Кинопиратство, (само)изоляция стран и мем как способ определения «своих» и «чужих»

Бертран БонеллоДля кого-то технологии — это не инструмент, а конечная точка

Бертран Бонелло
Бертран Бонелло

В рамках проекта «Артхаус: Эпизод 1», инициированного Домом культуры «ГЭС-2» и творческим объединением Arthouse, будет показана камерная «Кома» Бертрана Бонелло, режиссера «Ноктюрамы» и «Малышки Зомби». Ксения Ильина поговорила с режиссером о разрыве поколений, современных технологиях и о том, что на самом деле значит свобода.

В Москве показы «Комы» пройдут 17 и 19 октября, в Петербурге фильм можно будет увидеть 22 октября.

— Мне кажется, что этот ваш фильм о том, как реальность ускользает от нас. Я знаю, что вы задумали его во время пандемии, но он удивительным образом созвучен и сегодняшней ситуации в России. Как он был задуман и долго ли вы приводили его к финальной форме?

— Я собирался делать большой дорогой фильм, но он откладывался по ряду причин. Поэтому я решил сделать небольшое независимое кино, не прося ни у кого денег. Я написал сценарий за декабрь-январь, в апреле мы уже начали снимать. Я хотел, чтобы этот фильм стал таким своеобразным жестом. Никакие фонды мне не помогали, и сейчас я понимаю, что мне нужна была свобода и определенная скорость для того, чтобы высказаться. Это был период пандемии, мы все были лишены свободы, так что я хотел, чтобы она была в фильме. 

— В одном из интервью вы сказали, что FaceTime нереален. Вообще кажется, что вы не очень-то доверяете технологиям. Я права?

— Ну, технологии это инструмент. До тех пор пока они используются в качестве инструмента, все хорошо. Но для слишком большого количества людей это конечная точка. Когда ситуация оборачивается таким образом, ты запутываешься и можешь окончательно потерять разум и душу. 

«Кома», 2022

— В этом фильме вы впервые шагнули в анимацию, в нем даже есть кукольный театр. Зачем вам нужны были эти техники?

— Я хотел создать разные миры в голове молодой девушки, анимация — один из них, так же как found footage, как YouTube-канал. 

Я познакомился с молодым человеком, который основал анимационную студию, и то, как он говорил о своей работе, об анимации, в таком даже философском ключе, о его отношениях с реальностью, о том, как он ее избегает, но в то же время все время имеет с ней дело. Меня это очень заинтересовало. Анимация позволила мне вложить в уста персонажей те реплики, которые звучали бы нелепо или дешево в устах реальных людей. Но с анимацией и с куклами это работает. А еще это добавило юмора, особенно с куклами. И так как фильм говорит о документальных вещах, я хотел, чтобы в нем был юмор.

— Вы уже второй раз делаете главной героиней актрису Луиз Лабек. Как вы с ней познакомились?

— Я познакомился с ней на кастинге «Малышки Зомби». Это был обыкновенный кастинг, когда ты ищешь молодую девушку на роль, встречаешься с сотней девушек и раз — вспышка, ты понимаешь, что это она. Мне очень легко работать с ней, потому что она очень умна, все схватывает на лету, ее лицо буквально светится. Это одно удовольствие — снимать ее. Она понимает все, что мне нужно, она как будто бы моя дочь от кинематографа. 

— Как вы работали с Луизой, когда снимали «Кому»?

— Я дал ей прочесть сценарий, потом мы пошли выпить кофе, и она сказала: «Я понимаю каждое слово в твоем сценарии». На этом работа закончилась (улыбается). Потому что я знал, что это правда, что в ней он отозвался. Так что да, я просто знал, что все будет хорошо. Съемки прошли очень легко, потому что я точно знал, что она думала о том же, о чем и я.

«Кома», 2022

Вы посвятили этот фильм своей дочери. Как вам кажется, вы хорошо понимаете ее поколение?

— Было бы несколько претенциозно так сказать. Но я наблюдаю за ними. Это очень интересно. Я пытаюсь их понять. Последние три моих фильма были о молодости: «Ноктюрама», «Малышка Зомби» и теперь «Кома». У меня есть дочь, которую я вижу каждый день, мы с ней много разговариваем, и я заворожен тем, как она видит настоящее и будущее, ее интересами. Письмо моей дочери в финале — оно очень искреннее, пусть фильм и довольно мрачен. Я очень верю в это поколение, гораздо больше, чем я верил в свое поколение или в поколение после меня. Я думаю, они будут совершенно другими, нежели мы. Мне кажется, они сделают много хороших вещей.

Но им трудно. С того момента, как они родились, нигде не было просвета: безработица, проблемы экологии, терроризм, каждый день случается что-то. И они должны проходить через это, они должны жить с этим. Когда мне было 18, мир как будто бы был правильным — конечно, у нас были свои драмы, но всегда была надежда на лучшее. И первый раз на моей памяти за последние 20 лет становится хуже и хуже каждый день. В то же время мне кажется, что у них есть свой политический взгляд на вещи, который очень интересен и крайне важен.

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari