Холмс уверен в своей уникальности, но может себе позволить работать в одиночку и это делает его раскованным, дерзким и обаятельно нахальным. Тьюринг тоже знает о своей уникальности, но, в отличие от Холмса, он всегда вынужденно помещен в какой-то коллектив, где личные особенности делают его белой вороной, постоянно требуют занимать позицию оправданий или обороны, что в свою очередь заставляет его задуматься о своей уникальности как проклятии. В центре фильма – не столько история раскодировки, процесс которой показан довольно поверхностно и пунктирно, сколько история противостояний самого Тьюринга. Так что это не интеллектуальный детектив и не военный боевик (хотя без взрывов и трагедий, близко коснувшихся некоторых героев картины, не обошлось), а скорее психологическая драма. Алану Тьюрингу, «пацифисту и агностику», кабинетному анахорету приходится выдерживать натиск недружелюбно настроенных коллег во главе с шахматным чемпионом, самоуверенным красавчиком Хью Александером (Мэтью Гуд), а в еще большей степени – государственной машины.

The-Imitation-Game-3«Игра в имитацию»

В соответствии со сценарием дебютанта Грэма Мура (по книге Эндрю Ходжеса, которая в 1983 году вывела Тьюринга из тени забвения) фильм открывается событиями 1951 года, когда герой войны, чей вклад в победу был отмечен самим Уинстоном Черчиллем, Кавалер Ордена Британской империи и член Лондонского королевского общества подвергся аресту по обвинению в оскорблении общественной нравственности. Его ответы на вопросы симпатизирующего арестанту дознавателя Роберта Нока (Рори Киннер) превращаются в рассказ-исповедь о годах, проведенных в Кембридже, и о времени в Блетчли-парке, где работала элитная секретная группа, собранная для взлома кода «Энигмы». Так что зритель будто бы получает информацию из первых рук, но это не так. Реальные обстоятельства подверглись переработке по меньшей мере трижды, если не четырежды. Сначала их на свой лад трактовали очевидцы, затем в своем описании Ходжес, после чего за дело взялся сперва Мур, а потом Тильдум с Камбербэтчем. В итоге не только психологические обертоны, но и сами факты существенно преобразились. Так, явно слишком большое место заняла в судьбе экранного Тьюринга Джоан Кларк – для проходного эпизода Кира Найтли слишком большая звезда и слишком эффектная женщина. Но надо сказать, что создатели фильма очень тонко провели ее линию. Они показали Джоан – эту страдающую «женщину на мужской работе» – как реинкарнацию первой привязанности Алана; показали его рано ушедшего из жизни товарища по колледжу, открывшему Алану его талант и учившему считать, что любую особенность – какой бы она ни была – следует принимать как данность, как загадку, но не как проклятие.

Колониальная сказка. «Жги», режиссер Кирилл Плетнев

№5/6, май-июнь

Колониальная сказка. «Жги», режиссер Кирилл Плетнев

Наталья Сиривля

Определение «Колониальная сказка» принадлежит Инге Оболдиной. Фильм «Жги» Кирилла Плетнева воспринимается поначалу как переросший свою значимость «мувик». Так бывает: снимается какой-нибудь незатейливый двухсерийный телевизионный продукт и в процессе создатели вдруг решают, что у них выходит нечто достойное театрального проката и даже участия в фестивалях. Что тут скажешь?

Колонка главного редактора

Как вернуть зрителя российскому кинематографу?

24.01.2014

К. ЛАРИНА: Добрый день. В студии ведущая Ксения Ларина. Мы начинаем программу «Культурный шок». Сегодня мы вновь говорим, поскольку есть повод. Вновь возникла идея введения квотирования российского кино. Эту идею высказал в очередной раз министр культуры Владимир Мединский: «Квотирование российского кино вводить надо, без этого российскому кино не поможешь. 

Новости

Гран-при юбилейного «Зеркала» завоевал «Темный зверь»

20.06.2016

19 июня в городе Иваново состоялась церемония закрытия X международного кинофестиваля им. Андрея Тарковского "Зеркало", проходившего с 14 по 19 июня 2016 года в Плёсе, Иваново, Юрьевце и других городах Ивановской области.