У врат Валгаллы

  • Блоги
  • Нина Цыркун

По миру победоносно шагает очередной австралийский дизельпанк Джорджа Миллера «Безумный Макс: Дорога ярости». Как надо себя вести, согласно Джорджу Миллеру, чтобы выжить в пост-апокалитическом мире, отвечает Нина Цыркун.


Вряд ли 34-летний дебютант-австралиец Джордж Миллер догадывался, когда снимал малобюджетного «Безумного Макса», что не только создает франшизу, но и задает стиль, который потом проложит дорогу, скажем, «Форсажам» и не только им. Уже в том первом фильме определились основные черты «Максимианы»: жанровый гибрид, антиутопия пост-апокалиптического будущего, превалирование комиксового нарратива с минимумом слов и сумасшедшей рокировкой ракурсов, ощущение саспенса в каждом эпизоде, новый тип героя в духе панк-вестерна… Конечно, большой удачей был выбор на заглавную роль начинающего американца Мела Гибсона, которого «приватизировали» режиссеры-австралийцы. Но исполнитель роли Макса – только лицо проекта; успех же франшизы обеспечивается тем, что здесь на полную мощь задействованы и режиссерское мастерство, и искусство оператора, и игра не только второстепенных персонажей, но и каскадерской массовки. А еще, разумеется, необычные и тоже безумные антагонисты!

И вот на пороге семидесятилетия уже оскароносный Миллер, обернувшийся к нам совсем другой стороной благодаря трогательному «Бейбу» и душевно изображенному миру императорских пингвинов («Делай ноги»), снял четвертый фильм из этой серии – «Безумный Макс. Дорога ярости», открывший Каннский кинофестиваль как самый ожидаемый сиквел 2015-го года. Уже без Мела Гибсона, место которого занял Том Харди из метрополии, англичанин (харизматичный анархист Бейн в нолановском комиксе «Темный рыцарь. Возрождение легенды»). Бюджет – по сравнению с первым фильмом – вырос со 650 тысяч до 100 миллионов долларов, а стиль – с впечатляющим участием оператора Джона Сила - отточился до головокружительного роуд-муви-экшен-комикса с феминистским налетом.

Mad-Max-2«Безумный Макс: Дорога ярости»

На этот раз рядом с Максом Рокатански – Фьюриоса, женская ипостась героя пустынных войн. Перед Шарлиз Терон стояла сложная задача: ей требовалось если не переиграть (это было бы недостижимо из-за разности характеров персонажей), но встать на одну доску с Тиной Тернер, которая в третьей части («Под куполом грома») незабываемо изобразила эксцентричную тетушку Энтити. Но если там коварная властительница до поры использовала Макса в своих целях, то здесь скорее мужеподобная Фьюриоса, конечно, не подчиняется ему, но, по меньшей мере, действует с ним заодно и на равных. И это есть ключевой момент и авторский месседж: нельзя выжить в одиночку в этом пост-апокалиптическом аду, выход только в согласии и единении, где каждый может внести свой вклад в общее дело, и никто другой за него этого сделать не сможет.

«Безумный Макс: Дорога ярости», трейлер HD

Третий в основной тройке – «воин полураспада» Накс (Николас Холт), мечтающий «съесть чизбургер вместе с героями в Валгалле» – это высший приз, который обещает подданным Несмертный Джо (Хью Кияс Бирн), подмявший под себя все население пустыни. Джо нашел алгоритм тотальной власти: завладеть жизненно важными ресурсами, с помощью которых можно расплачиваться с нужными союзниками, и подкупать уставший от анархии и голодухи народ подачками, время от времени приостанавливая раздачу, чтобы обостренная элементарной жаждой до экстаза народная привязанность дошла до обожествления деспота. И уж совсем нетрудно оказалось уверить пушечное мясо в том, что на самом деле оно – герои, высшее счастье которых заключается в том, чтобы умереть за Несмертного Джо и его Цитадель.

В отличие от большинства собратьев-героев Макс вовсе не собирается спасать мир, а желает только сам выжить. В итоге получается, что он следует христианской догме: спасись сам, и вокруг тебя спасутся многие. Интересно, кстати, не смотрел ли Джордж Миллер другой «пустынный» фильм, советский истерн «Белое солнце пустыни»? Не оттуда ли позаимствовал он вместе с соавторами сценария Бренданом МакКарти и Нико Латурисом компанию взбунтовавшихся жен, гарем Несмертного Джо, который под защитой товарища Рокатански и суровой Фьюриосы мчится в боевой фуре в поисках «зеленых земель»? Правда, в фильме Мотыля женщины Востока были забитыми и молчаливыми, а тут, спустя 45 лет после конца света, именно эти хрупкие создания, пока мужчины в массе своей безмолвствуют, решили вдруг доказать, что они «не вещи».

Mad-Max-3«Безумный Макс: Дорога ярости»

Супергерой нового поколения. «Гоголь. Начало», режиссер Егор Баранов

№5/6, май-июнь

Супергерой нового поколения. «Гоголь. Начало», режиссер Егор Баранов

Ольга Шакина

Начну с нетипичного для академического издания зачина: как-то у стойки берлинского бара я разговорилась с ирландцем о русской литературе. После непременного обсуждения большой экспортной триады (Ч-в, Д-й, Т-й) он признался, что на самом-то деле гораздо больше любит другого автора: «Гоголь! Атипично смешон!» «Это не вполне русский – украинский писатель», – поправила я собеседника и начала было пересказывать литературоведческие споры о гоголевской национальной идентичности, как ирландец уверенно меня прервал: «Ты права: откуда бы он ни был – он точно не русский».

Колонка главного редактора

Новая жизнь «Искусства кино». Обращение Антона Долина

10.07.2017

Здравствуйте! Я – кинокритик Антон Долин. Возможно, вы знаете меня по эфирам радио- и телепередач, по статьям в разных изданиях и нескольким книгам. Но обращаюсь я к вам в ином, новом для меня, качестве: как главный редактор журнала «Искусство кино». В эту невероятно почетную и ответственную должность я вступил с начала лета.

Новости

«Я шагаю по Москве» отправляется в Венецию

21.08.2014

Сегодня, 21 августа в 12 часов в Москве на площадке МИА «Россия Сегодня» состоялась пресс-конференция об участии России на предстоящем кинофестивале в Венеции. Напомним, что среди многочисленных событий, которые произойдут в рамках 71-ого Венецианского кинофестиваля, как минимум два события имеют непосредственное отношение к России. Первое событие – это участие в главном конкурсе фильма Андрона Кончаловского «Белые ночи почтальона Алексея Трапицина». Второе событие – участие картины Георгия Данелии «Я шагаю по Москве» в конкурсной программе Venezia Classici.