Движение-2016. Птички большие и малые

  • Блоги
  • Евгений Майзель

30 апреля в Омском драмтеатре состоялась торжественная церемония закрытия четвертого Национального кинофестиваля дебютов "Движение". Главные призы достались "Дачникам" Александра Вартанова, "Городским птичкам" Юлии Белой и "Лету замерзших фонтанов" Вано Бурдули. Об урожае молодого кино этого года и его оценке профессиональным жюри – Евгений Майзель.


dvizhenie fest logo sПеред фестивалем программный директор Стас Тыркин предупреждал, что кино на этот раз будет всякое, кроме скучного, намекал на "российский Роттердам" – и не обманул. Пять из семи фильмов-конкурсантов оказались выпущены "индивидуальными предпринимателями" при низком или отсутствующем бюджете и, за некоторыми исключениями, оказались наполнены, а то и переполнены кровью, заложниками, жестокостью, садизмом, репрессивными формами сексуальности и – через одного – острой критикой российской современности.

Лидером этого направления следует, вероятно, считать 67-минутную, снятую за 150 тысяч рублей "Аномию" Владимира Козлова ("Десятка"), не менее известного в качестве писателя ("Школа", "Гопники" и другие книги). В этой, может быть, самой бескомпромиссной картине конкурса, чей радикализм подчеркнут low-fi звуком и таким же черно-белым изображением, история дружбы двух девушек и парня (Юлия Ельцова, Дарья Селезнева, Андрей Вареницын) густо пропитана приметами сегодняшнего дня с его цинизмом и опустошенностью, убедительно показывая, как представления среднестатистических россиян обеспечивают подрастающему поколению те или иные маршруты люмпенизации и окончательного расчеловечивания.

dvizhenie anomia"Аномия", режисер Владимир Козлов

Не менее обеспокоен социальными процессами в своем отечестве и 35-летний сценарист и режиссер Борис Гуц ("Третий лишний", "Твой брат так умеет"). Его по-хорошему тревожные "Арбузные корки" сняты, в отличие от нарочито любительской, как бы дикой и сырой "Аномии", уже вполне профессионально (оператор Александр Тананов работал на "Эликсире" Даниила Зинченко – прошлогоднем открытии "Движения"). Трехчастный рассказ про обыкновенное утро, проведенное тремя молодыми людьми (Ярослав Жалнин, Анастасия Пронина, Евгений Алехин) на речном пляже в Строгино, детально воспроизводит историю каждого, регистрируя моральное разложение молодого поколения (может быть, чересчур прямолинейно уподобленное червям в гнилом арбузе) через всесторонний анализ его сексуальной культуры. Сведение половых отношений к практикам потребления и власти; психотическое неразличение реальности и фантазий; латентная гомосексуальность и неразрывно связанная с ней острая гомофобия; опыт детских сексуальных травм и угнетенная психика как ее результат; типичное и, вместе с тем, своеобразное, до комизма, представление о мужественности и мачизме – Гуцу удается проследить эти и другие "перевалочные пункты" мышления и поведения своих героев с документальной достоверностью, избегая как банальности, так и эмоционального шантажа.

dvizhenie arbuz korki"Арбузные корки", режисер Борис Гуц

Впрочем, среди так называемых "независимых" авторов обеспокоены сегодняшним сбросом моральных норм далеко не все. Глубоко параллелен социальным язвам и оглушен собственной – ученически задуманной, сыгранной и снятой – фантасмагорией о выпадении протагониста (Никита Еленев) из всех социальных связей экзистенциальный хоррор "23.59" театрального режиссера Глеба Черепанова и ведущего телеканала "Дождь" Дениса Катаева.

Мистический "Феррум" режиссера Прокопия Бурцева из республики Саха погружает в бескрайний, но и, судя по всему, безвыходный лабиринт, обжитый языческими образами и насыщенный мифологическими, вневременными мотивами. В результате непредвиденных коллизий начинающий гангстер (Сергей Егоров) попадает глубоко в тайгу, где сталкивается то ли с загадочными людьми, то ли с существами, напоминающими людей лишь внешне. Старожилы "Движения" помнят мастерский "Белый день" Михаила Лукачевского и его же документалистику, привезенную в Омск на следующий год. Нынешний – неторопливый, но глубокомысленный и крепкий – таежный триллер напоминает, что, как говорят экономисты, "устойчивое развитие" якутского кино – это не сказка и не миф, а практическая реальность, ежегодно отмечаемая на "Движении". Кроме того, в документальном конкурсе "Движения" с формулировкой "За смелый эксперимент с формой" был отмечен дипломом еще один фильм из Якутии – "Бог Дьёсёгёй» Сергея Потапова.

dvizhenie ferrum"Феррум", режисер Прокопий Бурцев

Натиску новых самоделкиных, не ждущих у моря погоды, но упорно выпускающих собственные фильмы, нередко жесткие и жестокие, противостояли две картины, произведенные на солидных и уважаемых студиях (в разные годы тоже выпускавших радикальное авторское киноискусство). По иронии судьбы, именно эти ленты, единственные в конкурсе, отвечали за так называемый "теплый", "человечный", комфортный и конформный кинематограф, в котором не бывает ни зла, ни дурных людей, ни неразрешимых проблем, а ведется лишь неторопливая и уютная борьба хорошего с лучшим, а печального с элегичным. И, по удивительному или не очень стечению обстоятельств, именно такому кино, наряду с "Дачниками" Александра Вартанова, о которых ниже, жюри под председательством Валерия Тодоровского решило выразить свои симпатии, присудив этим лентам буквально все имевшиеся в его распоряжении награды.

Так, приз за лучший сценарий был присужден "Лету замерзших фонтанов" ("СТВ" совместно с грузинской "29+7"). Безусловно качественная и "нестыдная" полнометражная лента грузинского режиссера Вано Бурдули исходно задумана в промежуточном жанре между умилительным, вплоть до приторности, выступлением в формате "Тбилиси, я тебя люблю" и мелодраматическими квалификационным номером "Сложные хитросплетения судеб".

dvizhenie leto fontanov"Лето замерзших фонтанов", режисер Вано Бурдули

Другую условно "студийную" ленту, снятую "Метроном фильм", можно назвать одним из триумфаторов четвертого "Движения". "Городские птички" Юлии Белой – лирическая комедия о молодых москвич(к)ах – увезли из Омска призы за лучшую женскую роль (его поделили молодые актрисы Евгения Афонская, Евгения Громова и Анна Воркуева), приз за режиссуру и приз зрительских симпатий. Получая эти награды, режиссер подчеркнула, что зритель для нее очень важен – и в самом деле, "Птички" не дают забыть об этом ни на минуту, ибо состоят из ненавязчивых житейских историй, более или менее забавных, из коммуникационных парадоксов и приколов, из всякого рода "мимимишечности" и "кавайности", и поистине обезоруживающего (как мы видим по реакциям и жюри, и зрителей) стремления понравиться.

Но наиболее любопытным – и закономерным – следует признать триумф "Дачников" Александра Вартанова, завоевавших гран-при, призы за лучшую операторскую работу (Сева Каптур, Денис Клеблеев, Иван Барановец, Иван Финогеев) и за лучшую мужскую роль (Алексей Маслодудов). По сюжету, парочка молодых городских маргиналов, совершив убийство, скрывается на чужой даче и с маниакальной, лишенной всяких сомнений легкостью расправляется со всеми, кто к ней хотя бы случайно приблизится. Несколько клептоманская – или, если угодно, постмодернистская – поэтика этой якобы радикальной картины, раскрашенной ядовитыми красками, по-цыгански перегруженной всяческим антиквариатом и замысловатыми конструкциями ручной работы, основана на многочисленных цитатах и комедии положений, отличаясь непритязательностью мысли и сугубой игривостью. Среди независимых своих собратьев – "Аномии", "Арбузных корок", "Феррума" – "Дачники" могут смело претендовать на лидерство по концентрации "жести" на квадратный метр, но при этом они противоположны этим лентам по духу, поскольку те серьезны и проблемны, "Дачники" же в первую очередь эксцентричны и жизнерадостны до неприличия. Осмысление насилия не входит в сценарные и режиссерские задачи, а само насилие служит лишь приемом, направленным на удержание зрительского внимания, одним из многих других.

Поэтому в координатах конкурсной программы "Дачники" оказались идеальным компромиссом. Фильм снят на собственные средства авторов (так что жюри не обвинишь в том, что оно проигнорировало энтузиастов-бессеребренников); он сочится насилием (следовательно, не обвинить жюри и в том, что оно закрыло глаза на нашу действительность или испугалось брутального кино); и в то же время он – плоть от плоти сугубо развлекательного, аттракционного кинематографа, охотно эксплуатирующего эстетику нонконформистского искусства, но в действительности объектами и субъектами своих историй озабоченного в самую последнюю очередь.

Салли Поттер: «Правду легко корректировать…»

№2, февраль

Салли Поттер: «Правду легко корректировать…»

Беседу ведет Алиса Саймон. АЛИСА САЙМОН. В нынешнюю эпоху Brexit, Трампа и фальшивых новостей ваш новый фильм кажется невероятно актуальным. Что вас вдохновило? САЛЛИ ПОТТЕР. Я приступила к сценарию «Вечеринки» как раз перед началом последних всеобщих выборов в Великобритании. Казалось, сам воздух был пропитан унынием, все были подавлены; политики затеяли некую игру, пытались угадать, что народ хочет услышать, вместо того чтобы говорить о том, что действительно важно и за что стоит бороться.

Колонка главного редактора

Национальная безопасность зависит и от культуры

20.07.2015

Институт социологии РАН недавно представил масштабное исследование – «Российское общество в контексте новых реалий». В нем приняли участие 4 тысячи человек. На вопрос, что нужно сделать, чтобы Россия стала великой державой, 39 процентов опрошенных ответили: «Возродить высокий уровень культуры».

Новости

Минкульт запретил прокат «Клипа»

17.10.2012

Министерство культуры РФ отказало в прокате картине «Клип» сербского режиссёра-дебютанта Майи Милош, сообщает arthouse.ru. В поясняющем письме за подписью Ивана Демидова, сказано, что в фильме «демонстрируются сцены, содержащие нецензурную брань, сцены употребления наркотиков и алкоголя, а также материалы порнографического характера».