Зазубренное лезвие. «Наваждение», режиссер Денис Ди Нови

  • Блоги
  • Нина Цыркун

В прокат вышел триллер "Наваждение" о том, как страшна бывает отвергнутая женщина. Уровень художественной убедительности картины оценивает Нина Цыркун.


Одна из самых авторитетных американских феминисткок, занимающихся кинотеорией, Люси Фишер ввела для обозначения этого субжанра не слишком благозвучный термин, который и перевести-то трудно: maternal thriller (от устаревшего английского maturnity, что значит «материнство»). Жанр возник на рубеже 1980-90-х, когда вышли «Роковое влечение» и «Рука, качающая колыбель» о женщинах за гранью нервного срыва, сдвинувшихся на почве деторождения. Оба фильма, кстати, были поставлены мужчинами – соответственно Эдрианом Лайном и Кёртисом Хэнсоном – и с их стороны это было неосмотрительно, потому что тут же последовали обвинения в мизогинии.

«Рука, качающая колыбель» – эта строчка из стихотворения Росса Уоллеса продолжается словами «… правит миром». В одноименном фильме женщина, подталкиваемая неутоленной жаждой материнства, не просто соблазняет чужого мужа, но присваивает себе всю семью вместе с детьми, а соперницу пытается хладнокровно и жестоко уничтожить. Характерно, что в этих картинах, как и в последовавших за ними, мужчина, за которого разгорается борьба, предстает пассивным субъектом, необходимым компонентом в реализации материнского инстинкта.

Фильм дебютантки в режиссуре, но многоопытного продюсера Дениз Ди Нови «Наваждение» ничего нового к этому теме не добавляет. Мужчина по-прежнему никакой. Разве что меняются ролями традиционная роковая брюнетка и простодушная блондинка-жертва. К ним режиссер, имея на руках козырь принадлежности к тому же полу, что и ее героини, проявляет предельно беспощадную «непредвзятость».

«Наваждение», трейлер

Тесса Конновер (Кэтрин Хейгл) уже не первый год тяжело переживает развод с мужем Дэвидом (Джофф Стульц). Дэвид готовится вступить в брак с Джулией Бэнкс (Росарио Доусон). Та предвкушает счастливое будущее не только в качестве супруги, но и мачехи Лили (дочери Дэвида с Тессой) – и селится в их доме. Но Тесса не может смириться с таким поворотом судьбы и разрабатывает цепь хитроумнейших интриг, чтобы разрушить союз бывшего мужа с разлучницей и жестоко наказать соперницу.

Зрителей, знающих Кэтрин Хейгл по ромкомам, увиденное может шокировать; они немало подивятся изобретательности героини в роли мстительной фурии, хотя сами средства мести зачастую выглядят довольно топорно и глуповато, несмотря на то, что в них задействованы даже соцсети.

Maternal thriller генетически восходит к так называемым «докторским фильмам», повествующим о женском безумии, а те – к викторианским романам с «безумной на чердаке». «Наваждение» предлагает целый набор признаков безумия у злосчастной Тессы. Тут и маникальная зацикленность на своей внешности, которую она бесконечно лакирует, стремясь держать в идеальной форме; и комплекс дочери, настрадавшейся от контроля строгой мамаши, а теперь транслирующей тот же тип отношений дочери-подростку; и болезненный вуайеризм – оскорбленная брошенная жена неусыпно следит за новой избранницей бывшего мужа. Как многие безумцы, Тесса чрезвычайно изобретательна в своих кознях и действует, как талантливый режиссер, манипулируя подчиненными ей «актерами», хотя нагромождение ее придумок где-то ко второй половине фильма начинает надоедать. (Кстати, наше прокатное название «Одержимость» гораздо точнее пустого оригинального Unforgettable, что значит «Незабываемое»). Джулия – полная противоположность Тессы; она непосредственна и естественна, что привлекает к ней Лили, и это совсем невыносимо для родной матери. Ненасытная логика мести заставляет Тессу копать все глубже, чтобы понадежнее закопать соперницу. Тем временем бывший муж, он же жених, как ему и предписано субжанром, до конца пребывает в безмятежном неведении, не замечая, какая игра ведется вокруг него, и вызывая досаду всевидящего зрителя.

Unforgettable 1«Наваждение»

Добившись под лозунгом «Беспощадная Смерть всем фаллократам!» господства в реальной жизни, женщины в кино вышли в стихию игры по собственным правилам, где они играют если не тузов, так дам, а «королям» отдают функции джокеров. Так поступает и сама режиссер, и ее героини в «Наваждении». Использовать отработанные в субжанре клише не грех, все дело в том – как. Хотелось бы, например, уловить в «Наваждения» хотя бы немного юмора или иронии. Зубодробительная серьезность Дениз Ди Нови вызывает ровно противоположную зрительскую реакцию.

Диктатура доброты. Штрихи к портрету Сарика Андреасяна

№5/6, май-июнь

Диктатура доброты. Штрихи к портрету Сарика Андреасяна

Антон Долин

Самая интригующая и неразгаданная фигура отечественного массового кинематографа, Сарик Андреасян – объект зависти и ненависти. Уроженец Еревана, выпускник мастерской Юрия Грымова и заядлый кавээнщик, в свои тридцать три года создатель десятка нашумевших фильмов, работавший со звездами не только отечественными (в диапазоне от Гоши Куценко до Вениамина Смехова), но даже с заграничными: любимцем миллионов Аленом Делоном и лауреатом «Оскара» Эдриеном Броди.

Колонка главного редактора

Гибридное кино для России

17.06.2015

Даниил Дондурей – о "Кинотавре" и зачистках, о Говорухине и Меликян, о милых режиссерах и блистательных манипуляторах.

Новости

VII фестиваль VOICES объявил программу

09.06.2016

С 7 по 9 июля в Вологде пройдет VII Фестиваль молодого европейского кино VOICES. С целью снижения нагрузки на региональный и городской бюджеты международная команда VOICES сократила число дней проведения, изменила принципы формирования программы и отказалось от большого профессионального жюри: в этом году победителя традиционного конкурса европейских дебютов будут определять зрители. Путем голосования вологжане вручат Приз Зрительских симпатий одному из шести понравившихся фильмов.