У врат Валгаллы

  • Блоги
  • Нина Цыркун

По миру победоносно шагает очередной австралийский дизельпанк Джорджа Миллера «Безумный Макс: Дорога ярости». Как надо себя вести, согласно Джорджу Миллеру, чтобы выжить в пост-апокалитическом мире, отвечает Нина Цыркун.


Вряд ли 34-летний дебютант-австралиец Джордж Миллер догадывался, когда снимал малобюджетного «Безумного Макса», что не только создает франшизу, но и задает стиль, который потом проложит дорогу, скажем, «Форсажам» и не только им. Уже в том первом фильме определились основные черты «Максимианы»: жанровый гибрид, антиутопия пост-апокалиптического будущего, превалирование комиксового нарратива с минимумом слов и сумасшедшей рокировкой ракурсов, ощущение саспенса в каждом эпизоде, новый тип героя в духе панк-вестерна… Конечно, большой удачей был выбор на заглавную роль начинающего американца Мела Гибсона, которого «приватизировали» режиссеры-австралийцы. Но исполнитель роли Макса – только лицо проекта; успех же франшизы обеспечивается тем, что здесь на полную мощь задействованы и режиссерское мастерство, и искусство оператора, и игра не только второстепенных персонажей, но и каскадерской массовки. А еще, разумеется, необычные и тоже безумные антагонисты!

И вот на пороге семидесятилетия уже оскароносный Миллер, обернувшийся к нам совсем другой стороной благодаря трогательному «Бейбу» и душевно изображенному миру императорских пингвинов («Делай ноги»), снял четвертый фильм из этой серии – «Безумный Макс. Дорога ярости», открывший Каннский кинофестиваль как самый ожидаемый сиквел 2015-го года. Уже без Мела Гибсона, место которого занял Том Харди из метрополии, англичанин (харизматичный анархист Бейн в нолановском комиксе «Темный рыцарь. Возрождение легенды»). Бюджет – по сравнению с первым фильмом – вырос со 650 тысяч до 100 миллионов долларов, а стиль – с впечатляющим участием оператора Джона Сила - отточился до головокружительного роуд-муви-экшен-комикса с феминистским налетом.

Mad-Max-2«Безумный Макс: Дорога ярости»

На этот раз рядом с Максом Рокатански – Фьюриоса, женская ипостась героя пустынных войн. Перед Шарлиз Терон стояла сложная задача: ей требовалось если не переиграть (это было бы недостижимо из-за разности характеров персонажей), но встать на одну доску с Тиной Тернер, которая в третьей части («Под куполом грома») незабываемо изобразила эксцентричную тетушку Энтити. Но если там коварная властительница до поры использовала Макса в своих целях, то здесь скорее мужеподобная Фьюриоса, конечно, не подчиняется ему, но, по меньшей мере, действует с ним заодно и на равных. И это есть ключевой момент и авторский месседж: нельзя выжить в одиночку в этом пост-апокалиптическом аду, выход только в согласии и единении, где каждый может внести свой вклад в общее дело, и никто другой за него этого сделать не сможет.

«Безумный Макс: Дорога ярости», трейлер HD

Третий в основной тройке – «воин полураспада» Накс (Николас Холт), мечтающий «съесть чизбургер вместе с героями в Валгалле» – это высший приз, который обещает подданным Несмертный Джо (Хью Кияс Бирн), подмявший под себя все население пустыни. Джо нашел алгоритм тотальной власти: завладеть жизненно важными ресурсами, с помощью которых можно расплачиваться с нужными союзниками, и подкупать уставший от анархии и голодухи народ подачками, время от времени приостанавливая раздачу, чтобы обостренная элементарной жаждой до экстаза народная привязанность дошла до обожествления деспота. И уж совсем нетрудно оказалось уверить пушечное мясо в том, что на самом деле оно – герои, высшее счастье которых заключается в том, чтобы умереть за Несмертного Джо и его Цитадель.

В отличие от большинства собратьев-героев Макс вовсе не собирается спасать мир, а желает только сам выжить. В итоге получается, что он следует христианской догме: спасись сам, и вокруг тебя спасутся многие. Интересно, кстати, не смотрел ли Джордж Миллер другой «пустынный» фильм, советский истерн «Белое солнце пустыни»? Не оттуда ли позаимствовал он вместе с соавторами сценария Бренданом МакКарти и Нико Латурисом компанию взбунтовавшихся жен, гарем Несмертного Джо, который под защитой товарища Рокатански и суровой Фьюриосы мчится в боевой фуре в поисках «зеленых земель»? Правда, в фильме Мотыля женщины Востока были забитыми и молчаливыми, а тут, спустя 45 лет после конца света, именно эти хрупкие создания, пока мужчины в массе своей безмолвствуют, решили вдруг доказать, что они «не вещи».

Mad-Max-3«Безумный Макс: Дорога ярости»

Самокритика буржуазного режиссера. «Самокритика буржуазной собаки», режиссер Юлиан Радльмайер

№3, март

Самокритика буржуазного режиссера. «Самокритика буржуазной собаки», режиссер Юлиан Радльмайер

Олег Горяинов

В работе «Проблема духовного лидерства и «умственные работники» Дердь (Георг) Лукач точно и лаконично формулирует особенности активистской вовлеченности интеллектуалов в политическую борьбу под знаменем марксизма. Философ показывает, что решать проблему необходимо как «теоретико-познавательный вопрос о руководстве обществом»[1], то есть как вопрос о месте, роли и задачах работников «умственного труда» в деле революции. Основная сложность здесь связана с амбивалентным положением представителей данной социальной группы.

Неотвратимость перезагрузки

Колонка главного редактора

Неотвратимость перезагрузки

22.09.2011

Одна из многих необъяснимых, но и чудесных особенностей нашей вечно неопределенной, «живой» российской Системы жизни — уклонение от достоверных знаний о самой себе. А значит, и от понимания причин происходящего — того, как один элемент целого не всегда напрямую, но косвенно, опосредованно связан с другим. Это неведение, видимо, всем удобно, оно позволяет многое делать, как говорят, «по понятиям» — закулисно, там, где на самом деле люди доверяют друг другу, и непременно в обход общих интересов.

Новости

В Петербурге пройдет ретроспектива Пьера Леона

23.11.2015

В Санкт-Петербурге на Новой сцене Александринского театра с 25 по 28 ноября состоится первая в России ретроспектива французского режиссера Пьера Леона.