ММКФ-2015. Ушельцы

  • Блоги
  • Нина Цыркун

В Российскую программу 37-го ММКФ вошел «Парень с нашего кладбища», премьера которого состоялась на только что прошедшем «Кинотавре». Ироническим зомби-хоррором Антона и Ильи Чижиковых прониклась Нина Цыркун.


mmkf logoБратья Антон и Илья Чижиковы скромничают, говоря, что их фильм «Парень с нашего кладбища» задумывался как иронический триллер, а получился скорее комедийный. На самом деле получился и комедийный, и ироничный. Если взять в мировом масштабе, зомби-хоррор за частым употреблением исчерпал свой пугающий потенциал и дрейфует в сторону комедии, что вполне логично. И речь тут не только о пародиях в духе «Самых страшных фильмов»; иной раз триллер, задуманный с самыми серьезными намерениями напугать, помимо воли автора оборачивается смешной автопародией. Но тут, получив сценарий про парня с кладбища, Сергей Сельянов, обладающий тонким чутьем на талант, немедленно позвонил тому, кто подает надежду реализовать фантасмагорический сюжет в смешной облатке и при всех приметах реальности, – Илье Чижикову, триумфатору прошлогодней «Святой Анны» (Главный приз за короткометражку «Ушелец») с предложением, от которого не отказываются.

В «Ушельце» речь шла о пересечении границ времени, об интимных отношениях с будущим и неизменяемости человеческой натуры. Теперь практически те же входные параметры применены к пространству. Как выразился один из героев «Ушельца», время – понятие растяжимое. В «Парне с нашего кладбища» звучит: «Москва – понятие растяжимое». Иначе говоря, это не только видимая часть города, населяемая москвичами и гостями столицы, но и подземная обитель, и я не имею в виду метро.

Кладбище – территория, основанная на норме (похороны и посещение сего места скорби – часть житейского ритуала здравствующих), и на сверхнорме (сокрытая обитель мертвецов). В этом качестве кладбище используется как троп, где две стороны двойственного объекта меняются основными признаками. И тогда мертвецы встают из могил, чтобы вмешаться в какие-то земные дела, и манипулируют живыми, как манекенами, предписывая им роли и определяя контуры поведения.

Paren s nashego kladbischa 2«Парень с нашего кладбища»

Надо отдать должное автору сценария Владимиру Серышеву – тоже, как и режиссеры Чижиковы, дебютанту большого кино. Он придумал эту историю и дал ей название, содержащее в себе указатель для зрителя, не поручусь, что не без иронии рифмуя его с классическим «Парнем из нашего города». Можно вспомнить и Петра Чаадаева, называвшего в своих «Философических письмах» Москву Некрополем – «городом мертвых», но я, наверно, увлеклась. Как бы то ни было, действие происходит на нашем кладбище, и зрителю, предстоит решить, кто в этом перевернутом мире настоящие безмолвные покойники, а кто реальные действующие лица; где тут нечисть и где ей место.

«Парень с нашего кладбища», трейлер

Главный герой Коля (Александр Паль) приезжает из провинции к дяде в столицу устраиваться на работу, чтобы отдать долги и заработать на ремонт бабушкиного дома. Дядя Вася (Александр Ильин), директор кладбища берет племянника охранником, строго наказав особо следить за могилами «достойных людей». Аллея «достойных» – галерея помпезных скульптур и мраморных плит с выразительным изображением павших братков, оснащенных атрибутами их бурной жизни. Нет правды на земле, но нет ее и ниже. В тени монстров кладбищенской архитектуры тулятся могилки малых сих, кому и скромного памятника не поставить без крупного куша в карман хозяина мертвых душ – дяди Васи. Так что покойся с миром, солдат, неизвестно где погибший вместе с другом год назад при исполнении служебных обязанностей, с военными почестями похороненный под громкие речи и немедленно забытый ребятами в погонах.

Paren s nashego kladbischa 3«Парень с нашего кладбища»

Коля-охранник, поставленный «бдить» (по его слову) над вечными покоем, – это и гоголевский Хома Брут, и вольтеровский Кандид, невозмутимым простодушием устанавливающий точку наблюдения за перевернутыми на погосте сюжетами из мира живых. Поскольку по большей части действие фильма происходит ночами, в «заколдованном» лесу, населенном хищным вороньем и «бывшими волками» (собаками), история приобретает квазиреалистичный характер сновидения, то есть пространства для истолкования, родственного восприятию и истолкованию кино. Может, Коле все это и приснилось, а может – нет. Ибо что есть реальность, если не восприятие ее? Она так наглядно неузнаваемо меняется в умелых руках всего лишь с помощью пауз-умолчаний: смотрите-ка, что вышло из «интервью» Коли, взятого ушлым комментатором популярной телепрограммы «Свеча истины» у ворот кладбища – и слова все до одного Колины, и место встречи не изменилось, а выражение лица и смысл речей оказались совсем про другое. Как будто журналист снимал курсовую работу на тему «эффект Кулешова». И сдал на «отлично».

 

Ангел потребления. «Хэппи энд», режиссер Михаэль Ханеке

№4, апрель

Ангел потребления. «Хэппи энд», режиссер Михаэль Ханеке

Андрей Плахов

Михаэль Ханеке, дважды каннский триумфатор, мог стать единственным в режиссерском мире обладателем трех «Золотых пальмовых ветвей». Этого не случилось, его новый фильм на сей раз вообще не получил никаких наград, однако без «Хэппи энда» была бы совсем не полной картина 70-го Каннского фестиваля. Его ключевой темой, запечатленной и в «Квадрате» Рубена Эстлунда, и в «Нелюбви» Андрея Звягинцева, и в «Убийстве священного оленя» Йоргоса Лантимоса, стал эгоизм общества потребления, чреватый насилием, трансгрессией и сломом личности.

Колонка главного редактора

Российская смысловая матрица

07.06.2016

Культуролог Даниил Дондурей о творцах понимания российской жизни. Републикация статьи в газете «Ведомости».

Новости

Фестиваль 2 in 1 лишился дома

14.08.2013

Директор международного кинофестиваля 2-in-1, ежегодно проходящего осенью в Москве, Алексей Медведев сообщил редакции ИК о том, что в этом году проведение фестиваля оказалось под угрозой: в результате тендера фестиваль лишился своей площадки – кинотеатра «35 мм». До начала фестиваля остается еще несколько месяцев, и теоретически найти за это время альтернативное место в Москве – возможно, полагает Медведев; практически это маловероятно, поскольку до сих пор нет желающих помочь.