Взломщики

  • Блоги
  • Нина Цыркун

Нина Цыркун посмотрела триллер Майкла Манна «Кибер», выходящий с 29 января в российский прокат.


М
айкл Манн то ли услужливо, то ли иронично, однако ж претенциозно вручает зрителю ключ к прочтению своего «Кибера». Главного героя, Николаса Хатауэя (Крис «Тор» Хемсуорт) мы впервые видим в тюремной камере за чтением классического труда Жана Бодрийяра «Система вещей». Камера как бы между прочим скользит по корешкам книг на полке, еще ближе знакомя нас с бэкграундом хакера, загремевшего за дело своего ума на тринадцать лет. Здесь весь малый джентльменский набор: Мишель Фуко («Надзирать и наказывать»), Лиотар, Деррида… Отсюда должно следовать, что весь мир – тюрьма, где каждый находится под наблюдением и многие уже попали под наказание.

«Кибер», трейлер

Между тем пребывание в тюрьме (при условии достаточно сносного быта, а, по крайней мере, телефон с Интернетом у Ника есть) лишается сегодня своего главного смысла. Изоляция от внешнего (реального) уже не достигает цели как наказание, поскольку (во всяком случае) люди, подобные Нику Хатауэю, если верить Бодрийяру, и без того живут не в реальности, а в пространстве, которое не связано с внешним миром, и благополучно существуют в отрыве от него. Ник, набравшись всей этой премудрости, сформулировал свое жизненное кредо на освоенном за время отсидки тюремном жаргоне: «Не срок меня мотает, а я его». И с толком тратит время на физподготовку и умное чтение. Ну, а дальше режиссер совместно с автором сценария Морганом Дэвисом Фёлем постарались опровергнуть эту философию, доказывая Нику и заодно нам, что «мир» все равно тебя достанет, а справиться с его вызовами поможет не столько симбиоз с супермашинами, сколько крепкая мужская дружба и большая чистая любовь. И что также не стоит обольщаться могуществом, достигнутым за счет протезов-гаджетов, потому что известно против чего нет приема.

Дело не в том, что почтенный мэтр испытывает неприязнь к прекрасному новому миру – напротив, он вот впервые в охотку снял весь фильм на цифру, приглашал для консультаций и апробаций специалистов по компьютерной защите, и их сообщество в количестве двухсот человек в итоге признало «Кибера» вполне адекватным с их профессиональной точки зрения. Думаю, дело здесь в другом (и эта мысль намеком озвучивается в фильме): как и Бодрийяр, Майкл Манн считает, что четких оппозиций больше не существует, полюсы сходятся; ему не нравится, что в этой среде люди так легко передвигаются с одного конца спектра на другой, то есть не только превращаются из хакеров-крэкеров в антихакеров, но и наоборот. Вот пример из жизни: регулярный слет по кибербезопасности – Конференция черных шляп (а оригинальное название «Кибера» – Blackhat) равным образом привечает под своей эгидой и тех, и других. И тут ничего не поделаешь, ибо такова система. Отсюда разочарование, социальный или исторический пессимизм, которые служат тайным мотивом, придающем картине оттенок безнадежности.

Blackhat-2«Кибер»

Взрыв ядерного реактора на китайской атомной станции, внезапный рост фьючерсов на сою на чикагской бирже – какая, казалось бы, связь? Оказывается, что все это можно устроить с помощью запущенного вируса, и эти кажущие иррациональными акты – всего лишь прелюдия к чему-то более страшному. Кто же засылает смертельную заразу и, главное, с какой целью? Это загадка с повышенной криптографической стойкостью, которую предстоит разгадать Нику Хатауэю и его приятелю по колледжу – сотруднику отдела кибер-обороны китайского правительства капитану Чену (Лихом Ван).

Если не знать заранее, что фильм спродюсирован американцами, можно подумать, что это американо-китайская копродукция. Как выразилась специальный агент ФБР, суровая, но справедливая Кэрол Баррет (Виола Дэвис), достаточно настрадавшись от китайских хакеров, неплохо бы попробовать с ними сотрудничать. Отличная, между прочим, мысль и эффективный способ превращать врагов если не в друзей, то хоть в партнеров. А для создателей фильма – не менее эффективный способ содержательного и визуального оживляжа. Сколки восточной философии и красочные костюмированные действа, восточные хитрости и тайна лиц, похожих на маски – видимо, было решено, что один только лихорадочный интеллектуальный процесс работы кодеров скучен и следует его разнообразить. И в этом своем стремлении Фёль и Манн не знают удержу, добавляя до кучи массу мотивов, включая отсылки к 11 сентября 2001 года и тем самым не помогая зрителю, а дезориентируя его и, что хуже всего, обманывая в лучших надеждах.

«Артдокфест»–2016. Неигровое кино: реальность и рефлексия

№1, январь

«Артдокфест»–2016. Неигровое кино: реальность и рефлексия

«Круглый стол» «Искусства кино» и «Артдокфеста». Модератор – Даниил Дондурей. ДАНИИЛ ДОНДУРЕЙ. Когда мы с Виталием Манским планировали эту – уже пятую нашу совместную – дискуссию, я предложил тему радикализации неигрового кино, то есть хотел обсудить расширение его границ, которое, как мне кажется, происходит в последнее время, но не обсуждается, не проблематизируется.

Колонка главного редактора

Уметь читать азбуку Морзе российской культуры. О новой идеологической доктрине Владимира Путина

08.02.2013

Начав с методологического вступления по теме президентского Послания 2012 года, социолог и искусствовед Даниил Дондурей поспорил с редакторами Gefter.ru о риторике Владимира Путина. Разговор — о будущем, спор — о концептах, заметки — о новациях президента в его последних речах.

Новости

В Москве состоятся ретроспективы Петера Нестлера и Штрауба-Уйе

09.04.2013

С 11 по 14 апреля в киноклубе «Фитиль» (Москва) при поддержке Гёте-института состоится двойная ретроспектива «Сопротивление истории», в рамках которой будут показаны – впервые в России – картины Петера Нестлера, а также Жана-Мари Штрауба (чью фамилию организаторы перевели как Строб) и Даниэль Уйе.